Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Эксперты рассказали, повлияют ли на Путина итоги Саммита мира и что стоит за заявлением его кума — экс-депутата Рады Медведчука
  2. Ушел в банкротство один из производителей колбасной продукции. Среди прочего он выпускал паштеты, зельцы и рулеты
  3. В эфире ОНТ назвали цифру уехавших беларусов, у которых власти собираются конфисковать квартиру или дом
  4. «Это решение учредителей». Закрывается один из старейших частных вузов Беларуси — узнали подробности
  5. Лукашенко озадачился проблемой в торговле, которая набирает обороты. Раньше чиновники говорили, что ее провоцирует население
  6. Задержанного за взятки первого замглавы БелЖД уволили «по статье»
  7. «Нет, не золотые». Государство закупает для подарков тарелки, которые стоят по 1530 рублей за штуку — спросили, почему так дорого
  8. Откуда в беларусской вертикали власти берутся женщины? Изучили биографии топ-чиновниц из системы Лукашенко — и вот что выяснили
  9. Беларуска смогла снять в Польше художественный фильм о событиях 2020-го. Рассказываем, что из этого вышло
  10. «Все хотят податься в первый день». В Минске выпускники выстроились в огромные очереди на апостиль
  11. Прогноз по валютам: паники не случилось, но чего ждать от курсов после новых санкций


Вячеслав Шрамович,

За 38 лет после аварии на Чернобыльской АЭС зона отчуждения стала особенным местом для большого числа людей, пишет Русская служба Би-би-си.

Колесо обозрения в Припяти (февраль 2024 года). Фото: Би-би-си
Колесо обозрения в Припяти (февраль 2024 года). Фото: Би-би-си

Для десятков тысяч бывших припятчан (до катастрофы в городе жило 50 тысяч человек) и жителей Чернобыля, Полесского и других окрестных поселков и сел, Чернобыльская зона — это обломки прежней жизни, разрушенной крупнейшей техногенной катастрофой в истории человечества.

Для ликвидаторов — это локация, где они ценой собственного здоровья боролись с радиацией — с невидимым врагом, который с тех пор пытается догнать их, а многих уже догнал.

Для ученых — это уникальный район, где природа получила шанс с минимальным присутствием человека вернуться к облику, которым обладало Полесье (область, находящаяся на территории четырех государств — Польши, России, Беларуси и Украины. — Прим. ред.) несколько веков назад.

Для нелегальных сталкеров — это запретное место с романтикой темных заброшенных домов и адреналином от возможной встречи с патрулями или дикими животными.

Наконец, для более традиционных туристов Чернобыльская зона — это экзотический «музей СССР» с ржавыми символами советской жизни 1980-х.

Доступ в Чернобыльскую зону ограничен. Фото: Би-би-си
Доступ в Чернобыльскую зону ограничен. Фото: Би-би-си

Именно поэтому российское наступление на Киев, которое началось 24 февраля 2022 года через Чернобыльскую зону, многими было воспринято еще и как нарушение уникальной атмосферы этой территории.

Российские войска пробыли в Зоне чуть больше месяца — с 24 февраля по 2 апреля. Несмотря на то, что больших боев там не было (лишь несколько столкновений с пограничниками и обстрелы в первые дни), оккупация изменила эти особые земли на многие годы, а возможно — навсегда.

Сейчас доступ в Чернобыльскую зону сильно ограничен — ни о каком туризме или сталкерских походах не может быть и речи, а журналисты должны договариваться о поездке не только с Госагентством по управлению зоной отчуждения (ГАЗО), но и с военными.

В феврале 2024 года Би-би-си удалось побывать там в рамках журналистского проекта и увидеть, как изменилась Зона за время полномасштабной войны.

КПП «Дитятки» (фото 2023 года). Фото: ГАЗО
КПП «Дитятки» (фото 2023 года). Фото: ГАЗО

Зона начинается с необычно безлюдного КПП «Дитятки».

Раньше здесь в любое время года стояли автобусы с туристами (за пять лет до начала войны Чернобыльскую зону посетило более 250 тысяч туристов, большинство — иностранцы).

Сейчас в «Дитятках» — только полицейские и военные, а также закрытые киоски, поврежденные туалеты и другие остатки туристической инфраструктуры.

Российские военные взорвали желтый инфоцентр компании «Чернобыль тур», когда выяснили, что на нем были установлены вебкамеры. Они много часов фиксировали движение колонн россиян.

