Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. КПП, фейерверки и более 180 мероприятий в Минске. Как в столице и областных центрах будут отмечать День независимости
  2. Выход российских войск к Лисичанску и бои за господствующие высоты. Главное из сводок штабов на 128-й день войны
  3. Компания А1 с 1 июля повысит цены на некоторые услуги и закроет многие тарифы (клиентов просят выбрать другие варианты)
  4. «Мы не убийцы». Репортаж «Зеркала» из Сувалкского коридора — места, где может начаться Третья мировая война
  5. Кризис-кризисом, а займ на жилье — по расписанию. В Беларуси по-прежнему растут долги по кредитам на жилье
  6. Лукашенко на встрече с Лавровым: Складов с ядерным оружием в Беларуси на данный момент нет
  7. НАТО вступит в открытый конфликт с Россией? Вспоминаем, чем закончились предыдущие военные операции Альянса
  8. После Литвы Россия выдвинула претензии Норвегии — из-за Шпицбергена. Рассказываем, почему Кремль вновь неправ
  9. Путин: западные санкции ускоряют «объединительные процессы» Беларуси и России
  10. Жаркая погода (а вместе с ней — оранжевый уровень опасности) сохранится до конца недели
  11. «Белпочта» вводит плату (немаленькую) за выдачу международных переводов
  12. «Жест доброй воли»? Рассказываем, почему российские войска пришли на остров Змеиный и почему теперь ушли
  13. У мобильного оператора А1 перестали работать электронные сим-карты
  14. Аннексия территорий юга Украины и бои под Лисичанском: Главное из сводок штабов на 127-й день войны
  15. Дмитрий Рябов: В июле нас ждет идеальное белорусское лето
  16. Удар фосфорными бомбами по Змеиному, 21 убитый под Одессой и братская могила в Мариуполе. Сто двадцать восьмой день войны
  17. Сто двадцать девятый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  18. В Беларуси 1 июля выпустили в обращение новую банкноту. Как она выглядит (фотофакт)
  19. «Про Лукашенко все понятно, он исчерпан». Кинопродюсер Роднянский о войне, Бондарчуке и протестах в Беларуси
  20. Гражданам Польши разрешили безвизовый въезд в Беларусь


Сразу шесть критиков главы Чечни Рамзана Кадырова, покинувшие Россию и живущие за рубежом, сообщили о пропаже своих родственников в Чечне. Они не сомневаются, что их родных похитили, и считают эти похищения местью чеченских властей, пишет Русская служба ВВС.

Больше трех лет назад Тумсо Абдурахманов покинул Чечню

Первым о похищении родных 22 декабря заявил известный блогер Тумсо Абдурахманов. Он выложил список из девяти имен: это дяди, двоюродные братья, племянники, к которым позже добавились еще трое родственников его жены.

На следующий день в телеграм-канал Абдурахманова пришло сообщение с незнакомого номера: автор обещал присылать фотографии его родных «в предсмертном состоянии». «А твоя двоюродная сестра Тахмина, с ней мы особенно поразвлечемся», — было сказано в сообщении (орфография и пунктуация сохранены — Би-би-си). Дальше автор требовал от блогера записать ролик с извинениями перед Кадыровым.

В следующие несколько дней родственники пропали еще у пятерых чеченских оппозиционеров, живущих вне Чечни. О том, что их родных, скорее всего, похитили, рассказали блогеры Минкаил Мализаев и Хасан Халитов, директор правозащитной организации Human Rights Center Ichkeria Аслан Арцуев, глава «Вайфонда» (он помогает беженцам из Чечни в Швеции) Мансур Садулаев и сотрудник «Комитета против пыток» Абубакар Янгулбаев.

Почти все они живут за границей и имеют давний конфликт с чеченским руководством. На Тумсо Абдурахманова совершалось покушение: на него напал мужчина с топором. До этого ему объявил кровную месть спикер парламента Чечни Магомед Даудов.

Сотрудник «Комитета против пыток» Абубакар Янгулбаев насчитал у себя примерно 40 пропавших родственников: точную цифру, по его словам, установить сложно. «Может быть и больше, и меньше: я посчитал примерно, кого могли забрать, просил друзей проверить дома. И некоторые дома были закрыты, свет не горит», — рассказал Янгулбаев Би-би-си.

Правозащитник не общается с родными с 2017 года, с тех пор, как уехал из Чечни: так он надеялся их защитить. «Если ты становишься в оппозицию режиму, то твои родственники точно могут пострадать. Часто происходит акция отказа родных от человека, который занял оппозиционную позицию», — объяснил он.

