Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. За 24 года наш рубль по отношению к доллару обесценился в 101 раз, а курс злотого остался тем же. Как поляки этого добились
  2. Находящаяся в розыске в Беларуси Анжелика Агурбаш объявила о новом этапе творчества и возмутила российских пропагандистов
  3. Россия стремится захватить Волчанск, чтобы завершить первый этап наступления, а Украина хочет лучше наносить удары по территории РФ
  4. «Список из 200 человек». Силовики приходят в квартиры уехавших из страны беларусов — что они говорят
  5. Посольство Беларуси в Эстонии приостановило работу консульской службы
  6. «Его охраной занимаются все силовые подразделения Беларуси». Поговорили с офицером, который обеспечивал безопасность Лукашенко
  7. «Нет никаких признаков, что пассажиры выжили». Спасатели нашли разбившийся вертолет президента Ирана — он погиб
  8. У Латушко не получилось. Скандальный рэпер Серега все-таки выступил в Германии
  9. С июля вам могут перестать выдавать пенсию и пособия на детей, если не совершите одно действие
  10. На рынке труда — новый антирекорд. Дефицит кадров нарастает такими темпами, что о проблеме говорит даже Лукашенко


Илья Абишев,

Российская армия может добиться внушительных успехов в ходе предстоящего наступления, если США не возобновят помощь Украине в полном объеме. Об этом много говорят военные, политики и эксперты — как украинские, так и западные, пишет Русская служба Би-би-си. Дефицит каких вооружений и боеприпасов грозит ВСУ, если Конгресс США и дальше будет затягивать выделение помощи Украине?

Украинские военные. Фото: Генштаб ВСУ
Украинские военные. Фото: Генштаб ВСУ

В отсутствие американских средств на финансирование Украины и ее Вооруженных сил ей пытаются помочь другие союзники, прежде всего европейские, но их ресурсов недостаточно.

«Чтобы полностью заменить военную помощь США в 2024 году, Европе придется удвоить нынешний уровень и темпы поставки вооружений», — пишут аналитики Kiel Institute.

Очевидно, что продукцию американских оборонных концернов заместить сложно, особенно если она привязана к уже поставленному Киеву оружию.

Что и в каком количестве Вашингтон поставил в Украину с начала российского вторжения? Ответ на этот вопрос есть на сайте Госдепартамента: «На сегодняшний день мы предоставили военную помощь примерно на 44,2 миллиарда долларов США».

Там же приводится список переданного Киеву оружия. Не все пункты расписаны подробно, возможно, из соображений секретности, но имеющейся информации достаточно, чтобы составить картину американской военной помощи.

Мы классифицировали этот список по типам поставленных Украине вооружений.

В длинном списке поставленного Украине американского оружия нет ничего такого, чем не располагали бы другие союзники Киева. Так, системы ПВО MIM-23 Hawk и ракеты к ним имеются у многих стран, а в самих США еще с начала 2000-х сняты с вооружения. То же самое можно сказать и о некоторых других позициях из списка Госдепа.

Более того, арсенал европейских стран НАТО куда разнообразнее, а потенциал производственных мощностей тоже высок. Есть у них и самые современные танки с БМП, и все виды артиллерии, включая знаменитые «Хаймарсы» и их аналоги, и пилотируемые самолеты, и дроны.

Но разнообразное — это не всегда хорошо, а «самое современное», увы, скорее означает, что его много не дадут.

Оценивать важность продолжения американских поставок Украине нужно по нескольким критериям.

Вопрос унификации вооружений

В каждом классе вооружений предпочтительнее иметь технику одного типа, чем разношерстную. Например, у американской БМП М2 «Брэдли» есть немало зарубежных аналогов — немецкие «Пума» и «Мардер», советский БМП-3 и другие. Но если подразделение укомплектовано машинами «Брэдли», то замена их по мере выбывания на другую технику — головная боль в плане как обслуживания, ремонта и обучения, так и взаимодействия на поле боя.

При затяжном военном конфликте техника, действующая на переднем крае, — расходный материал, требующий постоянной замены. Самая пригодная чаще участвует в боях, потому чаще выходит из строя. Отсюда вывод: чем больше определенного типа техники и вооружений поставлено, тем больше в них потребность.

Исходя из этого критерия, для Украины сейчас важно продолжение поставок американских БМП «Брэдли», 155-мм и 105-мм гаубиц, бронетранспортеров Stryker и М113, бронемашин и внедорожников всех типов, а также радиолокационных станций контрбатарейной борьбы.

Фото: t.me/annamaliar
На вооружении армии США имеется более 4600 БМП «Брэдли». Украине поставили 190 машин. Фото: t.me/annamaliar

Другой расходный материал — боеприпасы

На первый взгляд, здесь и обсуждать нечего — без патронов, снарядов и ракет воевать невозможно, на войне их нужно много, чем больше, тем лучше.

