Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Юридической чистоты здесь нет и быть не может». Лукашенко и Путин порассуждали о легитимности Зеленского
  2. «Изолируйте режим, откройтесь людям». Туск заявил, что Польша может возобновить работу одного перехода на границе с Беларусью
  3. «Беларускі Гаюн»: В Гомеле приземлился самолет экс-президента Украины Януковича — в последний раз он прилетал в марте 2022-го
  4. Выборы в Координационный совет начались 25 мая. Кто в списках и как проголосовать
  5. «Продолжит симулировать». Эксперты объяснили, почему могла всплыть информация, что Путин якобы готов к прекращению огня и переговорам
  6. Лукашенко готовится к войне? Рассуждает Артем Шрайбман
  7. Спорим, вы тоже подпевали эти беларусские хиты нулевых годов? Вспоминаем, как сложились судьбы исполнителей самых «прилипчивых» песен
  8. Новые условия по карточкам ввели многие банки
  9. В Беларуси проблемы с доступом к VPN. Павел Либер прокомментировал ситуацию
  10. Reuters: Путин готов к прекращению огня в Украине и мирным переговорам
  11. Внезапный прилет Путина, новость о возможном прекращении войны и самолет Януковича в Гомеле — совпадение? Спросили у депутата Рады
  12. Многие обратили внимание на необычный трап, по которому Путин спускался в Минске, — и назвали его пуленепробиваемым. Так ли это?
  13. В Минске задержали двоих граждан Таджикистана из-за подготовки терактов
  14. Россия обстреляла гипермаркет и жилые дома Харькова. Много погибших, раненых и пропавших без вести — главное


Кирилл Данильченко,

Где ждать самых ожесточенных боев и какая военная техника будет иметь решающее значение для каждой из сторон?

Украинская служба Би-би-си анализирует перспективы боевых действий и описывает общее развитие событий российско-украинской войны в ближайшие месяцы.

Фактор авиации

Cу-24 ВКС России. Фото: jetphotos.com / Alexander Mishin
Cу-24 ВКС России. Фото: jetphotos.com / Alexander Mishin

Российская авиация вернулась на поле боя как серьезный фактор — речь идет уже не только о действиях Су-24 или Су-34 по Харькову или пограничных районов Сумской области, но и о сбросе чугунных бомб «Грачами» Су-25 на Часов Яр — то есть непосредственно на линии фронта.

Часто российские бомбы сходят не там, но большинство все же долетает до приблизительной цели.

И сейчас россияне ограничены даже не количеством бортов, а количеством корректируемых бомб.

Быстро и надежно предотвратить угрозу от российской авиации не получится даже при условии появления у ВСУ первых F-16.

У российских пилотов больше летного опыта, более опытные наземные службы, чем быстро переобученные украинские, больше взлетно-посадочных полос в европейской части России.

А также есть самолеты ДРЛС (дальнего радиолокационного слежения) — хотя Украина и сбила два из них и, вероятно, повредила еще несколько во время капремонта на земле. Но эти борта поднимутся в воздух, когда начнется борьба за инициативу в небе.

Поэтому быстрое противодействие российской авиации вряд ли возможно — эскадрильи западных самолетов будут прибывать в Украину постепенно, а пилоты готовятся в течение 10-месячных циклов. И вводить в бой эти самолеты также будут постепенно.

Но делать засады с малых высот на носителей бомб, сбивать крылатые ракеты и дроны-камикадзе, прорвавшиеся через украинскую ПВО, проводить разведывательные миссии, «раздавать» РЭБ и нести противокорабельные ракеты все же будет лучше на западных самолетах с интегрированными прицелами в шлемах пилотов и бортовыми РЛС.

F-16 в любом случае существенно новее МиГ-29, которыми сейчас воюют Воздушные силы ВСУ.

Дроны и удары по тылу

Фото: facebook/GeneralStaff.ua
Фото: facebook/GeneralStaff.ua

Угрозой с воздуха остаются и российские дроны-разведчики Supercam и Zala, которые часто работают в оперативном тылу ВСУ у третьей линии обороны — они имеют новую оптику (возможно, иранскую) и завязаны на оптический канал, чтобы не попадать под давление РЭБ.