При этом Янгулбаев очень за них беспокоится. «Это те люди, с которыми я вырос, которые вырастили меня, с которыми я пережил войну. Им всем я обязан тому, каким человеком я стал. Я буду отстаивать и биться за каждого», — написал правозащитник в своем «Инстаграме».

Русская служба Би-би-си направила вопросы пресс-секретарю главы Чечни Ильману Вахидову и министру печати республики Ахмеду Дудаеву. На момент публикации заметки ответов получено не было.

Коллективная ответственность

Похищения в Чечне случаются каждый год. В сентябре 2020 года исчез администратор телеграм-канала оппозиционного движения «1ADAT» Салман Тепсуркаев. 19-летнего молодого человека так и не нашли. ЕСПЧ признал ответственность России за его похищение.

Правозащитники уверены, что похищениями занимаются чеченские силовики. Расследователь Христо Грозев проверил номер человека, присылавшего угрозы Тумсо Абдурахманову: по его данным, это телефон спецназовца чеченского СОБРа.

Давление на родственников чеченских оппозиционеров — тоже не новшество.

«Мы с этим сталкивались постоянно: забирают родственников, бьют, имущество забирают, — рассказала Би-би-си программный директор Human Rights Watch в России Татьяна Локшина. — Самое радикальное проявление этого феномена — карательные поджоги домов. Это была распространенная практика в отношении родственников предполагаемых боевиков. Сначала на них оказывалось давление, пытались боевиков выманить из леса. Если это не помогало, то людей выгоняли из дома и поджигали его со всем имуществом на глазах у всего села». Давление на человека через родственников — то, на чем держится кадыровское управление в республике, уверена Локшина.

«Коллективная ответственность по законодательству всего мира запрещена, но Кадыров активно ее использует», — сказал Би-би-си правозащитник Янгулбаев.

«Это родственники, которые не общаются [с оппозиционерами], не поддерживают с ними связи, не имеют никакого на них влияния, — подчеркивает руководитель северокавказского отделения „Комитета против пыток“ Магомед Аламов. — Частично их, конечно, будут отпускать. Содержать столько людей незаконно проблематично даже в реалиях Чечни».

Действительно, Тумсо Абдурахманов рассказал, что большинство его родных спустя несколько дней вернулись домой — неизвестной остается судьба пятерых его близких. И пока непонятно, вернут ли домой всех. Аламов подчеркнул, что о двоюродной сестре Тумсо Абдурахманова, которую угрожали изнасиловать — Тахмине — до сих пор ничего неизвестно.

Родственники, пережившие похищение, часто не осмеливаются рассказывать, что с ними произошло. Иногда такие случаи и вовсе не становятся публичными: и родные, и тот, на кого через них давят, молчат, надеясь «на благоразумие кадыровцев», сказал Абубакар Янгулбаев. Сам он уверен, что молчать о таком неправильно.

«Комитет против пыток» отправил к только что вернувшимся родственникам адвоката. «С его слов, на видимых участках их тела не было повреждений. И разговаривали они с ним недолго, настороженно встречали: нет-нет, с нами ничего не случилось», — сказал Магомед Аламов.

«У нас никто не отменял кровную месть»

В воскресенье, 26 декабря, Рамзана Кадырова на пресс-конференции спросили об исчезнувших родных оппозиционеров. В ответ он заговорил о чести семьи и кровной мести.

«Честь, достоинство семьи нельзя трогать. Меня убивайте, я политик, я воин. Но честь семьи, женщин — до них дотрагиваться, про них говорить непозволительно. А они говорят очень многое, — сказал он о своих критиках. — Наверное, кто-то, не знаю, из тех людей, которых они оскорбили, забрали их жен, сестер. Забрали, сделали то же самое, что они мечтают сделать, когда у них будет возможность убивать нас. Это война, они террористы. И те, кто поддерживает терроризм, те, кто не могут управляться со своими детьми, должны отвечать. У нас никто не отменял кровную месть, никто не отменял честь, достоинство».

«Я замечу, что Чечня находится в составе РФ и за кровную месть следует высшая мера наказания, — прокомментировал Янгулбаев слова главы Чечни. — И кровная месть осуществляется только в отношении того человека, который убил кого-то. Лично я и никто из моих родственников никого не убивали. Но он все трактует по-своему. Шариат, адаты, светское законодательство и личные понятия Кадырова — он смешал все и подает через свое личное понимание», — сказал правозащитник.

«Что я вижу в этом нового: это происходит одновременно в отношении разных критиков Кадырова, то есть это массированная атака, — сказала Локшина из Human Rights Watch. — Почему — непонятно».