Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Налоговики предупредили предпринимателей о важных изменениях. Некоторым грозят штрафами и конфискацией дохода
  2. Банки будут сливать налоговикам новые данные о доходах населения. Стали известны подробности
  3. Учился в РФ, грозился прорубить «коридор силой оружия» через Литву. Лукашенко назначил нового начальника Генштаба
  4. После скандала с рассылкой Азарову предложили заявить самоотвод на выборах в КС, его соратники были против. В итоге сняли весь список
  5. Новый скандал вокруг Фонда спортивной солидарности. Левченко, Герасименя и другие известные атлеты выразили вотум недоверия Опейкину
  6. Правительство Беларуси разработало проект закона об амнистии к 3 июля. Осужденных за «экстремизм» и «терроризм» не освободят
  7. Многие обратили внимание на необычный трап, по которому Путин спускался в Минске, — и назвали его пуленепробиваемым. Так ли это?
  8. Власти жалуются на нежелание семей заводить детей. Мы решили найти год, когда родилось больше всего беларусов, — и вот что выяснили
  9. «Беларускі Гаюн»: В Гомеле приземлился самолет экс-президента Украины Януковича — в последний раз он прилетал в марте 2022-го
  10. «Вся эта вакханалия…» МИД прокомментировал ввод дополнительных ограничений на поставки товаров из ЕС
  11. Пропагандисты взялись объяснять причины отъема жилья у уехавших — и, кажется, совершенно запутались. Вот что они говорят
  12. Стали известны секретные планы военного командования РФ по наступлению на Харьковщине — своего не добились, но выгоду получили
  13. Reuters: Путин готов к прекращению огня в Украине и мирным переговорам
  14. Власти «отжимают» недвижимость у оппонентов. Но если вы думаете, что эти проблемы вас не касаются, то ошибаетесь — мнение экономиста
  15. Следственный комитет начал спецпроизводство в отношении основателя медцентра «Новое зрение» Олега Ковригина
  16. 28 лет назад Владимир Карват спас жителей двух деревень — и посмертно стал первым Героем Беларуси. Вспоминаем его трагическую судьбу
  17. «Однозначно — нет». Минобразования окончательно определилось с выпускными в кафе и ресторанах
  18. Кремль продвигает программу легализации статуса «соотечественников России за рубежом» — эксперты объяснили суть замысла
  19. Зачем Путин внезапно собрался в Беларусь и что ему нужно? Спросили у экспертов
  20. «Вопросы безопасности — на первый план». Лукашенко и Путин рассказали, что собираются обсуждать в Минске


Хосе Карлос Куэто,

Странствия этих кубинцев начались в Москве и обернулись кошмаром на границе Беларуси и Польши. Теперь Даниэль и Адриан ждут, что готовит им судьба — депортацию на Кубу, откуда они сбежали, или исполнение мечты — убежище в Испании, пишет Русская служба ВВС.

Фото с сайта Русской службы ВВС
Фото с сайта Русской службы ВВС

Набираю минский телефонный номер. После третьего гудка я слышу испанскую речь. «Добрый день. Я Даниэль», — говорит мужчина с характерным кубинским акцентом.

По голосу чувствуется, как он измотан. 29-летний парень впервые за месяц нормально поел, выспался и принял душ.

Мой собеседник то и дело заходится кашлем — это последствие холодных ночей в лагере для беженцев. Он рассказывает, что похудел на несколько килограммов.

«Я пережил нескончаемый кошмар, какого никому не пожелаю. С нами обращались так, будто человеческая жизнь ничего не стоит», — говорит он.

Наш разговор состоялся на следующий день после того, как Даниэль, его друг Адриан (имена изменены по их просьбе) и еще один молодой кубинец перебрались из приграничного лагеря мигрантов на минскую квартиру, куда их устроили женщины, связанные с местной и испанской кубинскими общинами.

Фото с сайта Русской службы ВВС
Даниэль исцарапался, продираясь сквозь колючую проволоку на границе. Фото с сайта Русской службы ВВС

Перед этим они побывали в лагере, где скопилось множество нелегальных мигрантов, в основном из Йемена, Сирии, Ирака и Афганистана.

Страны, откуда все они прибыли, разделяют тысячи километров, но объединяет общая судьба: нищета, локальные войны, политическая нестабильность и полное отсутствие будущего.

Белорусско-польская граница в последние месяцы стала эпицентром миграционного кризиса, усугубленного напряженными отношениями между Западом и режимом Александра Лукашенко.

