Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Лукашенко провел кадровые рокировки среди главных идеологов
  2. Украина развернула целую кампанию и активно наносит удары по системам российской ПВО — вот для чего она это делает
  3. Пашинян заявил, что ни он, ни какой-либо другой армянский чиновник не посетит Беларусь, пока президентский пост там занимает Лукашенко
  4. «Мы не понимаем, при чем здесь Беларусь». Минск отозвал своего посла из Еревана, чтобы разобраться, что происходит в Армении
  5. «Пришел пешком с территории Беларуси». Польские пограничники прокомментировали «Зеркалу» инцидент с депортированным беларусом
  6. ГУБОПиК задержал за взятки топ-менеджера БелЖД. При обысках у него нашли в тайниках свыше 3 млн долларов
  7. «Думал, беларусы — культурные люди, но дикий народ!» Репортаж с известного на всю Беларусь украинского рынка в Хмельницком
  8. Беларус, которого депортировали из Польши на родину, выступил по госТВ
  9. «П**дец, что был при Залужном, сейчас сильно аукается». Интервью с беларусом-танкистом о трофейной технике РФ и проблемах на фронте
  10. Нацбанк опасается «землетрясения» на валютном рынке, а тут еще пришла «санкционная» новость из России. Усиливает ли это риски для нас?
  11. На рынке труда — «шторм». Лукашенко отправил решать проблему нового министра — кто стал главой Минтруда
  12. На рынке труда — «пожар», а власти подливают «горючего». Если у вас есть работа и думаете, что вас проблема не касается, то это не так
  13. «У нас, вероятно, лучшая команда в истории». Сегодня начинается футбольный Евро — рассказываем главное, что надо знать о турнире


На протяжении многих лет этим отрядам молодых женщин-призывниц ставилась одна задача: они должны были часами сидеть на наблюдательных пунктах, высматривая признаки чего-либо подозрительного. За несколько месяцев до нападения ХАМАС 7 октября эти признаки появились: тренировочные рейды, инсценировки захвата заложников, странное поведение фермеров по ту сторону барьера, разделяющего Израиль и Газу, пишет Русская служба Би-би-си.

Коллаж с сайта Русской службы Бы-би-си
Коллаж с сайта Русской службы Би-би-си

Ноа (имя изменено) говорит, что они передавали информацию об увиденном в разведку и более высокопоставленным офицерам, но большего сделать не могли. «Мы были просто глазами», — говорит она.

Кому-то из них было ясно, что ХАМАС планирует устроить что-то грандиозное, — по выражению Ноа, «воздушный шарик, который вот-вот лопнет».

Би-би-си поговорила с этими молодыми женщинами об эскалации подозрительной активности, которую они наблюдали, о рапортах, которые они подавали, и об отсутствии заметной для них реакции на их сообщения у старших офицеров Армии обороны Израиля.

Мы также видели сообщения в WhatsApp, которые женщины отправляли за несколько месяцев до 7 октября, рассказывая об инцидентах на границе. Некоторые мрачно шутили: кто будет дежурить, когда неизбежное нападение все же случится?

О готовящемся нападении предупреждали и другие. По мере появления новых свидетельств число вопросов к израильским властям растет.

Би-би-си также побеседовала со скорбящими семьями, потерявшими своих дочерей, и с экспертами, которые считают реакцию ЦАХАЛ на сообщения этих женщин частью более широкого провала разведки. ЦАХАЛ заявил, что «в настоящее время сосредоточен на устранении угрозы со стороны террористической организации ХАМАС», и отказался отвечать на вопросы Би-би-си.

«Проблема в том, что военные не свели все разрозненные факты воедино», — говорит Би-би-си бывший командир одного из пограничных подразделений.

По ее словам, в противном случае они бы сообразили, что ХАМАС готовит нечто беспрецедентное.

19-летняя Шаи Ашрам была одной из женщин, дежуривших 7 октября. В разговоре с семьей, когда на заднем плане слышались выстрелы, она сказала, что на базе «находятся террористы и что будет очень большое событие».

