Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Лучше возвращать мигрировавших сограждан». В Минэкономики придумали, как решить дефицит работников
  2. Сирота при живых родителях. Откровенный монолог беларуса о детских домах, насилии детей и взрослых и суицидах среди детдомовских
  3. Что будет происходить после ухода Лукашенко? Сергей Чалый сделал прогноз, а мы вспомнили события, на которых он основывался
  4. Как связаны «кошелек» Лукашенко и паспорта Новой Беларуси? Рассказываем
  5. Риск остаться без пенсии и отдельных товаров, подорожание ЖКУ, подготовка к «убийству» некоторых ИП, дедлайн по налогам. Изменения июня
  6. В Беларуси начали отключать VPN, что делать? Гайд по самым популярным вопросам после блокировки сервисов
  7. Чиновники придумали, как еще насолить беларусам за нелояльность
  8. Действия властей в последние четыре года лишили беларусов привычного быта. Вот как граждане расплачиваются за решения Лукашенко
  9. Стало известно, сколько шенгенских виз получили беларусы за прошлый год. Их число выросло, и вот у каких стран отказов меньше всего
  10. Завершились выборы в Координационный совет. Комиссия огласила предварительные итоги
  11. «Смысл не удалось объяснить не только большинству беларусов». Артем Шрайбман — об уроках выборов в КС
  12. В Минтруда признали, что некоторые беларусы вскоре могут на время остаться без пенсий и пособий на детей. Причина — новшество от властей
  13. Армия РФ снизила активность на севере Харьковщины и проводит механизированные атаки в Донецкой области — вот с какой целью
  14. Минчанин возил валюту за границу и все декларировал. Но этого оказалось мало — и его оштрафовали на рекордные 1,5 млн рублей
  15. В Telegram и Viber есть функция, которая может стать проблемой при проверках телефона. Рассказываем, как ее отключить
  16. Банкротится частная аптека, которая весьма неожиданно ушла на ремонт, а открылась уже под крылом госкомпании
  17. Нацбанк говорит, что опасается девальвации и скачка цен. Теперь Лукашенко анонсировал изменение, которое может приблизить эти риски
Чытаць па-беларуску


Саба просит не называть свое настоящее имя, при этом мужчина не скрывает лицо. Он командир разведгруппы ГУР Украины. Подразделение «Артан», к которому относится собеседник, участвовало в боях за остров Змеиный, Бахмут, Киевскую область, освобождало «вышки Бойко», а еще работало в тылу врага — Энергодаре, Крыму, Херсонской области. «Зеркало» поговорило с Сабой о том, как ГУР проводит свои операции, «похоронах воина», усталости от войны, Кирилле Буданове и белорусских военных.

“Саба” с коллегами на полигоне. Фото предоставлено собеседником
Саба с коллегами на учениях по инженерной подготовке. Фото предоставлено собеседником

«Остановка внутреннего диалога», быт на спецоперациях, пути отхода

— Почему Саба?

— У меня до этого был другой позывной. Его назвать не могу. А ребята, с которыми мы работаем с 2022 года, дали мне позывной Саба. Есть две версии. Первая — в честь героя игры Mortal Kombat Саб-Зиро. Правда, я в нее никогда не играл и, что это за персонаж, не интересовался. А вторая — был мультик с персонажем Саботаж, он бегал с динамитом и все взрывал вокруг.

— Чем занимается ваше подразделение?

— Мы — часть Главного управления разведки Украины. Выполняем все функции, которые относятся к ГУР, освобождаем оккупированные территории Украины. Остальное — к руководству, они ответят более точно и компетентно.

— Чтобы попасть в «Артан», нужно пройти обряд «похороны воина». Что это такое?

— Он проводится по желанию командира той или иной группы. Это один из компонентов подготовки. Человек роет себе яму глубиной до одного метра, его туда закапывают с водолазной маской и трубкой во рту. Человек полностью теряет контроль над своим телом, и происходит кислородное голодание организма. Идет моделирование стрессовой ситуации. В таком положении боец может быть от одного до четырех часов.

Могу рассказать, что со мной было: я перестал физически чувствовать тело и испытывал определенные переживания, когда слышал, как меня забрасывают землей. Очень интересно понаблюдать за собой и понять, как это будет происходить на самом деле, когда ты умрешь и тебя буду закапывать.

— О чем думали тогда?

— Нет никаких мыслей. Есть такое понятие «остановка внутреннего диалога» — ты перестаешь думать.

Саба во время «похорон воина». Фото предоставлено собеседником
Саба во время «похорон воина». Фото предоставлено собеседником

— Как проходят ваши операции?

— После того как огласилась задача, мы начинаем планирование — что, где, как. Есть основной план, запасной и несколько резервных. Существует такое понятие, как штабная игра. Собираются люди и определяют варианты развития события. Они проговариваются на всех уровнях, включая группы, которые будут принимать участие в операции, — как мы будем реагировать в определенной ситуации. Все участники должны понимать логическую последовательность действий всех членов команды.

