Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. СК завел уголовное дело на всех участников выборов в Координационный совет — им угрожают отъемом жилья
  2. Эксперты сообщили о продвижении россиян в Волчанске и рассказали, на каких направлениях у армии РФ есть еще успехи
  3. Взломан популярный беларусский портал Realt.by — в сеть утекли данные 900 тысяч пользователей
  4. Из-за контрсанкций Минска с прилавков магазинов вскоре должны исчезнуть некоторые товары. Рассказываем, чем лучше закупиться впрок
  5. Эксперты рассказали, зачем Путин убирает сторонников Шойгу из Министерства обороны, а Медведев завел тему о нелегитимности Зеленского
  6. Три европейские страны признали Палестину как независимое государство. МИД Израиля отзывает послов
  7. «Я не хотела выходить из колонии. Меня отрывали от шконки». Алана Гебремариам — о тюрьме, воле и о том, как освободить политзаключенных
  8. «Дед заслужил эту квартиру, потому что свое здоровье положил на войне». Что рассказали герои сюжета госТВ об изъятии жилья у эмигрантов
  9. В минский паб «Брюгге» на диджей-сет российского экс-комика «ЧБД» ворвались силовики. Вот что удалось узнать
  10. «Нам не штрафы нужны и наказания». Лукашенко собрал совещание по работе контролирующих органов
  11. Силовики могут быстро получить доступ к вашему аккаунту в Telegram. Рассказываем о еще одной уязвимости
  12. Азарова лишили доступа к плану «Перамога». Тихановская прокомментировала «Зеркалу» рассылку с призывом голосовать на выборах в КС
  13. Политзаключенная Полина Шарендо-Панасюк не вышла из колонии в предполагаемую дату освобождения. Она в СИЗО Гомеля
  14. Власть грозит уехавшим беларусам арестом и конфискацией жилья. А это законно? Можно ли защитить собственность? Спросили у юристов
  15. Минск снова огрызнулся «недружественным» странам. Крайним, похоже, снова будет население нашей страны
  16. «Вся эта вакханалия…» МИД прокомментировал ввод дополнительных ограничений на поставки товаров из ЕС


Российская Госдума денонсировала соглашение между СССР и Великобританией, позволявшее британским рыбакам ловить рыбу в водах Баренцева моря у побережья Кольского полуострова. Оно было заключено в 1956 году и спустя 10 месяцев вступило в силу, пишет Русская служба Би-би-си.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Pixabay.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

«Рыбу 68 лет ели англичане, бессовестные. Объявили нам санкции, а сами на 40% свой рацион, меню рыбное, формируют из нашей трески. Вот теперь пускай худеют, умнеют. Потому что 40%, а именно — треска и другие виды рыб, пикша в том числе — формируют их рацион, причем одно из любимых блюд», — сказал спикер нижней палаты Вячеслав Володин, имея в виду традиционное блюдо британской кухни — «фиш-н-чипс», или жаренную в кляре рыбу с картофелем фри.

Непонятно, имел ли Володин в виду все санкции Британии, введенные после российского вторжения в Украину, или конкретную пошлину на импорт российской рыбы в размере 35%, установленную в рамках этих санкций, но особо отметил, что денонсация договора — заслуга президента России Владимира Путина.

Насчет 40% российской рыбы в меню среднего британца не все так просто. Попробуем разобраться.

Откуда рыба?

Великобритания импортирует большую часть потребляемой рыбы и экспортирует большую часть выловленной. Наиболее популярны треска, пикша, лосось, тунец и креветки — на них приходится 80% всей съедаемой британцами рыбы и морепродуктов.

Британцы предпочитают треску и пикшу, которыми богаты северные моря, и в частности Баренцево море. В значительных количествах белая рыба употребляется именно в «фиш-н-чипс».

По оценкам Национальной федерации производителей жареной рыбы (NFFF), в стране насчитывается около 10,5 тысячи заведений, предлагающих в меню «фиш-н-чипс».

Суммарно они потребляют примерно 10% британского урожая картофеля и 30% всей белой рыбы в Соединенном Королевстве, четверть из которой составляет пикша, а почти две трети — треска.

Примерно 90% этой рыбы добывается крупными исландскими, норвежскими, российскими и фарерскими траулерами, работающими на тщательно контролируемых рыбопромысловых участках в водах Баренцева моря и Северной Атлантики.

По оценкам британской организации Seafish, которая занимается поддержкой рыбопромысловой отрасли, на долю России приходится более 40% мирового производства белой рыбы (трески, путассу, хека, пикши, минтая и других видов).

По данным Организации по управлению морским хозяйством Британии (MMO), по объемам импорта трески в Великобританию в 2022 году Россия занимала четвертое место после Исландии, Китая и Норвегии, на долю которых пришлось примерно 55 тысяч тонн, или 65% поставок.