Шаи и еще более десятка солдат службы наблюдения были убиты. Других взяли в заложники.

Шаи Ашрам. Фото с сайта Русской служба Би-би-си
Шаи Ашрам. Фото с сайта Русской служба Би-би-си

Во время атаки ХАМАС женщины на базе «Нахаль Оз», расположенной примерно в километре от границы с Газой, начали прощаться друг с другом в своей группе в WhatsApp.

Ноа, которая в тот день не была на посту и читала сообщения из дома, вспоминает, что подумала: «Вот и все». Атака, которой они давно боялись, действительно произошла.

Из-за расположения своих баз женщины из этого подразделения (на иврите они называются «тацпитанийот») стали одними из первых израильтян, до которых добрались боевики ХАМАС, вырвавшиеся из Газы.

«Наша задача — защитить всех жителей»

Наблюдатели целыми днями сидят в специальных помещениях недалеко от границы и часами смотрят на трансляции с камер видеонаблюдения, установленных вдоль разделительного барьера и на аэростатах, висящих над Газой.

Несколько таких подразделений размещаются рядом с заграждением вокруг Газы, а другие — на разных позициях вдоль израильских границ. В них служат девушки чуть моложе или чуть старше 20 лет. Они не носят оружия.

В свободное время они разучивают танцевальные номера, вместе готовят еду и смотрят телепередачи. Для многих из них служба в армии стала первым опытом жизни вдали от семьи, и они рассказывают, что относятся друг к другу как сестры.

Однако к своим обязанностям они относятся серьезно. «Наша работа — защищать всех жителей. У нас очень тяжелая работа — ты сидишь на смене, и тебе нельзя ни прищуриться, ни даже немного пошевелить глазами. Нужно постоянно быть сосредоточенной», — говорит Ноа.

В статье, опубликованной ЦАХАЛ в конце сентября, говорится, что тацпитанийот наряду с элитными разведывательными подразделениями Израиля «знают о враге все».

Когда наблюдательницы замечают что-то подозрительное, они сообщают об этом своему командиру и заносят информацию в компьютерную систему, чтобы ее оценили должностные лица более высокого ранга.

Иллюстрация с сайта Русской служба Би-би-си
Иллюстрация с сайта Русской служба Би-би-си

Генерал-майор ЦАХАЛ в отставке Эйтан Дангот говорит, что тацпитанийот играют важную роль: они «нажимают кнопку, когда что-то не так», и детали, которые они сообщают своим командирам, должны передаваться по цепочке командования для создания более полной картины происходящего.

По его словам, от наблюдателей поступают ключевые «части головоломки» для понимания любых угроз.

В течение нескольких месяцев, предшествовавших нападению ХАМАС, высокопоставленные израильские чиновники утверждали, что исходящая от группировки угроза под контролем.

Но на границе было много признаков того, что что-то не так.

В конце сентября одна из наблюдательниц в «Нахаль Оз» пишет в группе WhatsApp своим подругам по подразделению: «Что, опять какое-то событие?»

В ответ быстро следует голосовое сообщение: «Ты откуда свалилась? У нас уже две недели каждый день какое-то событие».

Наблюдательницы, с которыми мы беседуем, рассказывают об инцидентах, которые они наблюдали в режиме реального времени за несколько месяцев до 7 октября. Некоторые из них опасались, что нападение уже близко. 

«Мы видели, как они каждый день отрабатывали будущий набег, — рассказывает Би-би-си Ноа, которая до сих пор служит в армии. — У них даже был макет танка, и они отрабатывали его захват».

«У них также был макет вооружения на барьере, и они показывали, как будут его взрывать, и координировали действия по захвату военных, убийствам и похищениям», — говорит она.