Фото с сайта Русской службы ВВС
Ночевка в лесу в холодную погоду — тяжелое испытание для мигрантов. Фото с сайта Русской службы ВВС

Извилистый путь

Даниэль работал шофером в кубинской провинции Матансас и жил с матерью в крохотной квартирке. По его словам, работа ему нравилась, но получал он всего 2400 песо (около 105 долларов) в месяц. После выплаты налогов и алиментов на семилетнего сына и шестилетнюю дочь деньги разлетались за несколько дней.

«Все цены у нас зависят от курса доллара. Зарплаты и раньше не хватало, но потом сделалось совсем невмоготу, — рассказывает Даниэль. — Многие ищут незаконных доходов, но это доведет до беды».

Наш герой решил покинуть Кубу.

Сделать это не так просто. Без визы с кубинским паспортом можно въехать примерно в 30 стран. Одна из них — Россия.

В Москве Даниэль познакомился с Адрианом из Гаваны. Тот рассказал, что не торопится продолжить путь, но потом какие-то люди пообещали им легкий транзит в Германию через Беларусь и Польшу.

По словам Адриана и Даниэля, это были местные кубинские мафиози. Молодые люди заплатили им по три тысячи долларов, и их отвезли на двух машинах к белорусско-польской границе.

«Я хотел добраться до Испании, потому что там мой родной язык, — рассказывает Даниэль. — Моя бывшая девушка, которая живет в Германии, одолжила мне денег на поездку в Россию, и мы договорились, что я буду ей их возвращать, когда начну работать».

Адриан тоже пришел в восторг от идеи попасть в Испанию, где у него были приятели.

Автомобильное путешествие продолжалось несколько дней. Даниэль и Адриан говорят, что даже сбились со счета, но утверждают, что прибыли на границу 30 октября.

Страна несбывшейся надежды

«Машины по пути менялись четыре раза. Под конец нас посадили в одну машину. Водитель-белорус внезапно затормозил, открыл дверцу и сделал недвусмысленный жест — бегите!» — продолжает свой рассказ Даниэль.

Мы углубились в лес, долго брели в темноте, пока не наткнулись на изгородь из колючей проволоки.

Стали раздвигать проволоку палкой, палка сломалась. Мы понимали, что забор, скорее всего, оснащен датчиками, и на то, чтобы преодолеть его и скрыться, у нас не больше пяти минут.

Попасть на ту сторону нам в конце концов удалось, но я сильно исцарапался.

Фото с сайта Русской службы ВВС
Двое молодых людей несколько дней бродили вдоль границы, по их словам, словно первобытные кочевники. Фото с сайта Русской службы ВВС

 

Вскоре оказалось, что мы даже не в Польше, а блуждаем по какой-то ничейной земле. Польша лежала перед нами в нескольких десятках метров, но еще одно заграждение из колючей проволоки казалось неприступным, к тому же мы то и дело видели по ту сторону польских пограничников.

Целый день мы брели вдоль колючей проволоки, прошли, наверное, километров тридцать. Заночевали в лесу. Наконец нашли ремонтировавшийся участок забора и, хотя не без труда, смогли выждать момент и перебраться.

В Москве нас уверяли, что главное — очутиться в Польше, а там можно будет любым автобусом доехать до Варшавы и из нее — в Германию. Но польские полицейские задержали нас, посадили в патрульную машину и отвезли в участок.

Надо сказать, обращались с нами неплохо, накормили, угостили горячим чаем и даже выдали куртки, но потом куда-то повели, и мы поняли, что нас возвращают в Беларусь.

«Я думал, мне конец»

Снова оказавшись на нейтральной полосе, друзья решили сдаться белорусским властям. Путь в Польшу был закрыт, ночевать негде, холод усиливался, а из еды у них были только конфеты и пара бутылок с водой. Они нарочно коснулись забора с датчиками.

Шестеро белорусских полицейских прибыли через пять минут в фургоне. «Пожалуйста, отвезите нас в Минск», — попросил Адриан. И тут их принялись бить. При этом полицейские смеялись.

«Я лежал на спине, меня пинали ногами, потом приставили к виску оружие. Я думал, мне настал конец, плакал и вспоминал маму и детей», — рассказывает Даниэль.