Именно по их «глазам» прилетают баллистические ракеты — «Искандеры» или их северокорейские аналоги, нередко кассетные.

Это бывало и раньше — например, удар в Покровске по поезду во время загрузки или дальние удары «Ланцетами» по самолетам на аэродромах.

Но в последнее время количество ударов по украинскому тылу заметно возросло.

«Прилетает» по путепроводам, железнодорожным мостам и всему, что похоже на расположение украинских войск.

Периодически россияне повторно бьют по тем же местам, чтобы нанести потери спасателям ГСЧС.

Постсоветский противовоздушный арсенал Украины для ЗРК «Оса», «Стрела» или комплексов «Тунгуска» с ракетами с наведением по фотоэлементу или с подрывом неконтактных взрывателей у цели хорошо показал себя в этой войне против различных дронов. Но эти тысячи ракет, доставшихся Украине от СССР, заканчиваются.

Так же исчерпывается запас «Стингеров» после атак сотен крылатых ракет, «Шахедов», «Орланов» и других разведывательных дронов. То, что получила Украина, можно ориентировочно оценить в 5-7 лет производства этих ПЗРК по состоянию на 2022 год.

При этом даже США используют сейчас «обратный инжиниринг» и восстановление списанных ПЗРК, чтобы пополнить складские запасы, пока новое производство выйдет на запланированный уровень.

А пока есть дефицит со средствами ПВО, все больше российских беспилотников проникает в тактический и оперативный тыл ВСУ, имея возможность наводить высокоточное оружие и баллистику.

Помощь Запада

Танки M1A2 Sep V3 Abrams американской армии на базе в Техасе. Фото: Sgt. Calab Franklin, dvidshub.net, commons.wikimedia.org
Танки M1A2 Sep V3 Abrams американской армии на базе в Техасе. Фото: Sgt. Calab Franklin, dvidshub.net, commons.wikimedia.org

Западная помощь Украине, несмотря на политические трудности, продолжается.

Надо понимать, что США не снимают Киев с баланса, несмотря на ожесточенность собственной внутриполитической борьбы.

Параллельно сейчас на Западе заключаются контракты на боеприпасы, в Германии возобновляется производство «умных мин», а завод снарядов 35×228 мм для «Гепардов» выйдет на плановую мощность в середине 2024 года.

Также идет работа по локализации производства «Байрактаров» в Украине.

Эти беспилотники успешно зарекомендовали себя во время полномасштабного вторжения, и их продолжают применять для различных задач.

Хотя в нынешних условиях они все же более эффективны как разведчики-корректировщики или даже как носители РЛС с АФАР, то есть как радиолокационные станции с «активной фазированной антенной решеткой» — устройством, которое может одновременно мониторить воздушное пространство, делать картографию и ставить электронные помехи противнику. Именно такую модернизацию сейчас делают поляки с итальянским оборудованием.

Остается и «коалиция дронов», в рамках которой Франция, Германия, Великобритания и другие страны-тяжеловесы присылают Украине сотни дронов-камикадзе и разведывательных аппаратов.

Европа расширяет производства пусковых установок для Patriot — украинские батареи и «Европейский небесный щит» (проект усиления ПВО европейских стран НАТО. — Ред.) потребуют мощностей и специалистов.

Кроме того, Польша, Германия, Румыния, Испания и Нидерланды собираются приобрести до тысячи ракет PAC-2 GEM-T с возможностью «работать» по баллистическим целям с неконтактным взрывателем.

Что касается снарядов, то есть перспективы получить 1,5 млн 155-мм боеприпасов от стран ЕС, в том числе и за счет «чешской инициативы».

В то же время уместно вспомнить, что в 1990-х арсеналы США с прицелом на войну с Советским Союзом составляли 10 млн штук 155-мм снарядов — поэтому, вероятно, эти запасы все еще можно найти.