Эден Хадар, еще одна наблюдательница с базы, вспоминает, что в начале ее службы на участке, за которым она наблюдала, бойцы ХАМАС занимались в основном физическими тренировками. Она уволилась в августе, но за несколько месяцев до этого заметила переход к «настоящей боевой подготовке».

Иллюстрация с сайта Русской службы Би-би-си
Иллюстрация с сайта Русской службы Би-би-си

На другой базе, расположенной вдоль границы, Гал (имя изменено) говорит, что тоже заметила, что боевики приступили к усиленным тренировкам.

По ее словам, с камер аэростата она наблюдала за тем, как «в самом сердце Газы» построили модель израильской автоматизированной турели на границе.

Несколько женщин также рассказывают, что возле барьера (в Израиле его называют «Железной стеной») закладывались и взрывались бомбы, видимо, чтобы проверить его прочность. На кадрах, снятых 7 октября, тоже были показаны сильные взрывы, после которых боевики ХАМАС на мотоциклах немедленно устремились в образовавшиеся бреши.

Бывшую наблюдательницу Рони Лифшиц, которая в момент нападения ХАМАС еще служила в армии, но в тот день не работала, в предшествовавшие нападению недели больше всего тревожили регулярные патрули ХАМАС на машинах, которые останавливались у сторожевых постов по ту сторону барьера.

Рони Лифшиц. Фото с сайта Русской службы Би-би-си
Рони Лифшиц. Фото с сайта Русской службы Би-би-си

Она вспоминает, как эти люди «разговаривали, показывали на камеры и забор, делали снимки».

По ее словам, по форме боевиков ей удалось определить, что они принадлежат к элитному отряду ХАМАС «Нухба». Израиль заявил, что это одна из «ведущих сил», стоявших за нападением в октябре.

Рассказ Рони совпадает с мнением другой женщины, находившейся на базе и беседовавшей с Би-би-си.

Эмодзи и гифки

Некоторые из наблюдательниц также рассказывают об участившихся попытках пересечь заграждение.

В сообщениях, которыми поделилась с нами одна из солдаток, упоминаются фургоны на границе, а также случаи, когда ЦАХАЛ останавливал людей, пытавшихся пересечь барьер и попасть в Израиль. По ее словам, наблюдательницы поздравляли друг друга с этими перехватами с помощью эмодзи сердечек и гифок.

В сообщении, которое наблюдательница Шахаф Ниссани отправила своей маме в июле, она пишет: «Доброе утро, мамочка. Я закончила смену, и у нас была [попытка перехода границы], но это событие было очень нервным… как будто это было событие, с которым никто никогда не сталкивался».

Женщины также начали замечать странные изменения в поведении людей на приграничных территориях.

По их словам, фермеры из Газы, ловцы птиц и пастухи со стадами овец стали подходить ближе к пограничному забору. Сейчас наблюдательницы думают, что эти люди собирали разведданные перед нападениями.

«Мы знаем каждого из них в лицо и точно знаем их распорядок дня и часы работы. И внезапно мы начали видеть незнакомых нам птицеловов и фермеров. Мы видели, как они переходят на новые территории. Их распорядок дня изменился», — говорит наблюдательница Авигайль, которая попросила об анонимности, чтобы рассказать о том, что она видела.

Ноа также помнит, что они подходили «все ближе и ближе» к барьеру.

«Птицеловы ставили свои клетки прямо на забор. Это странно, потому что клетку можно поставить где угодно. Фермеры также спускались прямо к забору в месте, где ничего не растет и где нечего делать, кроме как собирать информацию о системе и выяснить, как ее можно преодолеть. Нам это казалось подозрительным. Мы постоянно обсуждали это», — говорит она.

Не все наши собеседницы осознавали, насколько важно то, что они наблюдали.

По словам одной из них, ХАМАС всегда готовится к активным действиям, и некоторые женщины не предполагали, что идет подготовка к нападению столь масштабному, как атака 7 ноября.

Несколько наблюдательниц, которые всерьез опасались крупной атаки, рассказали Би-би-си, что, по их мнению, к их опасениям не прислушались.