Фото с сайта Русской службы ВВС
Даниэль снял на телефон следы побоев. Фото с сайта Русской службы ВВС

Потом молодых людей отвели на ночь в какой-то подвал, где стоял смрад от мусора и проржавевших труб, но друзья были так измучены, что, обнявшись, уснули на полу.

«Наутро они пришли, сказали, что в Минске нам делать нечего, и велели идти назад в Польшу».

Миграционный кризис

В последние месяцы 2021 года число нелегальных мигрантов, пытающихся попасть из Беларуси в Польшу и Литву, удвоилось.

Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий заявил, что кризис организует Александр Лукашенко, но заказчик находится в Москве.

Россия отрицает свою причастность к происходящему. Лукашенко в эксклюзивном интервью Би-би-си признал, что, вполне возможно, кто-то из белорусских силовиков помогал мигрантам пересекать границу, но разбираться он не будет.

Лагерные страдания

Тем временем Даниэль и Адриан снова оказались перед запертой польской границей. Там они наткнулись на двоих кубинцев, а затем — еще двоих. Рассказы у всех были одни и те же: безнадежные блуждания, голод, холод, жестокость белорусских силовиков.

«Увидев своих, мы обнимались и целовались от радости», — говорит Даниэль.

Решили вшестером ехать в Минск, но по пути их снова задержала белорусская полиция, посадила в автобус, где уже сидели иракцы, афганцы и африканцы, и отвезла в громадный лагерь в районе КПП «Кузница».

Кубинцы кое-как объяснились по-английски с невольными попутчиками, которые поделились с ними едой и водой. От них же узнали о существовании места, о котором к тому времени говорила вся мировая пресса.

В лагере не было ни приспособленного жилья, ни удобств. Даниэль и Адриан из подручных средств соорудили себе шалаш и собрали немного дров. Там к компании присоединился еще один кубинец.

Фото с сайта Русской службы ВВС
Шалаш, который себе соорудили кубинцы. Фото с сайта Русской службы ВВС

Примерно через неделю группу мигрантов, в том числе кубинцев, переселили в какой-то склад. А потом Даниэль и Адриан смогли наладить контакт с сочувствующими им людьми в Беларуси и Испании.

Но обстановка, в которой они находились, не давала поводов для радости. «Охранники давали нам бутерброды с колбасой, но заставляли сначала встать на колени и умолять их дать нам пищу», — вспоминает Даниэль.

Фото с сайта Русской службы ВВС
Кубинцы в ТЛЦ «Брузги». Фото с сайта Русской службы ВВС

«Очень печально, но здесь, в Беларуси, человеческая жизнь как будто ничего не стоит. Все здесь коррумпировано. Чтобы подзарядить телефон и поговорить с нашими, от нас требовали 20 долларов», — говорит Даниэль.

Мучительное ожидание

Судьба кубинцев решается медленно. Четыре человека из семи не выдержали и согласились вернуться на Кубу.

Оставшихся троих 26 ноября забрали к себе в Минск, пока не разрешится ситуация, две женщины из местной кубинской общины.

Кубинцы боятся депортации на родину. «Здесь я столкнулся с очень суровой реальностью, но там вообще невозможно жить», — говорит Даниэль.

Его заветная мечта — поселиться в какой-нибудь стране Евросоюза, желательно в Испании, и, если получится, вывезти с Кубы мать.

«Моя мама заслуживает человеческой старости, как велит Господь, — говорит он. — Я хочу не фотографироваться на пляжах и ходить по дискотекам, а работать день и ночь».

Молодые люди регулярно созваниваются с испанским активистом Андресом Ареналом, который хлопочет за них перед политиками своей страны. Но пока им остается только ждать и надеяться на лучшее.


*Беларусь неоднократно обвиняла Польшу в жестоком обращении с мигрантами, при этом подчеркивая, что только Минск оказывает беженцам помощь и поддержку. Девятого августа, во время посещения логистического центра, где временно проживают беженцы, глава верхней палаты белорусского парламента Наталья Кочанова обвинила ЕС в бездействии.

«Только наша страна делает все для этих людей, — заявила Кочанова. — Обеспечивает питанием, создает им необходимые условия, помогает тем, кто этого захочет, вернуться домой. Но это должны видеть руководители тех стран, что пригласили беженцев. Разве это нормально в XXI веке — так издеваться над людьми? Пустите их туда, куда они хотят».

Русская служба Би-би-си попыталась связаться с Госпогранкомитетом Беларуси по номерам взаимодействия со СМИ, но не получила ответа.