Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Беларускі Гаюн»: Залетевший в Беларусь российский «Шахед» взорвался в 55 километрах от Бобруйска
  2. Под Могилевом дерево упало на пятилетнюю девочку, ее маму и тетю. Ребенка спасти не удалось
  3. Экс-главу республиканского туристического союза осудили за госизмену. Его якобы шантажом завербовали в Литве
  4. Эксперты: Украина отвергает ультиматумы Путина для начала мирных переговоров, и мир не должен идти на компромиссы с ним
  5. Чиновники подготовили новшества по рынку недвижимости. Некоторые из них должны понравиться населению
  6. Что делать, чтобы не придавило деревом и не ударило летящей веткой или куском крыши? Рассказываем, как себя вести при ураганах и грозах
  7. В Гомеле ураган помог сделать историческое открытие
  8. Такого дешевого доллара не было уже давно: какого курса ждать в ближайшие дни? Прогноз по валютам
  9. Ураган в детском лагере под Речицей попал на видео. Там из-за упавшего дерева погиб ребенок
  10. «Правительство — это нечто. Вторые сутки без воды и света». Рассказываем, как 100-тысячный Мозырь переживает последствия урагана
  11. ISW: Российское военное командование вынуждено бросать в бой не до конца укомплектованные и недостаточно вооруженные подразделения
  12. МЧС: Из-за непогоды в Беларуси 13−14 июля погибли шесть человек
  13. Могут ли Польша и Литва запретить въезд машин с беларусскими номерами, как это сделала Латвия? Посмотрели закон ЕС
  14. Над Могилевом летал российский дрон-камикадзе и звучали сирены. Спросили у МЧС, что происходит


24 февраля 2024 года — вторая годовщина полномасштабного вторжения России в Украину. На протяжении почти двух лет в конце разговора многим своим известным собеседникам «Зеркало» задавало один и тот же вопрос: как и когда закончится война? Это ответы очень разных людей, от руководителей Украины до блогеров с многомиллионной аудиторией, которые мы получили за эти годы.

Ребенок прощается с отцом через окно эвакуационного поезда, отправляющегося из Киева во Львов, 6 марта 2022 года. Фото: Reuters
Ребенок прощается с отцом через окно эвакуационного поезда, отправляющегося из Киева во Львов, 6 марта 2022 года. Фото: Reuters

Андрей Данилко (Верка Сердючка), артист, 25 марта 2022 года

— Я уверен, что только победой Украины.

— Как вы проведете этот день?

— Мы соберемся в квартире, где я сейчас нахожусь. Приготовим много-много вкусностей. Включим музыку. У нас будут открыты настежь окна, будет очень тепло. И я скажу тост: «Меня все время спрашивают: Андрей, ты постоянно поешь песню „Все будет хорошо“. Но к тебе есть одна претензия: можешь сказать, когда именно?» И я отвечу: «Ребята, сейчас».

Доктор Комаровский, врач, блогер, 27 апреля 2022 года

— Я не знаю, правда. Я думаю, что острота до конца лета должна уйти. После будет линия фронта. А радикально все изменится, когда в России будет новая власть. Это мое мнение, но я не эксперт. Это человеческая болезнь, с которой мы не сталкивались раньше. В основе войны лежат современные СМИ и какая-то удивительная, запредельная по своему цинизму, информационная политика государства, которое говорит: «Это не мы. Вы сами себя изнасиловали, сами себя убили и свои города взорвали». Это сатана, от него можно ожидать чего угодно.

Григорий Юдин, российский социолог, один из тех, кто предсказал эту войну, 20 апреля 2022 года

— Есть несколько сценариев, они связаны с тем, каким будет наш мир. Путин сорвал некий стоп-кран, который может привести к серьезному изменению. Вопрос — в какую сторону. Один из вариантов состоит в том, что есть страны, которые не очень довольны гегемонией США, они могут в какой-то момент решить, что происходящее — это возможность получить свое. Главный вопрос — как это все будет выглядеть: как индивидуальные действия сумасшедшего, который решил застрелиться, или дерзкий марш-бросок, который все изменит?

Если будет второй вариант и Путин окажется стойким и живучим, то тогда, думаю, могут появиться желающие поучаствовать в этом глобальном переделе. Например, Китай начнет решать свои вопросы. И мы получим полномасштабную Третью мировую войну. Но Россия в ней все равно не выиграет.