«Россияне разграбили все пункты пропуска, центры мониторинга зоны отчуждения, лаборатории и все остальное, где была какая-то аппаратура», — заявил BBC Украина ведущий инженер по сопровождению официальных делегаций и ликвидатор Владимир Вербицкий.

О мародерстве российских военных даже в радиационно загрязненной Чернобыльской зоне рассказывали многие очевидцы сразу после ее деоккупации.

«Когда мы вернулись, ни в одном офисе не было целого системного блока — они их разобрали на цветные металлы. В кустах — просто россыпи разобранной техники», — вспоминал ученый Чернобыльского радиационно-экологического биосферного заповедника Денис Вишневский.

Последствия российской оккупации для организаций, работающих в Чернобыльской зоне (апрель 2022 года). Фото: ГАЗО
Последствия российской оккупации для организаций, работающих в Чернобыльской зоне (апрель 2022 года). Фото: ГАЗО

Владимир Вербицкий отмечает, что часть баз данных из разграбленных чернобыльских центров были продублированы, поэтому их удалось сохранить.

Также с помощью международных партнеров здесь постепенно восстанавливают утраченное оборудование.

По оценкам ГАЗО, общие убытки от российской оккупации составляют около 100 млн евро.

Некоторые научные материалы или артефакты из истории этого места потеряны навсегда.

От «Дитяток» дальше в Зону ведет все еще хорошая асфальтированная дорога (на КПП до сих пор висит баннер «Большого строительства»).

Но после отступления российских войск часть мостов здесь оказались в полуразрушенном состоянии — восстанавливать их до завершения войны нет смысла.

Также здесь стало значительно больше КПП (раньше, кроме «Дитяток», пропускные пункты были только при въезде в десятикилометровую зону вокруг атомной станции и в Припяти).

Почти на каждом из них проверяют документы и спрашивают о цели визита. На некоторых КПП видны «минные шлагбаумы», как в прифронтовой зоне (каким и служит это беларусское пограничье).

:Продуктовый магазин в Чернобыле. Фото: Би-би-си
:Продуктовый магазин в Чернобыле. Фото: Би-би-си

В городе Чернобыле, где вахтовым методом живут рабочие ЧАЭС и других местных организаций, работают магазины — рядом с объявлением о квасе и мохито прикреплено предупреждение об опасности мин в окрестных лесах.

После российских военных также уцелела экспозиция техники ликвидаторов, но оттуда исчезли два БТР (которые, как говорили ранее экскурсоводы, сильно фонили).

На пути из Чернобыля в Припять сохранился указатель, сделанный российскими военными, с дважды исправленной надписью «Белоруссия» и стрелками на беларусские населенные пункты Наровля и Гдень.

Логистические указатели российской армии. Фото: Би-би-си
Логистические указатели российской армии. Фото: Би-би-си

24 февраля 2022 года российские колонны зашли в Чернобыльскую зону со стороны беларусских сел — Белая Сарока и Гдень. Они продвигались мимо Чернобыля, бывшего села Залесье (кстати, родины отца Алексея Навального) и моста через реку Уж в районе другого заброшенного села Черевач до КПП «Дитятки», и далее — на Киев.

Им удалось преодолеть этот маршрут за первый день почти без сопротивления.

Также через Чернобыльскую зону пролетали вертолеты с десантом на Гостомель и штурмовая авиация в поддержку наступления на украинскую столицу.

Россияне тогда без боя захватили ЧАЭС — нацгвардейцы, которые ее охраняли, оказались в окружении в меньшинстве. Они решили не открывать огонь на атомной станции рядом с хранилищем отработанного ядерного топлива и сдались в плен.

Российский военный блогер Александр Коц в своей книге так описывал первые дни вторжения в Зону: «Наш лагерь стоит в Чернобыльской зоне отчуждения, недалеко от блокпоста „Дитятки“. Я проезжал через него в 2006 году, когда готовил серию репортажей к 20-летию аварии на ЧАЭС и несколько дней прожил в Припяти. Сейчас мимо станции проходит трасса снабжения нашей группировки, которая берет начало в Беларуси и пролегает как раз мимо четвертого энергоблока и ставки охлаждения».

Вид из российского штурмовика на Припять. Фото из российских телеграм-каналов, март 2022 года
Вид из российского штурмовика на Припять. Фото из российских телеграм-каналов, март 2022 года

Как рассказывает Владимир Вербицкий, российские военные также заходили в Припять, но долго там не задержались.