В 2022 году Россия напрямую поставила британцам 10 тысяч тонн трески, а если учитывать и другие виды белой рыбы, поставки из России в 2022 году составили 8% всего рыбного импорта.

Значительные объемы российской рыбы традиционно обрабатываются в Китае, и она попадает в Великобританию уже оттуда, по пути переставая быть «российской».

Так, по данным Seafish, прямой импорт из России в 2020 году составил 48 тысяч тонн, но значительная часть китайского импорта белой рыбы в Великобританию (общий объем в 2020 году составил 143 тысячи тонн) также была российского происхождения.

Также вероятно, что часть импорта в Британию из Норвегии, Польши и Германии будет содержать рыбу российского происхождения. Точную цифру подсчитать сложно, но, по приблизительным оценкам, она составит не менее 30%.

Как сказал Би-би-си президент Национальной федерации производителей жареной рыбы Эндрю Крук, заявления Володина о 40% рыбы, попадающей в Великобританию из России, можно считать правдоподобными — если говорить о треске.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Pixabay.com
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

Не треской единой

Однако треска — далеко не единственный вид рыбы, который импортирует Великобритания.

По данным Seafish за 2022 год, на первом месте по объему идет тунец — 221 тысяча тонн, затем треска — 212 тысяч тонн, лосось — 130 тысяч, креветки — 111 тысяч, и пикша — 100 тысяч тонн.

Больше всего тунца в страну поставляет Эквадор, больше всего креветок — Вьетнам.

По общим объемам импорта в Великобританию первая пятерка выглядит так: Китай, Норвегия, Исландия, Нидерланды и Вьетнам. Россия — на 15-м месте.

Еще один момент — это собственно участок Баренцева моря, о котором идет речь. В 1956 году британские траулеры получили право на промысел вдоль побережья Кольского полуострова, а также вдоль материка к востоку от мыса Канин Нос и побережья острова Колгуев.

Однако в силу разных причин объемы вылова там постоянно снижались. На сегодняшний день в Великобритании есть только одно судно, способное достичь этого участка Баренцева моря и работать там, — это спущенный на воду в 2019 году 80-метровый траулер-рефрижератор Kirkella, за один рейс добывающий около 800 тонн рыбы.

После выхода Британии из ЕС судно несколько лет простояло в порту города Халл, ожидая, пока Лондон и Осло договорятся о квотах и правилах отлова.

Британские квоты на отлов рыбы в Баренцевом море постоянно уменьшаются — в прошлом году британцам было разрешено ловить лишь 750 тонн трески в норвежских водах и еще 5200 тонн в районе Шпицбергена. В этом году — 700 и 4144 соответственно (из 453 тысяч тонн на все Баренцево море для всех стран).

К тому же сезонная миграция трески, уходящей в российские воды на откорм (в это время ее добывать нельзя), делает лов в Баренцевом море все менее выгодным экономически.

По данным Seafish, в 2018 году британцы выловили в российской части Баренцева моря 7 тысяч тонн рыбы. В 2022 году — ни одной.

И еще о «брексите»

Поэтому разрыв соглашения 1956 года, по всей видимости, не сильно скажется на британских потребителях.

Традиционному «фиш-н-чипс» куда сильнее угрожают постоянные склоки Лондона с бывшими коллегами по Евросоюзу. После «брексита» квоты на вылов белой рыбы в Великобритании сократились более чем наполовину, несмотря на постоянное давление британских рыбопромышленников в течение последних четырех лет.

Страна не в состоянии накормить всех желающих жареной треской собственного производства — ее все равно придется закупать за рубежом, в первую очередь в европейских странах, куда, кстати, уходит значительная часть рыбы, выловленной в британских водах.

Лондон и Брюссель никак не могут договориться о том, кому и сколько рыбы позволено ловить в территориальных водах соседних стран и какие для этого нужны лицензии. Стороны постоянно обвиняют друг друга и угрожают повышением тарифов и другими экономическими мерами.

И не только: в 2021 году противостояние британских рыбаков с острова Джерси в Ла-Манше с французскими властями едва не закончилось новым Трафальгаром — на помощь рыбакам подошли два эсминца Королевского военно-морского флота, а за ними подтянулись и корабли французских ВМС.

После выхода Великобритании из ЕС немедленного увеличения квот на вылов для британских рыбаков не произошло. Взамен стороны договорились постепенно сокращать квоты для европейских траулеров, работающих в британских водах.

Правда, в 2026 году соглашение о рыболовстве между Великобританией и ЕС должно быть пересмотрено. Насколько выгодным для британских рыбаков окажется новое соглашение — пока говорить рано.