Если все это останется в рамках «сумасшедшего самоубийцы», то я предполагаю, что через некоторое время будет эскалация. Она может произойти очень быстро, например, если очередной военный план Путина провалится, то он может прийти к выводу, что НАТО ему мешает достичь результатов, нужно начать войну с ними, а так как возможности для этого ограничены, то будет быстрый переход к ядерному шантажу. Я не исключаю, что Путин нажмет на кнопку. Он же исходит из того, что является властелином мира, и если это не так, то нет и особого смысла в мире. Вопрос — в каком состоянии мы к этому подойдем. Россияне и элиты будут уверены, что нужно вместе с Путиным идти до конца в ад, или все же что Путин сошел с ума и проще от него избавиться. Это будет важный момент.

Украинский солдат проходит мимо тела мирного жителя, убитого российскими военными, Буча, 2 апреля 2022. Фото: Reuters
Украинский солдат проходит мимо тела мирного жителя, убитого российскими военными, Буча, 2 апреля 2022. Фото: Reuters

Алексей Гончарук, экс-премьер Украины, 28 апреля 2022 года

— Поверьте, украинцы, я в том числе, делают все, чтобы это случилось как можно раньше. Сейчас на наших глазах пишется история. Мы наблюдаем болезненную кончину последней империи XIX века. Этот процесс закончится внутренним распадом и уничтожением. Важно, что нет никакого сценария, где бравые украинские военные пойдут на Москву и возьмут ее. Нам чужого не надо. Русские потерпят военное поражение в Украине, и это в том числе сыграет ключевую роль в том, что их государство прекратит свое существование в его нынешнем виде.

Евгений Чичваркин, российский предприниматель, 24 мая 2022 года

— Может, 1,5−2 года. Я не думаю, что это быстрая история. Война закончится большим количеством жертв. Путин не остановится, украинцы тоже.

— А как закончится?

— Победой Украины. Я думаю, страна должна вернуть хотя бы границы, которые были до 24 февраля. Только если их не предаст Запад, как собирался это сделать в первые дни. Думаю, вопрос подвиснет только с Крымом. Потому что, если удастся вернуть Донецк и Луганск, то потом весь коллективный Запад будет умолять, пугать или ставить жесткие условия, чтобы украинцы не шли на Крым.

Макс Покровский, лидер группы «Ногу свело», 1 июня 2022 года

— К большому сожалению, сейчас многие говорят, что война будет затяжной. Я очень переживаю, что она будет безумно кровавой. Я понимаю, что российские солдаты выполняют преступные приказы, но я не желаю им зла или смерти. Я не хочу, чтобы их земля была сожжена. Но при этом я желаю, чтобы российские войска отвалили на свою территорию, чтобы война прекратилась, а те, кто не совершил еще преступления, чтобы Бог их удержал от этого. Как закончится война, я не знаю. Она длится уже больше трех месяцев. Кошмар.

Михаил Подоляк, советник главы Офиса Владимира Зеленского, 13 июня 2022 года

— Тяжелый вопрос. Президент предложил программу-минимум: российские войска отходят к позициям, которые они занимали 23 февраля. После может начаться мирный переговорный процесс, где мы обсудим все претензии друг к другу. Задача-максимум: территориальная целостность в международно признанных границах Украины, проигрыш России и ее трансформация. Иначе она все время будет находиться в пропагандистском угаре, реваншистских настроениях и постоянно стремиться возобновить войну с новой интенсивностью. В этом проблема. Война будет идти столько, сколько Украине потребуется на доказывание того, что Россия должна уйти с наших территорий.

Это очень сложно и трудно, потому что каждый день доказательства требуют жизней крутых ребят. Человек — очень сложная конструкция. Он вкладывает в себя, развивается, учится, открыт, конкурентен. Эти люди создают добавленную стоимость для государства. Наши люди такие. Но они гибнут. Это значит, что мы теряем то, что для Украины крайне важно. Это наш золотой актив. Я бы хотел найти механизм, который уменьшит нашу цену. Мне все равно, сколько платит РФ. Для нас это высокая цена. Но тем не менее мы будем воевать, пока Россия не проиграет.