Мы разбираем сценарии, получаем временные рамки. В зависимости от специфики задачи выбираем экипировку и оружие. Снаряжение проверяют у каждого бойца, для этого есть специальный человек. Распределяем нагруженность группы, чтобы вес у каждого был примерно одинаковый. И выходим на выполнение задачи.

— Давайте обсудим бытовую сторону во время операции: сколько она может длиться, где в это время вы спите, что едите?

— Очень по-разному. Есть те, которые длятся несколько дней, а, например, операция в Бахмуте продолжалась несколько месяцев, мы тогда стабилизировали ситуацию на том участке фронта.

В основном разведгруппы работают ночью. Есть такое понятие, как «дневка» — в зависимости от рельефа местности и других условий сооружается укрытие, чтобы оно было максимально замаскировано, выставляется дозор по периметру. Через несколько часов смена бойцов. Нужно, чтобы люди за день успели отдохнуть.

Каждый не несет спальный мешок, он может делиться на двоих или на троих. Так же, как и палатка. Мы стараемся останавливаться возле источника воды, при необходимости опресняем ее. Берем высококалорийные продукты: сушеное мясо, сухофрукты, орехи.

— Как происходит опреснение воды?

— Есть специальные таблетки. В зависимости от объема воды рассчитывается их количество. Через 20−30 минут жидкость готова к употреблению. В идеале ее, конечно, кипятить, но не всегда есть возможность пользоваться огнем, потому что костер может нас выдать, а газовая горелка — это дополнительный вес.

— Сейчас зима, как вы греетесь?

— Есть такое понятие, как слойность одежды. Мы используем специальную систему. Есть шесть слоев. Я сразу на тело надеваю синтетическую рубашку и штаны, они тонкие. Второй слой — мембранный, похож на вафлю, он создает определенный воздушный слой. Потом идет третий слой, он утепляет все. И так далее.

— Так сложно же быстро двигаться и выполнять задачу.

— Все верно. Но если ты замерзнешь, то ты вообще не сможешь провести операцию.

Саба на острове Змеиный, 2023 год. Фото предоставлено собеседником
Саба на острове Змеиный, 2023 год. Фото предоставлено собеседником

— Недавно пресс-служба ГУР опубликовала информацию о летней операции: в августе 2023 года диверсионная группа прошла пешком более 600 километров по территории России и вывела из строя три дальних бомбардировщика Ту-22М3.

— Это реальная ситуация. Это подготовка высочайшего уровня. 600 километров — это очень много. Чтобы пройти такое расстояние, нужно тщательно спланировать маршрут и бойцы должны быть очень сильно физически подготовлены: они несут с собой запас определенного оружия, вещи, воду, еду. Пронести с собой жидкость на такое длительное расстояние очень тяжело. В среднем при ходьбе человек употребляет от трех литров в день. То есть маршрут строится таким образом, чтобы [по пути] были источники воды.

— Это как в фильмах показывают — на рассвете встал и до заката идешь?

— Темп группы определяется самым слабым ее членом. В реальной жизни все ограничено физическими возможностями организма. Скорость не может быть такая, как в кино. Ты прошел, отдохнул, вновь прошел и отдохнул. Плюс идет группа, между бойцами может быть дистанция. Все зависит от рельефа местности, от того, как территория насыщена врагом, какие погодные условия, сколько на тебе веса. Это может быть и 100 метров в час. Я не могу сказать. Очень много факторов.

Даже пройти 20 километров с грузом по пересеченной местности не на вражеской территории — это очень много. Ты передвигаешься ночью, опасные участки, где может быть враг, проходятся определенным образом. Для нас чем хуже дебри, тем лучше. Эти 20 км можно проходить и трое суток.

Бойцы подразделения “Артан” в маскировочных костюмах. Фото: страница подразделения в Instagram
Бойцы подразделения «Артан» в маскировочных костюмах. Фото: страница подразделения в Facebook

«Обычно кто первым заходит, тот первым и умирает»

— Правда, что когда была операция на «вышках Бойко», то один из ваших бойцов провел 14 часов в воде?

— Да. Это очень сильный психически и физически человек, максимально сильный со всех сторон.

Боец с позывным Конан в интервью «Украинской правде»:

«В какой-то момент начались галлюцинации: жара, обезвоживание, усталость. Я подумал, что впереди лодка. И только со временем понял, что это та самая вышка. Я не мог подплыть к ней впритык, потому что очень сильный жар. Она горит газом, и язык пламени там очень сильный.

Течение стало еще сильнее, и меня начало относить вспять. Так было несколько раз. Когда меня отбросило в четвертый раз, я выбился из сил. Было очень сильное обезвоживание, потому что я очень много напился соленой воды. Постоянная жара. Очень хотелось спать. И я развернулся на спину и уснул».

На поиски Конана были направлены спецгруппа, Bayraktar и корабль. Бойца удалось спасти.

— Найти человека в открытом море — это сложно?

— Максимально. С моей точки зрения, это практически нереально. Наше руководство делает все, чтобы все были живы.

— В чем была главная опасность для бойца во время работы на «вышках Бойко»?