По словам Рони, заметив фургоны на границе, по правилам она должна была предупредить своего командира и продолжать наблюдение до тех пор, пока машины не покинут ее участок, а затем занести данные в компьютерную систему, где их «передавали дальше».

Но, по ее словам, она понятия не имеет, куда на самом деле уходили эти сообщения.

«Вероятно, в разведку, но делают ли они что-то с этим или нет, я не знаю, — говорит она. — Никто не отозвался в ответ на наши сообщения».

Ноа говорит, что потеряла счет поданным рапортам. В ее подразделении все «относились к этому серьезно и передавали информацию, но в итоге они [люди за пределами подразделения] ничего не предпринимали».

Иллюстрация с сайта Русской службы Би-би-си
Иллюстрация с сайта Русской службы Би-би-си

Авигайль говорит, что, даже когда на базу приезжало начальство, «никто не разговаривал с нами, не спрашивал нашего мнения и не рассказывал нам, что происходит».

«Они просто приезжали, ставили задачу и уезжали», — говорит она.

«Зачем мы здесь, если нас никто не слушает?»

По словам Гал, которая была командиром своего подразделения, наблюдатели передавали ей информацию, которую она затем отправляла своему начальнику.

Но хотя эта информация и включалась в «оценку ситуации» — когда командование базы обсуждало отчеты, присланные наблюдателями, — казалось, что кроме этого ничего не делается, говорит она.

Некоторые из наших собеседниц рассказывают, что делились со своими семьями разочарованием и тревогой.

Мать Шахаф, Илана, вспоминает, как она сказала: «Зачем мы здесь, если нас никто не слушает?»

«Она сказала мне, что девочки видят, что здесь беспорядок. А я спросила: „Вы жалуетесь?“ И я не слишком хорошо понимаю, как устроена армия, но я поняла, что действовать нужно не на базе, а выше», — говорит она.

Но, несмотря на беспокойство Шахаф, ее семья, как и другие, полностью доверяла армии и израильскому государству и верила, что, даже если что-то и замышляется, ЦАХАЛ быстро с этим разберется.

«В последние месяцы она снова и снова повторяла, что будет война, вот увидите. А мы смеялись над ней, говорили, что она преувеличивает», — вспоминает Илана, делая глубокие вдохи между словами.

Шахаф стала одной из первых жертв 7 октября, когда ХАМАС захватил «Нахаль Оз».

Шахаф (слева) на фото с матерью. Фото с сайта Русской службы Би-би-си
Шахаф (слева) на фото с матерью. Фото с сайта Русской службы Би-би-си

Этот день стал самым смертоносным в истории Израиля: по данным канцелярии премьер-министра, погибло около 1300 человек, а 240 были взяты в заложники.

По данным Министерства здравоохранения Газы, подконтрольного ХАМАС, в результате воздушных и наземных атак, предпринятых Израилем в ответ на нападения, в Газе погибло более 23 000 человек.

Хотя в то время они об этом не знали, не только тацпитанийот указывали на тревожные явления, и их наблюдения не были единственной информацией о том, что по ту сторону границы что-то происходит.

Как утверждается в статье New York Times, у израильских чиновников более чем за год до нападения 7 октября был на руках подробный документ с описанием планов ХАМАС. Однако его посчитали нереалистичным и отражающим скорее амбиции группировки, чем ее возможности.

За три месяца до нападения ветеран-аналитик израильского разведывательного Подразделения 8200 предупредила, что ХАМАС провел интенсивные учения, напоминающие описанные в этом документе, но ее опасения также отмели, сообщает газета.

Информация об учениях, проводимых ХАМАС и другими вооруженными группировками, также публиковалась в социальных сетях, показало расследование Би-би-си в конце ноября.

Женщинам «не уделили должного внимания»

«Признаки были налицо, — говорит генерал-майор в отставке Эйтан Дангот. — Если собрать их вместе, можно было принять решение раньше и сделать что-то, чтобы остановить это. К сожалению, этого сделано не было».