Волонтеры изготавливают маскировочные сети для украинских военных, Запорожье, 3 июня 2022 года. Фото: Reuters
Волонтеры изготавливают маскировочные сети для украинских военных, Запорожье, 3 июня 2022 года. Фото: Reuters

Альберт Васильев (Kyivstoner), рэпер, 16 июня 2022 года

— В ближайшее время нашей победой. Иначе никак.

— Ты о каких сроках думаешь?

— Я же тебе не Арестович, чтобы калькулятор достать и посчитать. В моих мечтах она заканчивается сейчас. Прямо сейчас нам приходит уведомление на телефон: «Украина победила. Война закончилась».

Вячеслав Чаус, глава Черниговской области, 22 июля 2022 года

— Война закончится победой Украины и всего цивилизованного мира над врагом. Кто наш враг? Сегодня Россия, станет ли Беларусь, зависит от вас. Когда закончится? Чем больше будет поддержки, тем быстрее наступит победа. Я думаю, что у врага силы истощаются, а у нас они растут.

Максим Кац, российский политик и блогер, 29 июля 2022 года

— Сейчас опять скажете, что я делаю неправильный прогноз. Я не вижу, как война может быстро закончиться. Россия так не ослабла, чтобы взять и проиграть. Украина получает иностранное вооружение, но не усилилась настолько, чтобы завтра все освободить. Пока не видно, как может быть подписано мирное соглашение. Если прогнозировать, то я думаю, что год это еще точно будет продолжаться.

— А как закончится?

— Полагаю, что Украина освободит те территории, которые политическое руководство посчитает нужным.

Михаил Федоров, вице-премьер Украины, 4 августа 2022 года

— Я не знаю, когда она закончится, но уверен, что победой Украины. Наша задача — забрать свои территории с минимальными потерями. Весь мир видит, что мы уже побеждаем и победим точно.

Марк Фейгин, юрист, блогер, 26 августа 2022 года

— Война закончится переговорами с позиции силы. Не только Украины, но и Запада. Украина — это наконечник копья всего коллективного западного мира, который хочет прекратить эту войну. Силы у Москвы огромные, но они истощаются. Силы Киева давно истощены, но за счет Запада они могут пополняться. Без поддержки Украина проиграла бы. Просто кончились бы патроны, люди бы воевали вилками. Плохо это или хорошо? Замечательно. Иметь таких союзников — значит не пропасть суверенитету, не пропасть истории твоего народа и не пропасть самой нации. Это ведь не просто война за территории, это война за уничтожение Украины как нации, как государства и как исторической общности.

Я склонен думать, что решающие события произойдут до конца этого года или в начале следующего. Мы будем свидетелями переговорного процесса, но только не такого, который себе представляла Москва. Скорее всего, это будут переговоры с позиции силы Украины. Будет ли это капитуляция самой Москвы — зависит от внутренней ситуации в России. Если там начнется хаос и выяснение отношений: «А кто виноват? Кто затеял и что теперь делать?», то это будут очень печальные последствия для Москвы. То, что они кинули в Украину, если вернется обратно в Россию, будет чудовищно, там мало чего останется. Мне кажется, что власть в Кремле это прекрасно понимает и старается как можно быстрее перейти к стадии переговоров.

Мужчина рядом с телом своего 11-летнего сына, погибшего в результате российского удара, Днепропетровская область, Украина, 24 августа 2022 года. Фото: Reuters
Мужчина рядом с телом своего 11-летнего сына, погибшего в результате российского удара, Днепропетровская область, Украина, 24 августа 2022 года. Фото: Reuters

Сергей Гайдай, глава Луганской области, 2 сентября 2022 года

— Нашей победой, но когда — сложно сказать. Ни президент, ни украинский народ не примут никакие промежуточные мирные договоренности. Путин говорит: «Давайте остановим все военные действия, как стоим, по этой линии фронта, фиксируем все как есть, а дальше на дипломатических площадках будем все разруливать». Никто на это не пойдет. Только военная победа. Не армии выигрывают войны, а нации. Путин воюет с украинской нацией. Он хочет нас уничтожить.

