Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Путин сегодня неожиданно приедет в Минск на переговоры с Лукашенко
  2. «Вся эта вакханалия…» МИД прокомментировал ввод дополнительных ограничений на поставки товаров из ЕС
  3. Следственный комитет начал спецпроизводство в отношении основателя медцентра «Новое зрение» Олега Ковригина
  4. Власти жалуются на нежелание семей заводить детей. Мы решили найти год, когда родилось больше всего беларусов, — и вот что выяснили
  5. Пропагандисты взялись объяснять причины отъема жилья у уехавших — и, кажется, совершенно запутались. Вот что они говорят
  6. Налоговики предупредили предпринимателей о важных изменениях. Некоторым грозят штрафами и конфискацией дохода
  7. Банки будут сливать налоговикам новые данные о доходах населения. Стали известны подробности
  8. Азарова лишили доступа к плану «Перамога». Тихановская прокомментировала «Зеркалу» рассылку с призывом голосовать на выборах в КС
  9. Новый скандал вокруг Фонда спортивной солидарности. Левченко, Герасименя и другие известные атлеты выразили вотум недоверия Опейкину
  10. Учился в РФ, грозился прорубить «коридор силой оружия» через Литву. Лукашенко назначил нового начальника Генштаба
  11. Из-за контрсанкций Минска с прилавков магазинов вскоре должны исчезнуть некоторые товары. Рассказываем, чем лучше закупиться впрок
  12. «Я не хотела выходить из колонии. Меня отрывали от шконки». Алана Гебремариам — о тюрьме, воле и о том, как освободить политзаключенных
  13. Зачем Путин внезапно собрался в Беларусь и что ему нужно? Спросили у экспертов
  14. 28 лет назад Владимир Карват спас жителей двух деревень — и посмертно стал первым Героем Беларуси. Вспоминаем его трагическую судьбу
  15. Кремль продвигает программу легализации статуса «соотечественников России за рубежом» — эксперты объяснили суть замысла
  16. Три европейские страны признали Палестину как независимое государство. МИД Израиля отзывает послов
  17. «Однозначно — нет». Минобразования окончательно определилось с выпускными в кафе и ресторанах
  18. Стали известны секретные планы военного командования РФ по наступлению на Харьковщине — своего не добились, но выгоду получили


На военной базе в центре Израиля, за высоким забором из колючей проволоки на прошлой неделе шла работа, которую стороннему человеку трудно представить. Там, вдали от глаз военные, полицейские и криминалисты со всей возможной тщательностью занимались опознанием многочисленных жертв кровавого нападения боевиков ХАМАС, пишет Русская служба Би-би-си.

Фото: BBC
Доброволец ЗАКА дежурит в морге Тель-Авива. Фото: BBC

Там же до поздней ночи под резким светом фонарей трудилась и группа людей в ярко-желтых жилетах. Это были ортодоксальные евреи из добровольной религиозной организации ЗАКА, на долю которых после нападения боевиков выпала одна из тяжелейших задач.

Внимание! В статье содержатся подробности, которые некоторые читатели могут счесть шокирующими.

В субботу, когда боевики ХАМАС предприняли свое кровавое нападение на юге Израиля, доброволец ЗАКА Барух Франкель, как и все его товарищи, отмечал Шаббат у себя дома в Бней-Браке, небольшом городке в окрестностях Тель-Авива.

Рано утром по служебной рации он услышал сообщение о чрезвычайной ситуации на границе с Газой. Обычно в Шаббат религиозным евреям не положено включать электроприборы, однако включенная рация была вопросом жизни и смерти.

Так он впервые услышал страшные новости, а после заката, когда он уже смог позвонить, до него дошли масштабы случившегося.

Он схватил все необходимое — пластиковые мешки, хирургические перчатки, бахилы, ветошь, чтобы оттирать кровь, — и прыгнул в машину.

Фото: BBC
Барух Франкель в своей синагоге в Бней-Браке. Фото: BBC

ЗАКА — это израильская общественная организация, официально признанная государством, в состав которой входят добровольные спасательные группы, действующие в соответствии с информацией о чрезвычайных происшествиях, поступающей от полиции и других силовых структур.

Добровольцы, в основном это ортодоксальные евреи, помогают службе скорой помощи, участвуют в опознании жертв терактов и ДТП, а также участвуют в проведении поисково-спасательных операций.

В задачу добровольцев ЗАКА входит сбор всех фрагментов тел погибших, включая даже пролитую кровь, чтобы их можно было похоронить в строгом соответствии с религиозными предписаниями.

Формально ЗАКА была зарегистрирована в 1995 году, однако по сути добровольцы начали свою работу еще в 1989 году, когда основатель организации вместе с группой других религиозных добровольцев помогал собирать останки людей, погибших при крушении рейсового автобуса, за рулем которого оказался фанатик-самоубийца.