Сегодня в Европе четыре страны выпускают 155-мм снаряды: Великобритания (BAE Systems), Германия (Rheinmetall), Франция (Nexter) и Финляндия вместе с Норвегией (Nammo).

Фото: facebook/GeneralStaff.ua
Фото: facebook/GeneralStaff.ua

У финнов, например, заказы расписаны на шесть лет вперед — покупаешь сегодня, а очередь рассчитана до 2030 года.

У всех производителей снарядов объемы значительно растут, инвестиции идут.

А это индикатор, что европейская промышленность на самом деле работает и готовится работать в поддержку Украины.

Последние пакеты помощи от Германии являются лучшим барометром того, что происходит у партнеров Украины — 130 БМП Marder модернизированных до версии «1А3» и несколько сотен дронов поехали на усиление ВСУ.

Военная промышленность России

Но параллельно и россияне продолжают мобилизовать свой тыл — в российских новостях идут бесконечные сообщения, что бывшие заводы западных компаний в РФ начали производить порох, а хлебозаводы — дроны.

Конечно, в таком производстве будут дефекты, срывы сроков и прочие нюансы.

Впрочем, техника и вооружение все равно активно поступают в российскую армию.

Запуск до 500 «Шахедов» в месяц и 180 ударов управляемыми бомбами в сутки — это также индикатор тенденций в войне.

В соцсетях появляются видео экипировки убитых российских солдат — у них есть цифровые рации, уже неплохие аптечки, ночные прицелы, керамические плиты бронежилетов, наколенники. И это у пехоты, а не у спецназовцев.

Плакат в поддержку российской армии, Выборг, Ленинградская область, Россия, январь 2024 года. Фото: Reuters
Плакат в поддержку российской армии, Выборг, Ленинградская область, Россия, январь 2024 года. Фото: Reuters

Ощутимая разница с мобилизованными образца 2022 года со жгутами Эсмарха.

Россияне адаптируются к войне и при этом оснащают свою армию.

В таких условиях Украине надо изо всех сил «бежать, чтобы оставаться на месте».

Способность мобилизовать тыл и вести тотальную войну, а не висеть только на ресурсах ЕС и США, может много значить для будущего Украины.

Ведь речь идет о фундаментальных для Украины вещах — даже не о том, чей будет Угледар или Токмак. А о выживании.

Если Россия сможет наступать вглубь Украины — она будет это делать.

Если россияне смогут превращать Херсон или Харьков в руины бомбами с УМПК и реактивной артиллерией — они будут это делать.

Ракетные удары

Очевидными планами россиян на эту летнюю кампанию будут массовые пуски ударных дронов и залпы баллистики с сосредоточением по одной цели.

Как это уже было со Змиёвской или Трипольской ТЭС — банально истощить ПВО в одном секторе и ударить ракетами по конкретной цели, выводя ее из строя на многие месяцы.

Здесь цель россиян — удар по энергетике с влиянием на экономику и ВПК Украины в то время, когда она начинает интенсифицировать производство собственных вооружений.

Москва хочет повлиять на это, разрушая энергетику, поскольку ее зимняя кампания обстрелов по рассредоточенным заводам была менее эффективной — Украина продолжает производство дальнобойных беспилотников, морских надводных дронов и САУ.

Направления наступления

Часов Яр и его высоты являются воротами на Константиновку и далее в Славянско-Краматорскую агломерацию.

Россияне там имеют возможность прятаться в руинах Бахмута и накапливать силы, а также работать из-за города бомбами.

Они будут пытаться выбить ВСУ возле Клещеевки и форсировать канал Северский Донец — Донбасс.

Россияне не отказались от плана выйти здесь из плотной застройки и далее вырваться на оперативное пространство.

А наступление на Купянск — это борьба за логистику.

Если ВСУ там отобьются, это уже будет угрозой российским линиям — в окрестных лесах трудно выкопать три линии бетонных укреплений.

Наконец, участок фронта Кременная — Сватово — это важная артерия, «предполье» железнодорожной ветки на Старобельск.