Людмила Улицкая, писательница, 13 сентября 2022 года

—  Ситуация вязкая, может продлиться несколько лет. В любом случае — это поражение России. В моральном, гуманитарном, политическом и экономическом отношении. Будем надеяться, что это поражение окажется поворотной точкой, после которой Россия возьмет более приемлемый курс и для своего народа, и для всего мира. Каждый день читаю, сколько убито военных с обеих сторон. И больно, безумно больно. Этой нелепой «спецоперации» могло бы и не быть, если бы не политическая игра одного безумного человека.

Когда все началось, я поняла, что не успела умереть до войны. Всю жизнь считала, что моему поколению людей, родившихся во время Великой Отечественной, повезло жить в России в самое мирное время. Ошиблась. Война, которая сейчас началась, обещает быть долгой.

Павел Кириленко, глава Донецкой области, 22 сентября 2022 года

— Нашей победой. Но она не будет молниеносной, даже после таких значимых успехов. Огромная ошибка — недооценивать врага. Но нужно верить в то, что мы обязательно победим благодаря нашему единству, силам и лидеру. И нужно понимать, что после победы нас ждет огромная работа для того, чтобы процесс перерождения Украины завершился успешно.

Илья Варламов, блогер и журналист, 7 октября 2022 года

— Мне кажется, никто не знает, когда и как война закончится. Я не вижу никакого хорошего выхода из этой ситуации. Украина продолжает освобождать свою землю, но не надо недооценивать Путина, Кремль и Россию в этой войне. Еще не все карты сыграны. К сожалению, мы знаем, на что намекает Москва, — нанесение ядерных ударов. Здесь многое зависит в том числе и от поведения Запада, насколько он будет готов быть до конца вместе с Украиной или же в какой-то момент скажет: «Ребята, глобальный п****ц нам не нужен. Поэтому давайте останавливаться и расходиться».

Раздача гуманитарной помощи жителям Бахмута, 30 октября 2022 года. Фото: Reuters
Раздача гуманитарной помощи жителям Бахмута, 30 октября 2022 года. Фото: Reuters

Ольга Романова, глава фонда «Русь сидящая», 29 ноября 2022 года

— Война закончится в 2023—2024 годах, Украина будет одерживать победу, и именно Зеленский определит, что такое конец войны, — забрать назад Донецк, Луганск, Мариуполь, или еще Крым, или только Мариуполь. Это будет решение президента Украины, и оно будет связано с количеством жертв. Когда Зеленский назовет число убитых и раненых, он спросит: «Вы хотите, чтобы мы шли дальше? Мы потеряли уже столько-то украинцев. Если мы пойдем дальше, то мы можем потерять еще столько-то. Вы готовы на эти жертвы?» Когда это число будет названо и Украина отреагирует на свои потери, тогда война и закончится.

Виталий Коваль, глава Ровенской области, 7 декабря 2022 года

— Точно победой Украины и на наших условиях. Мы понимаем, что мы нация победителей и мир нас поддерживает. И важно эту поддержку и дальше получать. Мы вытесним всех оккупантов, и дальше начнется большая трансформация, не только Украины, а мира. Мы свидетели чего-то нового. Я думаю, что вирус победы ценностей пойдет дальше. Не может раб победить свободного человека. Раб только может стать свободным человеком, если поднимет голову. Мы уже свободные люди. Это уже проблема для власти (смеется). Для меня проблема, потому что у нас каждый может высказать свою мысль: и цензурно, и нецензурно. Это особенность Украины. А когда? Это точно не вопрос 2−3 недель, нам нужно продержаться зиму.

Аббас Галлямов, экс-спичрайтер Владимира Путина, 30 января 2023 года

— Поражением России. Вопрос в том, насколько сокрушительным оно будет. Это зависит в значительной степени от того, как интенсивно иностранцы будут оказывать военную помощь Украине, хватит ли вооружения для того, чтобы организовать полноценную наступательную операцию. Если хватит, то они выдавят россиян за границы. Может быть, Крым будет исключением, мне кажется, что взять его очень сложно, придется пролить много крови. Но все остальное они точно отвоюют.

Я думаю, что на самом деле главный вопрос, касающийся конца войны, связан даже не с ситуацией на фронте. Участие России в Первой мировой закончилось благодаря революции и внутренним событиям, а не благодаря действиям на фронте. И в нашем случае тоже такое может быть, велик шанс, что страна недовоюет.