На 2010 год в ЗАКА насчитывалось около 1500 сотрудников.

В среду вечером добровольцы закончили свою работу по сбору останков на юге Израиля, и Франкель отправился на военную базу, где шло опознание тел.

Там, в двух десятках рефрижераторов размером с контейнеры для морских перевозок, находились тела погибших. Несмотря на масштабы всей этой печальной операции и состояние некоторых из тел, раввины и добровольцы ЗАКА сделали все возможное, чтобы сохранить достоинство мертвых.

Над каждым телом была произнесена молитва, и это не считая того, что сами добровольцы, большинство из которых составляют религиозные евреи-хасиды, каждые 15 минут произносили собственные молитвы, пока вокруг них продолжалась работа.

На базе уже пятую ночь подряд дежурил в рядах добровольцев ЗАКА и Якуб Закария, заместитель мэра Бней-Брака (одного из самых религиозных городов Израиля).

«Чисто физически часами без сна переносить трупы — это тяжелая работа, — признается он, — но мы справляемся».

Закария, отец пятерых детей, видел множество детских трупов, порой со страшными ранами и ожогами. Некоторые были обезглавлены, у других детей руки и ноги были связаны телефонным кабелем.

Закария вытаскивает из грузовика черный мешок, на котором маркером написана фамилия. Следующий мешок с телом — и та же фамилия. За ним еще один. В общей сложности в грузовике были тела пятерых членов одной семьи — родителей и троих маленьких детей. Все они были убиты боевиками ХАМАС у себя дома в кибуце Кфар-Аза.

«Когда видишь семью, убитую целиком, это надламывает человека, — говорит Закария. — У меня у самого пятеро детей, мы религиозные люди, мы верим, что все — от Бога, но нам трудно это понять».

Фото: BBC
Барух Франкель у стены военной базы, где велась идентификация погибших. Фото: BBC

В субботу на месте музыкального фестиваля на границе с Газой, где боевики устроили настоящую бойню, взору добровольцев ЗАКА предстала картина, к которой даже они не были готовы.

Когда Барух Франкель приехал туда, было еще темно, а израильские солдаты продолжали перестрелку с боевиками, так что он залег в песке, пережидая опасность. Ну, а потом началась его работа.

Собственно, добровольцы практически сразу же, как это стало возможно, прибыли во все места, где происходили нападения. Они эвакуировали тела, работая посменно и меняясь каждые два часа, настолько трудной была их задача.

По словам Франкеля, самое тяжелое — собирать останки детей. Когда с места фестиваля он направился в ближайший кибуц, полиция предупредила сотрудников ЗАКА, что даже несмотря на их обширный опыт их ждет картина, которую не каждый сможет вынести.

В самом деле, в кибуце Франкель обнаружил обгоревшие трупы детей, людей, разорванных на части гранатами, целые семьи, застреленные прямо в своих домах.

«Вы не поверите, сколько детей, сколько обгоревших людей я насчитал, — рассказывает он. — Когда я разговариваю с вами, все эти картины стоят у меня перед глазами».

Когда люди, особенно в последние дни, видят на улицах добровольцев ЗАКА в заметных желтых жилетах, они часто начинают благодарить их. Однако Барух Франкель, шагая по родному Бней-Браку, от таких благодарностей отмахивается.

«ЗАКА — это святое дело, не требующее благодарности, — напоминает он, — потому что мертвые вам отплатить не могут». (Действительно, на иврите деятельность организации определяется как «хесед шель эмет» — истинное бескорыстие, последняя дань умершим.)

Фото: BBC
Якуб Закария в желтой жилетке ЗАКА. Фото: BBC

После того как Закария осмотрел лица погибших и тела переместили во временное хранилище, он отошел на край площадки и уже там разрыдался.

Через несколько часов, в 5 утра, его смена подошла к концу, он тихо устроился в своей машине, чтобы выпить кофе и выкурить сигарету. И уже только после этого он отправился домой к семье в Бней-Брак, поспал пару часов, а потом ему пора было заступать на службу в мэрии.

За воротами военной базы, вдали от всего этого ужаса, на обочине дороги на раскладных стульях разместились родственники погибших. Там же стоят фургончики с едой. Ее приносят и местные жители, чтобы поддержать людей.

Орталь Асулин приехала к базе, как только узнала, что ее брат, известный в прошлом футболист Лиор Асулин, стал одной из жертв бойни на музыкальном фестивале, и с тех пор она днюет и ночует на этой обочине.

«Нам никто ничего не говорит, внутри сплошная неразбериха, — жалуется женщина, которая выглядит совершенно потрясенной. — Мы каждые пять минут обращаемся к ним с вопросами, нас уже все знают, наши имена, телефоны, имя моего брата, его фото. Он был знаменитым футболистом, достаточно одного взгляда, чтобы узнать его».