Вопрос в том, без каких американских боеприпасов Украине придется особенно туго.

Очевидно, что прежде всего без тех, которые изготавливают только в США.

Во-первых, это кассетные боеприпасы, которые в странах Европы не производят и не передают. США конвенцию о запрете кассетных боеприпасов не подписали, продолжают их использовать, совершенствовать и поставлять, в том числе Украине. Известно, что Пентагон передал ВСУ кассетные боеприпасы М864 для 155-мм артиллерии.

Во-вторых, ракеты наземного и воздушного базирования. Так, единственным производителем авиационных ракет AIM-120 AMRAAM и AIM-7, а также ее морской модификации RIM-7 является корпорация Raytheon. Дальнобойные ракеты AIM-120 AMRAAM использует американо-норвежский комплекс ПВО NASAMS, имеющийся на вооружении ВСУ.

Raytheon производит и зенитно-ракетные комплексы ПВО MIM-104 Patriot, а также ракеты-перехватчики к ним. Правда, их делают по лицензии и в Японии. Но больше нигде.

Сюда же входит и линейка высокоточных реактивных снарядов M30 и тактических ракет ATACMS, производимая американской компанией Lockheed Martin.

Дефицит ракет-перехватчиков сильно осложняет украинской ПВО борьбу с многочисленными воздушными целями, такими как баллистические, крылатые ракеты и бомбардировщики с планирующими авиабомбами. А нехватка у ВСУ высокоточных ракет класса «земля-земля» дает российской армии возможность беспрепятственно концентрировать в тылу крупные силы и средства и проводить акцентированные наступательные операции.

Украине нужны также снаряды всех калибров. По этой части США не монополист, но на данный момент запасы снарядов и способность быстро нарастить их производство в Штатах выше, чем у их европейских союзников.

Большинство ствольной и реактивной артиллерии стран-членов НАТО стандартизировано по калибрам и типам, поэтому снаряды, независимо от того, где они были изготовлены — в США, Канаде или Европе — взаимозаменяемы.

Одно должно дополнять другое

В военном деле есть прописная истина: универсального супероружия не существует, успеха на поле боя можно добиться только путем взаимодействия родов войск и комплексного применения различных вооружений.

Военные эксперты, в частности, украинский военно-политический обозреватель группы «Информационное сопротивление» Александр Коваленко, обращают внимание на сложившийся перекос в использовании ВСУ на передовой боевых дронов в ущерб другим компонентам.

«В наше непростое время дроны заслужили свой уникальный функционал средства поражения. Но странным образом, вместо того, чтобы стать равным с другими, они стали доминировать над всеми остальными, — пишет Коваленко. — Меня дико бесили бестолочи, которые заявляли, что дроны лучше ПТРК. Дико бесило то, что дроны в прямых эфирах называли альтернативой артиллерии. А про мины и вовсе забыли как про главный фортификационный компонент!

Ну как, помогли дроны под Авдеевкой? Помогают дроны сейчас? Комплекс. Эдакий квартет победы. Без доминирования, а с полным равноправием».

Возможно, что доминирование ударных дронов в украинской армии стало следствием нехватки других средств огневого поражения, о которых упоминает Коваленко.

О нехватке артиллерийских снарядов говорилось много. Что же касается противотанковых ракетных комплексов и наземных мин, хорошо себя зарекомендовавших на предыдущих этапах войны, то в списке Госдепа они есть.

Британские «Джавелины» здесь не в счет, но девять тысяч комплексов TOW — американского производства, и в армии США их огромное количество.

Как и поставлявшихся Украине противопехотных мин M18A1 «Клеймор» и противотанковых M21, а также систем дистанционной постановки противотанковых мин RAAMS.

Если сейчас их не хватает, то это еще одна критическая позиция по недопоставкам вооружений ВСУ.

Нужны просто деньги

В Украине есть собственные производственные мощности, но они простаивают, потому что оружейникам нечем платить, заявил министр по вопросам стратегических отраслей промышленности Украины Александр Камышин.

По его словам, весь оборонный бюджет страны на 2024 год — около 40 млрд долларов, из которого большая часть идет на зарплаты и выплаты военнослужащим, а также расходы на содержание личного состава и техники.

«На покупку вооружений остается 6 млрд долларов. Это та сумма, которую мы сегодня имеем в контрактах для наших производителей, прежде всего украинских, и это очень мало, поскольку наши производственные возможности втрое больше», — сказал министр.

Украина ведет переговоры с иностранными партнерами по закупке изделий украинской военной промышленности с последующей передачей этой техники и вооружений ВСУ, сообщил Камышин.