— Там было много вражеской авиации и беспилотников. Плюс паровые установки, которые добывают газ. Очень жарко, открытое море, железный объект, который сильно нагревается. Там [даже] с хорошей физической подготовкой было очень тяжело.

— Там вы бросали жребий с напарником. Для чего?

— Мы спускались в трюм, где были неуправляемые авиационные ракеты. Он хотел заходить первым, я ему говорю: «Нет, не тебе надо». Потому что обычно кто первым заходит, тот первым и умирает. Но жребий выпал на него. Я зашел сразу за ним.

— Мы перенесли наш разговор, потому что вы хоронили побратима. Как вы относитесь к смерти?

— Смерть — это логическое событие, которое произойдет. Всегда будет хотеться прожить еще чуть-чуть и будут незавершенные дела. Вне зависимости, когда это произойдет: сегодня, через пару минут или через 30 лет. Это всегда не вовремя. Это обычный процесс рождения-смерти. Это нормально.

— Смерть побратимов вас мотивирует делать свою работу лучше?

— Естественно. Чем больше ты ребят хоронишь, тем больше желания отомстить за них. Они же не шли навязывать кому-то свои идеи. Они всего лишь защищали свою землю. Ребята не желали, чтобы насиловали их женщин и убивали детей. Они хотели, чтобы им не рассказывали, как жить, не навязывали свои законы и правила, не рушили их мир.

— Когда вы были наиболее близки к смерти?

— Такие ситуации происходят постоянно. Например, когда была операция на «вышках Бойко» — лодка начала тонуть, а потом всплыла.

Мы шли в сильный шторм. Я был на корме, за шкипером. Основная часть людей — в передней части. И лодка зашла процентов на 60% в воду, то есть вода была внутри, и лодка стала под углом. Я понимаю, что меня подняло вверх, а пулеметчика, который сидел впереди, накрыло водой с головой. Шкипер дал задний ход и словил волну. Это нас спасло. Мы обязаны ему своей жизнью.

Саба с другими бойцами группы после выполнения операции, 2023 год. Фото предоставлено собеседником
Саба с другими бойцами группы после выполнения операции, 2023 год. Фото предоставлено собеседником

Мобилизация, жизнь гражданских, усталость от войны

— Вы на полномасштабной войне уже почти два года. Как ваше моральное состояние?

— Хоронить близких тебе людей — это всегда тяжело. Знаете, моральное состояние у людей, которые находятся на оккупированных территориях или в плену, гораздо хуже. Это мотивирует меня — их нужно освободить.

— О чем вы думаете, когда слышите заявления о том, что все — люди, страны — устали от войны?

— Я думаю о тех, кто погиб, о тех, кто в плену и на оккупированных территориях.

— Как вы относитесь к закону о мобилизации и потенциальному призыву 500 000 человек?

— Я считаю, что закон Украины обязателен к исполнению. Если на законодательном уровне принимаются такие положения, значит, необходимо принять в этом участие такому количеству людей.

— Вы сейчас в Киеве. Когда видите жизнь гражданских, что чувствуете?

— Очень хорошо, что российские войска не вошли в столицу Украины. Максимально хорошо отношусь к гражданским людям. Это то, ради чего мы воюем.

Жители дома, который был поврежден во время российского ракетного удара. Киеве, 7 февраля 2024 года. Фото: Reuters
Жители дома, который был поврежден во время российского ракетного удара, Киев, 7 февраля 2024 года. Фото: Reuters

«Желаю, чтобы на белорусской земле не было того ужаса, который происходит на украинской»

— Расскажите о главе ГУР Украины Кирилле Буданове, что это за человек?

— Очень умный и отважный, который ведет войну с очень серьезным врагом, который превосходит Украину по территории и ресурсу. Россия — опасный и сильный противник.

— Вы вместе участвовали в операции.

— Могу сказать, что Кирилл Алексеевич по рации взял штурмовую группу россиян. Их группа вышла в эфир и пробовала какие-то свои условия диктовать. Он с ними пообщался — группа в плену.

— Что он сказал?

— Я не слышал или уже забыл (смеется). Кирилл Алексеевич — максимально уверенный в себе мужчина, который очень доходчиво излагает свою позицию.

— Полк Калиновского тоже относится к ГУР. Какое у вас мнение о нем?

— Я не знаком с этими людьми, не воевал с ними. Я очень благодарен людям, которые помогают Украине восстанавливать ее территориальную целостность и защищают наши семьи от врага.

— Что бы вы сказали белорусским военным?

— Я считаю, что военный — это призвание защищать свою землю. Я бы всем им желал мира, чтобы не было войны, чтобы на белорусской земле не было того ужаса, который происходит на украинской.

— В конце разговора мы всегда спрашиваем, когда и как закончится война?

—  Мы будем все делать для возвращения наших территорий, для нашей победы. Когда она закончится? Как? Я не знаю.

— На сколько у вас еще хватит сил?

— Сколько будет необходимо.

— До конца?

— Да. Я буду воевать или до конца войны, или пока меня не убьют.