Галина Луговая, мэр Херсона, 17 февраля 2023 года

— Я думаю, война обязательно закончится в этом году. Херсонщина, левый берег будут освобождены, потому что я верю в нашу армию и президента. У меня ощущение, что мы выходим на финишную прямую. Мы будем освобождены в этом году. Вся Украина.

Артур Смольянинов, актер, 3 марта 2022 года

—  Не знаю. Я могу сказать, что я буду делать все, что в моих силах, чтобы она закончилась как можно скорее. Рано или поздно это случится. Я всем сердцем за Украину и на стороне Украины, но меня разрывает на куски от мыслей, что случилось с моей страной и что с ней будет дальше. Это как если бы твоя мать сошла с ума и начала бы творить безумство, а ты ничего не можешь сделать и так сильно ненавидишь ее за это, что кричишь ей: «Будь ты проклята». А через секунду осознаешь, что нет у тебя другой матери. Нет и никогда не будет. И ты любишь ее так же сильно, как и ненавидишь. Это ужасное состояние на самом деле. Это бесконечный маятник.

Местный житель едет на мотоцикле по улице в селе возле прифронтового города Кременная, Луганская область, 8 марта 2023 года. Фото: Reuters
Местный житель едет на мотоцикле по улице в селе возле прифронтового города Кременная, Луганская область, 8 марта 2023 года. Фото: Reuters

Джон Болтон, экс-советник президента США Дональда Трампа по нацбезопасности, 22 мая 2023 года

— Боюсь, что перспективы успешного завершения войны невелики. Более конкретные выводы можно будет сделать после украинского контрнаступления. Если оно будет успешным, это, возможно, изменит как политическую, так и военную динамику. Но я думаю, что русские рассчитывают на то, что им удастся сохранить статус-кво на поле боя, и надеются, что Европа или Соединенные Штаты устанут от войны, потеряют решимость и скажут: «Давайте просто перевернем страницу и займемся бизнесом, как обычно». Так Путин мог бы политическими методами получить то, чего не смог достичь военным путем. Я думаю, что это очень серьезная проблема.

Я думаю, что Запад в целом недостаточно мощно отреагировал стратегически на российское вторжение. В Кремле видели, что произошло в 2014 году (после захвата пророссийскими силами западных регионов Украины. — Прим. ред.). Там думали, что им снова все сойдет с рук. Оказалось, что это не так. Но нет никакой стратегии для победы. Существует стратегия, направленная на то, чтобы Россия не захватила остальную часть Украины. Но это не решает проблему неоправданной агрессии, из-за которой теперь русские контролируют 20% территории Украины.

Богдан Тавр Кротевич, врио командира «Азова», 6 июня 2023 года

— Я не уверен, что это произойдет в этом году. Но думаю, что встанет на паузу, в каком формате — это интересно. Сейчас будет контрнаступление. Все зависит от того, насколько глубоко мы продвинемся. Мы можем встать на границах 1991 года, а может быть так, что какой-то кусок нашей территории еще будет оккупирован Россией. С Крымом было бы проще разобраться до 2022 года, сейчас, пока мы туда дойдем, мы проведем очень много боев.

Евгений Громадский, офицер, Герой Украины, 26 сентября 2023 года

— Через пять лет. Донецк, Луганск, Крым будут в составе Украины.

— Пять лет?

— Может, чуть больше. Начинается затяжная война, а людской ресурс у России больше. Нас будут пытаться перевести в борьбу на выживание. Победу сможем одержать с помощью инициативы, ума и технологий.

— Морально пять лет не бьют по голове?

— Бьют, но я офицер. Я давал присягу.

Евгений Синельников, один из создателей «Орла и решки», 16 ноября 2023 года

— Война закончится 8 марта 2024 года.

— Женя, вы будете первым человеком, которому я позвоню, если это случится в этот день.

— Мы когда сидели в оккупации, мама сказала: «Все будет нормально, война закончится 8 марта». Она не сказала, в каком году. Пусть будет в 2024-м. Я очень надеюсь, что хотя бы прекратятся боевые действия, люди перестанут умирать. Потому что то ощущение, когда мы были здесь, в Буче, когда были разрушения, взрывы вокруг, за полтора года немного стерлось. Ты понимаешь, что в данный момент практически не рискуешь своей жизнью. А ведь на самом деле все эти ужасы до сих пор происходят.