Россияне хотят продвинуться здесь, чтобы ВСУ не били железную дорогу «Хаймарсами» и дронами.

Россияне тратят огромные ресурсы в атаках на села и посадки в этом районе и до Купянска. Они пытаются отодвинуть высокоточное вооружение ВСУ от линии железной дороги.

Кроме того, армия РФ несколько раз с прошлого года пыталась продвинуться под Угледаром, регулярно оставляя там десятки единиц техники, в том числе танки Т-72Б3 выпуска 2022 года, и старые Т-55.

То есть будет идти позиционная война в стратегически важных секторах — большую роль будут играть не только инженерные укрепления, но и наличие военного «валового продукта»: мин, тяжелого пехотного вооружения, вагонов снарядов.

Сгоревшая военная техника в окрестностях Авдеевки, Украина, 11 декабря 2023 года. Фото: instagram/libkos
Сгоревшая военная техника в окрестностях Авдеевки, Украина, 11 декабря 2023 года. Фото: instagram/libkos

Как готовиться тылу

Именно поэтому будет важной мобилизация украинского тыла.

Возможно, будет смысл просить у союзников станки и проводить реформу ПТУ (например, в первую смену там будут учиться студенты, а в две другие будет идти производство для ВПК).

Другой вариант — децентрализация и перенос производства в пригород. Организовать на одном предприятии производство только корпусов и литья, на другом — взрывателей, а собирать все это на десятках небольших площадок.

Еще один теоретический вариант — перенос производства и создание в Восточной Европе рабочих мест для украинских беженцев.

В целом военное производство в условиях войны вполне реально — немцы во время Второй мировой наращивали ВПК под стратегическими бомбардировками союзников и могли производить сотни тысяч тонн бомб в год.

И речь тогда шла не об ударах 20 ракет в неделю — это удавалось делать во время многомесячных бомбардировок производств с десятками прямых попаданий в цеха.

А Украине сейчас нужно буквально все — «отверточная» сборка грузовиков, разнообразные боеприпасы, мины для минометов и управляемые мины, различные паллиативные пусковые установки ПВО под ракеты «воздух — воздух», приспособленные для пусков с земли, сотни дальнобойных дронов и десятки ракет (например, «Нептуны» для стрельбы не только по морю, но и по земле).

Из фронтовых видео заметно, что во время атак российских танков их накрывают либо артиллерийским огнем, либо FPV-дронами, а пусков ПТРК (противотанковых ракетных комплексов) не слишком много.

Хотя все условия для них в степях есть. Однако запасов не так много — и это несмотря на большие арсеналы США и стран ЕС.

Но фаза «войны на истощение» такова, что закончиться может все.

Поэтому Украина должна не зависеть от внутренней политики других стран, а сделать все, чтобы максимально производить дома то, производить реалистично.

Фото: facebook/GeneralStaff.ua
Фото: facebook/GeneralStaff.ua

А то, что не удастся делать в Украине, — покупать в кредит, реэкспортировать и скупать оружие у стран Персидского залива с доплатой за срочность.

Россия действительно проиграла ту «быструю» войну против Украины, которую планировала в 2022 году. Но Кремль стремится либо заморозить ситуацию, провести работу над ошибками и попробовать снова.

Либо банально передавить ВСУ собственными ресурсами на поле боя — человеческими волнами и массивами техники.

Параллельно они накапливают ракеты для ударов по тылу и ЖКХ.

И оснащают новые подразделения — танковые и артиллерийские бригады и полки (пусть на основе устаревших гаубиц Д-1 и танков Т-55, но это все равно оружие).

Москва настроена на затяжную кампанию — возможно, техники у россиян хватит лишь до конца года (учитывая количество «гольф-каров» и других неожиданных машин, которые они сейчас используют из-за недостатка штатной бронетехники).

Но Кремль, похоже, поставил все на кон этой войны. И россияне готовы потратить все свои ресурсы на годы вперед, чтобы занять максимум украинских территорий.

Поэтому в войне еще ничего не решено и ничего не закончено.

Украинцев ждет непростое лето.