Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В МНС рассказали, готовиться ли белорусам к очередным налоговым новшествам
  2. Ночью РФ нанесла ракетный удар по Львовской области, утром — обстреляла Черниговщину и Ахтырку. Восемьдесят третий день войны
  3. В Беларуси двенадцатый раз за год дорожает топливо. Сколько будет стоить литр с завтрашнего дня
  4. Белорусы почувствовали проблемы в экономике: в четырех областях впервые за последние 5 лет упали реальные доходы населения
  5. «Порванный паспорт Колесниковой мне ближе, чем отъезд». Ольга Бритикова — о протестах на «Нафтане» и своих 75 сутках за фразу «Нет войне»
  6. Более 250 раненых украинских военных с «Азовстали» вывезли в самопровозглашенную ДНР. Их планируют обменять на военнопленных РФ
  7. Бойцы с «Азовстали» сложили оружие. Что ждет их в плену? Рассказываем, как это работает по законам и на практике
  8. «Раньше нас никто не слушал — послушайте сейчас». Рассказываем, что такое гиперзвуковое оружие и почему оно может изменить войны
  9. Правительство разрешило торговле поднять цены на детское питание
  10. Зась рассказал об отношении к войне в Украине лидеров стран ОДКБ
  11. «Продолжает сохраняться угроза нанесения с территории Беларуси ракетно-авиационных ударов». Главное из сводок штабов на 83-й день войны
  12. За покушение на терроризм — исключительная мера наказания. Лукашенко подписал «расстрельные» поправки
  13. Лукашенко заявлял, что у ОДКБ нет перспектив. Что это вообще за организация и кому она должна помогать? Рассказываем
  14. Лукашенко и Путин провели «краткую беседу» в Москве. Обсудили совместное ракетостроение и строительство белорусского порта
  15. «Я один из тех, кто раздражал Золотову больше всего». TUT.BY нет уже год — вот шесть историй, которые объяснят, почему он был великим
  16. Азаренок назвал советского военачальника эсэсовцем. Разбираем претензии пропагандистов к книгоиздателю Янушкевичу
  17. Видео выхода защитников «Азовстали», чем заменят утонувшую «Москву». Восемьдесят четвертый день войны
  18. За два дня сдались в плен 959 украинских военных с «Азовстали». Главное из сводок штабов на 84-й день войны
  19. Снять не больше 1500 долларов в месяц по всем счетам. Банки вводят очередные новшества


Летняя Олимпиада в Токио удивила многих своими антиковидными мерами — участникам делегаций, к примеру, запрещали покидать олимпийскую деревню, за исключением соревнований, а нарушителей лишали аккредитаций и отправляли домой. Однако на фоне нынешних ограничений на Играх в Пекине японская Олимпиада выглядит максимально либеральной. В Китае запретов еще больше: местным жителям строго запрещено вступать в контакт с иностранцами, чтобы не заразиться от них вирусом. КНР еще с начала пандемии выбрала наиболее жесткую стратегию в отношении COVID-19, и на первых этапах это давало отличные результаты. Однако сейчас она может обернуться серьезными проблемами.

Фото: Reuters
Си Цзиньпин с супругой на открытии зимней Олимпиады в Пекине. Фото: Reuters

Олимпиада: жизнь в «пузыре» и запрет на контакты

Меры по недопущению распространения COVID-19 на зимней Олимпиаде в Пекине действительно беспрецедентные. Начнем с того, что все участники делегаций еще перед вылетом обязаны предоставить сертификаты о вакцинации, отчеты о здоровье за последние две недели, а также результаты свежих ПЦР-тестов. Если же участник делегации переболел незадолго перед визитом в Пекин, ему нужно сдать сразу четыре негативных ПЦР-теста. Тестируют всех участников и сразу по прилету в Китай.