Мы ездили снимать в Орехов, это Запорожская область, очень близко к фронту — меня как накрыло. Люди до сих пор живут в тех условиях, в которых мы прожили две недели [в Буче]. Об этом нельзя забывать. Ужас до сих пор происходит. Мы все уже перешли в ранг аналитиков, а людей до сих пор убивают. Нельзя в магазин сходить и купить воду бутилированную. Люди ее из луж набирают и кипятят. Об этом нельзя забывать.

Жительница города Торецк Ольга после эвакуации во временном приюте для внутренне перемещенных лиц в Константиновке Донецкой области, 13 ноября 2023 года. Фото: Reuters
Жительница города Торецк Ольга после эвакуации во временном приюте для внутренне перемещенных лиц в Константиновке Донецкой области, 13 ноября 2023 года. Фото: Reuters

Анна Маляр, бывший замминистра обороны Украины, 31 декабря 2023 года

— Это очень сложно прогнозировать. Думаю, что вообще никто не знает, когда и как это будет. Но я могу говорить с точки зрения тенденций: наша война не первая, и мир уже накопил знания, которые позволяют анализировать ход военных действий.

Наша война с Россией продолжается 400 лет. Это весь период, когда она пытается завоевать Украину и взять ее под свой контроль. Сейчас впервые у Украины появился шанс наконец-то прекратить эту долгую войну. Шанс не в философском понимании, а в конкретном. У нас сходятся три важных фактора. Впервые за всю историю у нас — очень мощная армия, беспрецедентное единение народа и единство властных элит. Когда эти три фактора объединены, мы просто как нация не имеем права упустить этот шанс и проиграть перед нашими предками, которые положили свою жизнь в этой борьбе.

С точки зрения военной науки, такие войны заканчиваются технологическим оружейным прогрессом. Как бы это ни звучало, война — это толчок для развития военной промышленности и изобретения новых видов оружия. Наша война очень четко это показывает, потому что на первом этапе и мы, и россияне фактически исчерпали советские запасы оружия.

Этап третий — это победа. Появление более высокотехнологичного оружия у одной из сторон, которое должно стать преимуществом.

Когда произойдет этот прорыв, тогда мы сможем говорить о возможном техническом завершении войны. Но есть еще политическое завершение — война с Россией в таком виде, как она есть сейчас, не может закончиться. Чтобы это была не пауза, нужны изменения в России. Это может быть как полная трансформация этого государства, то есть его распад, так и изменение режима, например, она станет демократической страной. Тогда мы сможем говорить уже и про политическое завершение войны.

Дэниел Сайзек, пресс-секретарь Госдепартамента США, 5 февраля 2024 года

— Украинское правительство должно решить, как защищать страну и когда и как провести переговоры с Россией. Нет никаких признаков, что Кремль желает настоящих переговоров, они хотят, чтобы Украина сдалась, — это неприемлемо. Мы знаем, что Россия не достигла своих целей, это стратегический провал. Очень важно, что США и Евросоюз продолжают поддержку Украины, чтобы она была в сильной позиции, чтобы провести переговоры, когда этот момент придет. Сейчас тяжело сказать, когда это будет. Но я хочу подчеркнуть, что это должно решить украинское правительство.

Саба, командир разведгруппы ГУР Украины, 9 февраля 2024 года

—  Мы будем всё делать для возвращения наших территорий, для нашей победы. Когда она закончится? Как? Я не знаю.

— На сколько у вас еще хватит сил?

— Сколько будет необходимо.

— До конца?

— Да. Я буду воевать или до конца войны, или пока меня не убьют.

Денис Кит Прохоров, командир полка Калиновского, 24 февраля 2024 года

— Я очень не люблю прогнозировать исход войны, потому что он зависит от множества факторов. Когда началось полномасштабное вторжение, мне задавали этот вопрос, я сказал, что это будет минимум пять лет. Прошло два года. По моим ощущениям, будет тянуться еще три. Возможно, это будет какое-то АТО 2.0, когда непонятно, что происходит: они стреляют или не стреляют, мы стреляем или не стреляем. Будут заведены миротворцы, которые будут контролировать ситуацию. Возможен такой исход. По моим ощущениям, все идет к бумажной договоренности, как по мне — это исход, который даст нам еще один сценарий 2022 года, только уже через какое-то продолжительное время.