Уже после деоккупации Припять проверяли украинские саперы, но часть города так и остается опасной с точки зрения мин.

В Чернобыльской зоне и раньше было правило, гласящее, что лучше не сходить с асфальта. Но сейчас, кроме опасности радиации, добавилась угроза мин и растяжек.

Радиация

У бывшего припятчанина и работника ЧАЭС Владимира Вербицкого особое отношение к радиации — по его словам, он из «поколения радиофобов». Фото: Би-би-си
У бывшего припятчанина и работника ЧАЭС Владимира Вербицкого особое отношение к радиации — по его словам, он из «поколения радиофобов». Фото: Би-би-си

«Россиянам Припять или заброшенные села были не интересны. Это для нас память. А большинство российских солдат имели очень слабое представление о том, что здесь когда-то произошло», — рассказывает Владимир Вербицкий.

«Работники станции, которые оставались здесь во время оккупации, объясняли им, что здесь опасно рыть окопы. Но они все равно копали», — добавляет он.

Известная история о россиянах в Чернобыльской АЭС связана с их окопами в Рыжем лесу — одной из самых грязных локаций во всей Зоне, на месте так называемого «западного радиационного следа».

Владимир Вербицкий подтверждает, что российские военные действительно обустраивали свои позиции именно на месте бывшего леса, который стал рыжим и высох от радиации в 1986 году.

Позиции российских военных в Рыжем лесу — фото 2022 года. Фото: «Энергоатом»
Позиции российских военных в Рыжем лесу — фото 2022 года. Фото: «Энергоатом»

«За время, прошедшее после аварии, радиоактивные элементы, в том числе от ядерного топлива, элюировали в разных местах на глубину до двух метров (элюция или элюирование — вымывание определенных веществ, в частности, радионуклидов, с твердых носителей с помощью специальных растворов. Этот метод использовался и во время ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. — Прим. ред.). Когда россияне здесь копали, они достигли уровня 1986 года и подняли грязный материал на поверхность», — говорит гид.

Но истории о том, что российские солдаты якобы получили в окопах Рыжего леса какие-то фантастически большие дозы облучения (вплоть до острой лучевой болезни), являются, скорее всего, преувеличением.

Это, впрочем, не исключает вероятности того, что «чернобыльские» россияне в перспективе действительно будут иметь последствия для здоровья, ведь радиоактивные частицы в организме человека могут вызывать различные болезни через несколько лет — это такая «русская рулетка» с радиацией.

«Российские военные в целом увеличили уровень радиационного загрязнения в Зоне отчуждения, который все эти годы постепенно уменьшался. Это произошло не только из-за окопов, но и из-за того, что они не соблюдали никаких мер безопасности, не было никакого контроля», — отмечает Владимир Вербицкий.

Российский транспорт в Чернобыльской зоне (март 2022 года). Фото: ГАЗО
Российский транспорт в Чернобыльской зоне (март 2022 года). Фото: ГАЗО

Вербицкий объясняет, что одной из главных функций зоны отчуждения всегда была барьерная — она предотвращала выход радиоактивных элементов за ее пределы. Поэтому там по правилам используют преимущественно колесный транспорт, который каждый раз проверяют при выезде из десяти- и тридцатикилометровой зоны.

«Российские огромные колонны выезжали бесконтрольно, было много гусеничной техники, которая может нести на себе больше радиоактивных материалов. Поэтому уровень загрязнения в Зоне и в направлении Киева в 2022 году поднялся», — отмечает чернобыльский гид.

Чтобы уменьшить риски радиационного загрязнения, в марте 2022 года украинская артиллерия даже воздерживалась от «работы» в Чернобыльской зоне.

«Теперь из-за халатности российских военных некоторые места здесь нуждаются в дезактивации или других мерах», — говорит Владимир Вербицкий.

«Рост уровня радиационного загрязнения — не критический, — продолжает он. — Это не 1986 год. Но факт в том, что радиоактивное загрязнение распространилось за пределы Зоны — на колесах и гусеницах российской техники».

Потеря и восстановление Зоны

Въезд в город Припять, 2024 год. Фото: Би-би-си
Въезд в город Припять, 2024 год. Фото: Би-би-си

Вторжение повлияло фактически на все аспекты жизни в Чернобыльской зоне.

«Изменилась система работы всех организаций, идет укрепление охраны и минирование границы. Было оказано значительное влияние и на животный мир — часть животных разбежалась», — говорит Владимир Вербицкий.

Из-за минирования и требований к технике безопасности ученые, например, не могут собирать данные из многих районов Зоны, а также использовать беспилотники.