В самом Пекине все участники Олимпиады сразу попадают в систему закрытого цикла, прозванную «пузырем». Аэропорт, олимпийская деревня и олимпийские объекты объединены замкнутым пространством, из которого невозможно выйти и в которое невозможно попасть извне. Таким образом полностью исключаются контакты олимпийцев с внешним миром. Весь обслуживающий персонал (водители автобусов, повара, охрана и другие) на время Игр также находится в «пузыре». Все люди, въезжающие в Пекин, также обязаны сдавать ПЦР-тесты.

Живущие в «пузыре» проходят ежедневное тестирование на COVID-19. Напомним, что речь не только о спортсменах, но и обо всех участниках делегаций, обслуживающем персонале и так далее. Всего тестируют десятки тысяч человек (9 февраля, к примеру, тесты сделали более чем 71 тыс. человек, из них спортсменов и участников команд — лишь 6 660). Все эти меры не исключают заболеваемость полностью. К примеру, 9 февраля у 61 прилетевшего в Пекин на Олимпиаду результат ПЦР-теста оказался положительным, среди них 32 атлета и участника команд, а также 29 других лиц. В самом «пузыре» за этот же день было выявлено и подтверждено три случая COVID-19, все — у спортсменов и участников делегаций. Всего же с начала Олимпиады инфекцию в аэропорту нашли у 256 людей, в «пузыре» — у 407. Всех заболевших переводят в специальную гостиницу — в случае со спортсменами вероятность принять участие в соревнованиях в таком случае стремится к нулю.

Фото: Reuters
Даже на церемонии открытия Олимпиады участникам было предписано носить маски. Фото: Reuters

Что касается болельщиков, то их на стадионы, в отличие от Токио, пустили. Но ограничения также весьма жесткие: билетов в свободной продаже нет, их распределяют среди «COVID-благонадежных» граждан. То есть тех, кто не был в «красных» зонах, не контактировал с носителями вируса, не участвовал в ковидооопасных мероприятиях. Все допущенные на трибуны обязаны носить респираторы с высоким классом защиты.

«Нулевая толерантность» к COVID-19 — что это?

Меры, принятые в Пекине из-за Олимпиады, для Китая — не новость. Эта страна с самого начала избрала максимально жесткую стратегию борьбы с вирусом, за что на первых порах получала восторженные отзывы со всего мира.

Суть подхода в том, чтобы принимать все максимально возможные по закону меры для борьбы с эпидемией и накладывать жесткие наказания на нарушителей противоэпидемических мер, тотально следить за новыми случаями и отправлять на карантин всех, кто даже потенциально может быть инфицирован. Многие сходятся во мнении, что подобное возможно лишь в стране с политическим устройством и экономикой, как у Китая, ведь это требует мобилизации огромных людских и финансовых ресурсов и беспрекословного принятия жестких мер населением. Однако стратегия «нулевой толерантности» дает заметный результат. Вспомним, как она реализовывалась в Китае.

Уже в январе 2020 года в Ухане, где впервые и были зафиксированы случаи инфицирования вирусом SARS-CoV-2, и во всей 65-миллионной провинции Хубэй, в которой находится этот город, отменили все массовые мероприятия, объявили строжайший карантин, закрыли въезд и выезд и начали строительство временных больниц для пациентов с COVID-19. Причиной стало подтверждение информации о том, что вирус может передаваться от человека к человеку. Возведение временной больницы в Ухане завершили в невообразимо короткие сроки — за 10 дней. Затем была построена вторая. В дополнение к полумиллиону местных медиков в провинцию было направлено еще около 40 тыс. человек. Медицинская помощь первичного уровня была переведена в онлайн, работа всех местных предприятий остановлена.

Фото: Reuters
Ухань в один из первых дней карантина, январь 2020 года. Фото: Reuters

Жители провинции оказались фактически заперты по домам. Им не разрешалось выходить на улицу, причем даже за продуктами: магазины осуществляли доставку еды на дом. Детские площадки и улицы опустели — на снимках того времени Ухань похож на город-призрак. Фактически в провинции работали только больницы. Иностранцам, которые работали и учились в Хубэй, возвращаться запретили. На карантин поместили даже деньги — банкноты изымали для обработки ультрафиолетом и изоляции на срок до двух недель.

