Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Похоже, Лукашенко национализировал частный завод в Миорах. В прошлом году чиновники взялись его «спасать» после ареста владельцев
  2. Погода на следующую неделю: будет тепло и почти без дождей
  3. В Беларуси начали прививать от коронавируса детей от 5 лет
  4. «Перестаньте ссориться и объединитесь». В Вильнюсе началась конференция демократических сил «Новая Беларусь»
  5. Обвиняемый в заговоре Зенкович рассказал о плане убийства Лукашенко. Его исполнителем хотели сделать Автуховича, но тот отказался
  6. «Асфальта у нас почти нет». В российской Туве бывший депутат помогает солдатам отказаться воевать в Украине — поговорили с ним
  7. Израиль объявил о достижении целей спецоперации в секторе Газа и наступлении режима прекращения огня
  8. «Мирный протест похоронен». Артем Шрайбман подвел итоги первого дня конференции «Новая Беларусь»
  9. «Не думал, что у нас столько „ватников“». Лучший дзюдоист Беларуси последних лет — о протестах, войне, медалях и жизни вдали от дома
  10. Противопехотные мины «Лепесток» и сбитые снаряды HIMARS. Главное из сводок штабов на 166-й день войны
  11. Легально, нелегально и сменив фамилию. В Украине осудили белоруса, который постоянно возвращался в страну несмотря на запреты
  12. «Светлана из 365 дней провела 180 в зарубежных поездках». Вероника Цепкало о муже, отношениях с Тихановской и ботоферме
  13. «Теперь только война, только хардкор». На конференции демократических сил рассказали о сценариях выхода Беларуси из кризиса
  14. Штамп о принудительном возвращении. Кто и почему заставляет белорусов выезжать из Украины
  15. Сто шестьдесят шестой день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  16. Польша примет закон о подсанкционных компаниях (в том числе и белорусских): их можно будет продавать или изымать
  17. «Дело о заговоре». Зенкович признал вину по всем пунктам обвинения
  18. Заучивал книги наизусть. Как врач из Лунинца строит карьеру в Италии
  19. Дополнительные силы в Беларуси, саботаж от российских военных. Главное из сводок штабов на 165-й день войны
  20. Азаренко не попадет на турнир в Торонто — ей не дали канадскую визу


Мы уже сообщали, что 21-летняя лучница Карина Козловская покинула Беларусь. «Начиная с 2020 года, я находилась в постоянном стрессе. Из-за Олимпийских игр, пандемии, выборов и после политических репрессий, которые продолжаются в стране до сих пор, и войны в Украине», — написала девушка в своем эмоциональном посте в Instagram. Мы связались со спортсменкой, которая на минувшей Олимпиаде заняла четвертое место в командных соревнованиях. Узнали о причинах отъезда, поговорили о давлении на нее и коллег по сборной и попытались выяснить, почему молчат те, кто не согласен с происходящим.

Выступление Карины Козловской на Олимпийских Играх в Токио, 25 июля 2021 года. Фото: Reuters
Выступление Карины Козловской на Олимпиаде в Токио. Фото: Reuters

«Еще хорошо отделалась — уволили за прогулы»

— Как вы?

— Неплохо. Потихоньку осваиваюсь, тренируюсь. Чувствую себя гораздо лучше, чем раньше. Ко мне хорошо относятся, поддерживают. Нашла стрелковый клуб в Польше. В будущем собираюсь выступать за эту страну. Тренируюсь в небольшом городке под Катовице. Рада, что могу продолжать карьеру. Новая обстановка, новые соперники — это плюс. Белорусский спорт же сейчас фактически изолирован.

— В чем еще можно найти позитив?

— Переезд за границу — большой опыт. Выходишь из зоны комфортно и учишься заново привычным вещам. Банальная покупка билетов на вокзале может стать небольшим приключением. Стараюсь видеть в переезде плюсы. Я взрослею.

— Вы в Польше уже почти месяц, но только 31 мая решились поделиться тем, что накипело.

— У меня был контракт со сборной. Продлевать его не собирались в любом случае. Просто ждала, чем все закончится. В итоге для нынешней ситуации в Беларуси я еще хорошо отделалась — уволили за прогулы. Как только стало известно, что меня официально исключили из состава сборной, — решила написать тот пост.

— Почему спокойно не уехали, дождавшись завершения контракта?