Остатки боеприпасов российских военных. Фото: ГАЗО
Остатки боеприпасов российских военных. Фото: ГАЗО

Кроме того, после российской оккупации экологи зафиксировали вырубку леса, забор песка (для фортификаций) и массовое загрязнение бытовыми отходами и другим мусором в районах дислокации российских военных.

Еще здесь часто говорят о той самой утраченной «атмосфере Зоны».

Фотограф и чернобыльский гид Антон Юхименко так описывал свои впечатления летом 2022 года: «Общая обстановка очень удручающая. Та атмосфера, которая здесь была раньше, наверное, утрачена. Нет больше того спокойствия, которое было здесь раньше до вторжения и оккупации».

Надпись в доме культуры «Энергетик» в центре Припяти. Вероятно, появилась еще до вторжения 2022 года. Фото: Би-би-си
Надпись в доме культуры «Энергетик» в центре Припяти. Вероятно, появилась еще до вторжения 2022 года. Фото: Би-би-си

Если легальный чернобыльский туризм имеет шансы возродиться в каком-нибудь виде, то сталкерские походы к Припяти стали невозможными на многие годы, если не навсегда — мины в болотистых лесах Полесья могут лежать десятилетиями.

«Там, где раньше были нелегальные сталкерские тропы через лес и болото, теперь не могут пройти даже украинские военные. Потому что речь идет не только о нашем минировании, но и о хаотичном минировании оккупантов, которое до сих пор остается. Здесь можно найти такие подарочки, как „лепестки“, ПОМки (противопехотные мины. — Прим. ред.), самые разные взрывные устройства», — рассказывает сталкер и писатель Маркиян Камыш, сейчас младший сержант в ВСУ.

В сюжете для «Армия TV» он спрашивает одного из военных, охраняющих Чернобыльскую зону, часто ли здесь на растяжках подрываются звери, и тот отвечает: «Да — звери, люди…»

Маркиян Камыш в Припяти — уже не как сталкер, а младший сержант ВСУ. Фото: «Армия TV»
Маркиян Камыш в Припяти — уже не как сталкер, а младший сержант ВСУ. Фото: «Армия TV»

Потенциальные неприятные последствия для сталкеров в Чернобыльской зоне невозможно сравнить с теми, которые были здесь до российского наступления.

Если раньше им грозил административный штраф (когда некоторые «путешественники Зоны» уставали на обратной дороге, они нарочно «сдавались» полиции, чтобы их довезли до «Дитяток» за небольшой штраф в несколько сотен гривен), то теперь поход может завершиться совсем иначе.

Сейчас сталкерскую группу могут перепутать с вражеской ДРГ и расстрелять. А если повезет и этого не произойдет, то сталкеров будет ждать более серьезная ответственность за проникновение в пограничный охраняемый район.

«Посещать Чернобыльскую зону нелегально — это означает подвергать себя не только опасности где-то подорваться на российской мине, но и получить кучу неприятностей с законодательством Украины», — предупреждает другой известный сталкер и гид по неизвестным местам Киева Кирилл Степанец.

Флаг на припятском колесе обозрения с надписью «Нам силу дают огонь и ярость» (февраль 2024 года). Фото: Би-би-си
Флаг на припятском колесе обозрения с надписью «Нам силу дают огонь и ярость» (февраль 2024 года). Фото: Би-би-си

Из Зоны отчуждения в Зону возрождения

В словах людей, связанных с Зоной, слышна грусть по той Зоне, «куда уже не вернуться».

«Чернобыльской зоны отчуждения, которую я исследовал, к сожалению, больше нет», — говорит Маркиян Камыш.

Тем не менее Министерство защиты окружающей среды и природных ресурсов вместе с ГАЗО недавно представили «Стратегию развития зоны отчуждения до 2032 года».

Вот некоторые из ее целей: разминирование, замена аппаратуры, украденной или уничтоженной российскими войсками, развитие научных проектов и возобновляемой энергетики в зоне отчуждения, защита уникальных местных экосистем, надежный радиационный мониторинг и дозиметрический контроль.

А также — туризм.

«После Победы туристический интерес к Украине будет расти, а с ним и количество желающих увидеть места, подвергшиеся воздействию „мирного атома“, а дальше — российской оккупации. Достижение этой цели предполагается после прекращения военного положения», — говорится в стратегии, которую авторы позиционируют как «превращение Зоны отчуждения в Зону возрождения».