На борьбу с коронавирусом начал работать и «большой брат» — с помощью системы видеонаблюдения власти выявляли контакты больных коронавирусом и отправляли их на карантин. Если камеры засекали таких людей на улице, им давали штрафы и понижали «социальный рейтинг» — чрезвычайно важный для обыденной жизни в Китае показатель (имея низкий рейтинг, к примеру, трудно получить кредит в банке или купить билеты на транспорт в высокий сезон).

Тогда же в Ухане заработала система «кода здоровья» — специальной опции в мессенджере WeChat, которым пользуется практически каждый китаец. Суть заключалась в том, что пользователь предоставлял приложению большое количество данных о себе (историю перемещений, данные по здоровью и т. д.), на основе которых программа выдавала персональный QR-код одного их трех цветов: зеленого (можно перемещаться по улице и посещать общественные места), желтого (необходимо самоизолироваться на неделю) или красного (полный карантин с исключением контактов с другими людьми на 14 дней). Последний вариант получали люди с подтвержденным COVID-19, а также проживающие с ними совместно. Код сканировали при посещении общественных мест, что пополняло историю перемещений пользователя. Кстати, похожая система сейчас работает и в «пузыре» на Олимпиаде.

Фото: Reuters
Женщина сканирует QR-код для входа в супермаркет в городе Чжэнчжоу, февраль 2020. Фото: Reuters

Однако меры дали положительный результат — уже в марте в Ухане объявили о постепенном снятии карантина, который продержался 76 дней. К тому времени число заболевших в городе превышало 50 тыс., умерли 2 500 человек (за весь остальной период пандемии оба показателя по всей КНР, по официальным данным, лишь удвоились), однако несколько дней подряд новые случаи COVID-19 не фиксировались вовсе. В марте в стране впервые не было ни одного нового «внутреннего» случая COVID-19, а в апреле 2020-го во всем Китае впервые с начала пандемии не было зафиксировано ни одной смерти от коронавируса. В дальнейшем число заболевших в стране всегда находилось на уровне, близком к нулю. При малейших локальных вспышках COVID-19 мгновенно вводились меры, аналогичные уханьским. Так, в октябре прошлого года на карантин попал 4-миллионный город Ланчжоу (за день до введения ограничительных мер в городе выявили шестерых заболевших), а совсем недавно, в январе, на локдаун ушел 13-миллионный Сиань (причиной были несколько десятков заболевших). Всего власти сообщали о более чем 30 таких подавленных вспышках, в том числе вызванных штаммом «дельта».

С появлением первых препаратов для иммунизации в Китае началась массовая вакцинация. На сегодня в стране полностью привито 87% населения — показатель, до которого далеко большинству западноевропейских государств.

Как итог — в КНР за все время пандемии зафиксировано лишь немногим более 100 тыс. случаев COVID-19 (в Беларуси — в восемь раз больше), а умерли от коронавируса 4 636 человек (в Беларуси, по официальной статистике Минздрава, — 6 204). При населении в 1,4 млрд человек — это просто невероятный показатель. Несмотря на сомнения некоторых экспертов в достоверности китайских данных, ВОЗ хвалила страну и позитивно оценивала ее успехи в борьбе с эпидемией коронавируса.

Почему китайский подход может не сработать?

В конце 2021-го ситуация с COVID-19 заметно изменилась, и часть специалистов считает, что подход Китая теперь может обернуться для страны проблемами.

Все дело в штамме «омикрон». Этот вариант коронавируса, судя по первым исследованиям, обладает значительно более высокой способностью заражать новых людей. А потому стратегия Китая столкнется с многочисленными проблемами. Так, локдауны регионов для локализации эпидемии, вероятно, должны будут стать гораздо более длительными и частыми. Это, в свою очередь, не может не ударить по экономике КНР.

