Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Если вы хотели отнести в банк валютную заначку и обменять на рубли, то для вас есть не очень приятная новость
  2. «Гомельская Вясна»: Дарья Лосик вышла на свободу
  3. Минчане жалуются на задержки с выдачей паспортов, не помогает и доплата за срочность. Попытались выяснить, в чем причина
  4. Слишком много людей. В одном из самых чистых озер Беларуси нашли кишечную палочку — всем запрещено купаться
  5. Помните силовика, который шутил про прослушку его телефона? Теперь он работает в неожиданном месте
  6. От запущенных случаев умирает каждый третий. В США вспышка инфекции, с которой сталкиваются и беларусы, — вот как защититься
  7. Лукашенко сделал нетипичное для себя заявление по соседним странам ЕС (еще недавно говорил иначе). А как у Минска идет торговля с ними?
  8. Единовременная премия почти 22 тысяч долларов и около 60 тысяч за первый год службы — как российские регионы ищут желающих идти воевать
  9. Запретит ли Польша въезд авто на беларусских номерах? Вот что «Зеркалу» сообщили в польском Министерстве финансов
  10. Новшества по «тунеядству» и рынку труда, пересмотр пенсий, очередные удары от ЕС, дедлайн по налогам и падение цен. Изменения августа
  11. Банкротится уникальное госпредприятие. Его больше пяти лет пытались спасти, но не получилось


Павел Аксенов,

Еврокомиссия 5 марта представила амбициозную программу укрепления оборонной промышленности Европейского союза, пишет Русская служба Би-би-си.

Отремонтированный в Польше танк Leopard. Фото: PGZ
Отремонтированный в Польше танк Leopard. Фото: PGZ

С 2025 по 2027 год из бюджета ЕС будет выделено 1,5 млрд евро на повышение конкурентоспособности технологической и промышленной базы европейского оборонного сектора, чтобы, как сказано, отреагировать на изменения в парадигме европейской безопасности.

План предусматривает совместное финансирование и заказ вооружений, модернизацию военно-промышленного комплекса ЕС, а также другие меры по укреплению оборонных компаний.

Программный бюджет также поддерживает сотрудничество оборонной промышленности ЕС с Украиной и развитие промышленной и технологической базы украинского оборонного сектора.

«Нам необходимо изменить парадигму и переключиться в режим военной экономики. Это означает, что европейская оборонная промышленность должна брать на себя больше рисков при нашей поддержке», — сказал еврокомиссар по вопросам внутреннего рынка Тьерри Бретон.

«Чтобы противостоять возвращению войны высокой интенсивности на нашу границу, мы решили включить более высокую передачу», — заявил Бретон, объявляя о новой инициативе.

Европейская стратегия оборонной промышленности направлена на то, чтобы в долгосрочной перспективе стимулировать европейских производителей оружия к увеличению инвестиций, повышению оперативности производства и — впервые — к коллективной каталогизации имеющихся у них вооружений.

«Мы должны взять на себя больше ответственности за собственную безопасность, сохраняя, конечно, полную приверженность нашему альянсу НАТО», — заявила вице-президент Европейской комиссии Маргрете Вестагер.

Причинами фундаментальных изменений в промышленности и обороне Евросоюза стала большая война в Украине, а также заявления потенциального кандидата в президенты США Дональда Трампа относительно американских обязательств по обороне европейских союзников.

«Нам необходимо обеспечить правильный трансатлантический баланс, независимо от динамики выборов в США», — сказала Маргрете Вестагер, намекая на то, что Трамп поставит под сомнение приверженность США союзникам по НАТО в случае победы на выборах.

Среди предложений, которые представил Тьерри Бретон, усовершенствовать систему закупок, создав агентство, которое будет централизованно закупать боеприпасы, вооружения и военную технику.

В рамках новой стратегии странам ЕС предлагается закупить по крайней мере 40% оборонного оборудования совместными усилиями до 2030 года и добиться того, чтобы к 2030 году стоимость оборонной торговли внутри ЕС составляла не менее 35% стоимости оборонного рынка Евросоюза.

Еще одно предложение, о котором Бретон рассказал, еще только анонсируя презентацию реформы, заключается в том, чтобы европейские компании получили приоритет на тендерах по закупкам вооружений в кризисные времена, передает агентство Reuters.

Французская газета Le Monde написала со ссылкой на комментарий анонимного европейского чиновника, что основная часть военных закупок в Европе совершается за пределами континента.

«С 2022 года 75% закупок [вооружений и] военной техники пришлось на неевропейские фирмы, а 68% — на американские компании», — цитирует издание комментатора. По его словам, европейцы стремятся довести долю закупок в Европе хотя бы до 50%.

В опубликованной сегодня стратегии уточняется, что этой цифры в 50% закупок в Европе планируется достичь к 2030 году, а, а к 2035 году она должна составить 60%.

Мирный союз

Во времена холодной войны европейский военно-промышленный комплекс работал с большей интенсивностью, чем сейчас, обеспечивая поддержку арсеналов в противостоянии с СССР.

Однако более чем за 30 лет, которые прошли с развала Варшавского блока, военная промышленность Европы сократилась, в первую очередь из-за отсутствия заказов от министерств обороны.

Европейский ВПК постепенно стал ориентироваться на торговлю и экспорт, а его возможности массового производства вооружений уменьшились.

С началом вторжения России в Украину европейские партнеры помогают Киеву, поставляя вооружения в основном из уже имеющихся арсеналов.

Дальнейшая помощь Украине и восполнение потенциала возможны лишь при перезапуске производства вооружений и военной техники в Европе.

Структурные проблемы ЕС

Однако этот перезапуск столкнулся с рядом серьезных проблем. Поэтому даже при наличии средств, выделенных на оборонные цели, европейский ВПК нуждается в структурной реформе.

Во-первых, многие оборонные заводы в ЕС необходимо модернизировать.

Во-вторых, ЕС, будучи союзом разных стран, а не одним государством, изначально не имел общих инструментов для закупок вооружений. Каждая страна создавала свои армии и вооружала их лишь с небольшой оглядкой на планы обороны Североатлантического альянса.

Теперь эти инструменты нужно создавать с нуля, повышая роль общеевропейских институтов в области военной промышленности.

Отсутствие таких институтов в прошлом отражалось и на производстве — европейские государства часто дублировали системы оружия, в результате чего в странах континента построено много довольно разных вооружений и военной техники одного назначения (например, в ЕС строились не менее пяти основных боевых танков).

Вкладывать деньги в производство вооружений также непросто, поскольку компании-производители опасаются того, что государства снимут военные заказы до того, как инвестиции окупятся.

Возможно, Тьерри имел в виду именно эту проблему, когда говорил, что промышленность должна брать на себя больше рисков при поддержке европейских институтов.