Он говорит, что, хотя полное расследование еще не проведено, ясно, что доклады наблюдателей «не получили должного внимания».

«Иногда это связано с самоуверенностью старших офицеров… „Хорошо, я вас услышал, но я знаю лучше вас. У меня есть опыт. Я старше вас. У меня есть стратегическая картина, и это не может быть тем, что вы мне говорите“, например, — говорит он. — А иногда это может быть и шовинизм. В разведке нужно вместе сидеть за столом, собирать информацию, а потом выстраивать пазл. Когда вы хотите узнать, что происходит на самом деле, вы должны сидеть с этими людьми, внимательно слушать, что они говорят, как они это анализируют».

Бригадный генерал Амир Авиви, бывший заместитель командира дивизии в Газе, не считает, что дело было в сексизме, но соглашается, что следовало бы сделать больше, чтобы учесть опасения наблюдателей.

«Я не могу точно сказать, что именно произошло, но могу сказать, как должно быть, — говорит он. — Мы ожидаем, что, когда люди на границе выполняют свою работу и у них есть опасения, и они видят вещи, которые нужно рассмотреть и оценить, их надо выслушать. Потому что они профессионалы. Именно они — это глаза батальона, бригады и дивизии».

По его словам, «самым большим провалом» стал вывод о том, что Израиль успешно сдерживает ХАМАС, что «да, они тренируются, да, у них есть план, но они не собираются его выполнять».

ЦАХАЛ обещает провести расследование в будущем, а в ответ на запрос Би-би-си ответил: «Вопросы такого рода будут рассмотрены позднее».

Наблюдательницы по-разному отвечают на вопрос, почему к их данным не прислушались, но Авигайль разделяет мнение нескольких наших собеседниц: «Это потому что мы — низшее звено в системе… поэтому наше слово считается менее профессиональным».

«Все видят в нас только глаза, они не видят в нас солдат», — говорит Рони.

Спустя три месяца после нападения оставшиеся в живых тацпитанийот и скорбящие семьи погибших пытаются смириться с произошедшим, ожидая расследования.

В спальне Шаи Ашрам на туалетном столике висят военные береты, стоят рисунки и фотографии ее в военной форме.

Ее отец, Дрор, говорит, что иногда заходит в комнату и плачет.

Отец Шаи Дрор говорит, что испытывает «зависть», когда видит других девушек-солдат с отцами. Фото с сайта Русской службы Би-би-си
Отец Шаи Дрор говорит, что испытывает «зависть», когда видит других девушек-солдат с отцами. Фото с сайта Русской службы Би-би-си

«Она очень любила свою работу. Она любила армию, ей нравилось служить, — говорит он. — Я работаю таксистом и забираю людей с вокзала, и когда я вижу девушку-солдатку, которую забирает отец, мне становится больно. Я завидую».

«Это сопровождает меня повсюду»

В доме своих родителей Ноа каждый день смотрит старые видео из соцсетей, на которых ее подруги поют и танцуют на базе. Каждую ночь она спит на диване, боясь оставаться одна в своей комнате.

«Это сопровождает меня повсюду — в кошмарах и мыслях, я не сплю, у меня нет аппетита, — говорит она. — Я уже не та, что была раньше».

Прокручивая чат в WhatsApp с другими тацпитанийот, она называет их имена и добавляет: «убита» или «похищена».

На ее базе «Нахаль Оз» комната, где работали тацпитанийот, теперь разрушена, а экраны, на которых они наблюдали, как ХАМАС готовится к нападению, сгорели и погасли.

В «Нахаль Оз» боевики ХАМАС убили десятки людей.

Среди погибших много тех женщин, которые так внимательно наблюдали за границей израильского государства и опасались — несмотря на то, что знали об огромной мощи и ресурсах Израиля, — что однажды нечто подобное может случиться.