«Политика Китая не сможет сдержать инфекцию, что приведет к более крупным вспышкам, требующим также более жестких локдаунов. Это, в свою очередь, приведет к большим экономическим потрясениям, большему вмешательству государства», — говорится в докладе американской консалтинговой компании Eurasia Group, отнесшей китайскую политику «нулевой толерантности» на фоне распространения нового штамма к главным угрозам мировой экономике в 2022 году.

«Пытаться остановить омикрон — это как пытаться остановить ветер», — считает директор Центра исследований инфекционных заболеваний университета Миннесоты доктор Майкл Остерхолм. По его мнению, основными проблемами Китая в борьбе со штаммом станут его густонаселенность, а также то, что две основные вакцины, использующиеся в КНР, — Sinovac и Sinopharm — «не очень эффективны» против «омикрона» (об этом действительно говорят исследования. — Прим. Zerkalo.io).

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Первые случаи «омикрона» в стране уже фиксировались — и приводили к серьезным последствиям. Газета The Guardian рассказывала о 26-летней банковской работнице из Пекина, которая на протяжении нескольких дней в январе прогулялась по магазинам и ресторанам в центре города, сходила на стендап-шоу и отдохнула на горнолыжном курорте. После того, как стало известно, что женщина — «нулевой пациент» со штаммом «омикрон» в китайской столице, власти опубликовали ее полный маршрут за несколько дней, протестировали 13 тыс. человек, с которыми она пересекалась, продезинфицировали квартиру, рабочее место и все помещения, где она побывала. Известно также, что заболевшая была вакцинирована тремя дозами препарата Sinovac.

Трудно себе представить реализацию такого же подхода в случае, если заболеваемость очень заразным «омикроном» начнет расти. Стоит еще отметить, что сейчас Китай сталкивается сразу с несколькими массовыми событиями, которые могут заметно повлиять на эпидемиологическую обстановку. Первое — Олимпиада, второе — новогодние праздники, которые обычно связаны с перемещениями граждан по стране. При этом известно, что «омикрон» уже распространяется по Китаю — и не только в Пекине, где в январе вспышка затронула больше 30 человек. Как поступит в этой ситуации государство — большой вопрос.

«На самом деле, вариант „омикрон“ сейчас, вероятно, — один из самых заразных патогенов на планете. Поэтому я не думаю, что КНР стоит продолжать политику „нулевой толерантности“, ведь это только вопрос времени, когда число новых случаев начнет перегружать Китай», — считает профессор Джорджтаунского университета в Вашингтоне, директор Сотрудничающего центра ВОЗ Лоуренс Гостин.

В интервью «Голосу Америки» профессор Йельской школы общественного здоровья Чень Си поделился мнением, что Китай уже перешел от политики «нулевой толерантности» к «динамической политике нулевой толерантности», а это означает, что страна признает невозможность удержания числа новых случаев коронавируса на нуле.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

«Подход Китая сейчас заключается в том, чтобы „подождать и посмотреть“. В 2022 году в стране пройдут два крупных события: зимние Олимпийские игры и 20-й Всекитайский съезд Коммунистической партии КНР (на нем Си Цзиньпин должен переизбраться на пост генсека. — Прим. Zerkalo.io). Таким образом, Китай не хочет делать шаг [по смене стратегии борьбы с COVID-19] прямо сейчас, ведь он может привести к каким-либо сбоям в обществе», — сказал эксперт.

В то же время отметим, что существует и другой взгляд на подход Китая — в частности, продолжение его реализации поддерживают некоторые врачи.

«Вирус поражает сердце, легкие и даже вызывает повреждения функций мозга. Мы пока даже не начали оценивать эффект от хронических заболеваний, когнитивных нарушений и повреждений органов у населения, который характерен для стран с большим числом переболевших», — считает профессор университета Нового Южного Уэльса в Сиднее Рейна МакИнтайр. По ее мнению, если Китаю удастся держать инфекцию в значительной степени под контролем, население страны будет оставаться здоровым в будущем, «в то время как США и Европа будут стонать от беспрецедентного бремени хронических заболеваний даже через поколения — из-за потенциальных долгосрочных последствий для детей».