— В федерации и РЦОП мне обещали устроить проблемы, если буду высовываться. Якобы у кого-то есть фото, где я участвовала в протестах после выборов в 2020 году. Конечно, я была на мирных маршах — не скрываю этого. Выражала свою позицию, хотя и не в той степени, что хотела. Подписала письмо против насилия и за честные выборы. Но вы понимаете, да? Держали меня в страхе, мол, чуть что — спокойно донесут куда надо. Я боялась, что потом не выпустят из Беларуси. Поэтому уезжала, можно сказать, тайно. Даже родные и близкие не знали всех деталей.

«В Беларуси очень боятся получить по голове за какие-то слова»

— Вы стали неугодной после августа-2020?

— Да. Меня пытались учить жизни, проводить так называемые профилактические беседы. Наверное, считали, что хотят помочь мне, но это обыкновенное давление. Отводили иногда в сторонку «поговорить», иногда просто отпускали язвительные замечания. Старалась реагировать спокойно, хотя внутри все кипело.

— Какие аргументы приводили?

— Доказывали, что я ничего не понимаю и лезу не в свое дело. Дескать, народ сам виноват, что его бьют. Лукашенко получил 80% голосов и все выиграл. По поводу войны вообще — ноль реакции. Но мы же не тупые и не в вакууме живем. Хотели, чтобы я отозвала свою подпись под письмом за новые выборы и ни о чем не думала, кроме спорта. Причем беседы были не в самой дружелюбной манере.

— Кто на вас давил?

— Пока я не готова назвать фамилии в силу разных причин. Обещаю, что в ближайшее время это сделаю. Скажу лишь, что это люди из федерации и РЦОП (председателем федерации стрельбы из лука является Николай Марусов, а директор РЦОП по стрелковым видам — Владислав Степанюк. — Прим. ред.). От тренеров тоже не было полной поддержки, хотя, например, личный наставник Кристина Кайырджи пыталась меня оградить от давления.

— Как реагировали другие спортсмены?

— Пытались поддерживать, когда никто не видел. Но публично — все боятся.

— Почему?

— Не все люди смелые и готовы открыто выступать за свои принципы. В Беларуси очень боятся получить по голове за какие-то слова, которые могут показаться начальству лишними. Протесты, выборы, война — это табу. Спортсмены должны забыть такие слова. Но Беларусь — это не страна больших возможностей. Те же атлеты понимают, что если лишатся зарплаты в национальной команде, то им придется заново строить свою жизнь. Представьте, вы посвятили спорту много лет, а потом вдруг вас убирают. Причем не из-за результатов. Огромный риск потерять зарплату, закончить карьеру. Вот многие и молчат.

Фото: из instagram - аккаунта Карины Козловской
Фото: Instagram-аккаунт Карины Козловской

«Не могла нормально ни есть, ни спать»

— Хотите сказать, что и среди тех, кто подписал провластное письмо спортсменов, много адекватных?

— Конечно. Смотрите, как было в нашей сборной. Это не так, что, если хотите — ставьте автограф, а нет — ничего страшного. Пообещали большие проблемы тем, кто ослушается. В Могилеве у спортсменов даже луки забирали и не давали тренироваться. В итоге подписали все, но я не сделала этого из принципа.

— «Ради спорта я молчала» — ваши слова. Оно стоило того?

— В какой-то степени. Были ситуации, когда хотелось выговориться, а мне словно заклеили рот. Очень хотела выступить на Олимпиаде — почему должна была отдавать кому-то свою лицензию? Вот так и жила. С одной стороны, видела, сколько несправедливости творится в Беларуси. С другой, пыталась как-то тренироваться, а руководство до последнего вставляло палки в колеса, чтобы не пустить на Игры. Как мне говорили? Провластные спортсмены — самые сильные, а остальные ищут выгоду. Постоянное нагнетание. Было очень тяжело. Я действительно прошла через ад за эти полтора года, если считать с выборов и до начала войны. При боевом весе 55−56 кг похудела на несколько кг. Не могла нормально ни есть, ни спать. Худшее время в жизни — никому не пожелаю подобного.

— В командном турнире на Олимпиаде в Токио вы стали четвертыми. Довольны?

— Да. Большая гордость. Немного не хватило до медали (белоруски прошли Китай, Японию, в ½ финала уступили Южной Корее, а в дуэли за бронзу Германии. — Прим. ред.), но это рекордный результат для лучников в истории нашей страны. И я рада, что получилось попасть в полуфинал, несмотря на все, что творилось во время подготовки.

Знаете, в большом спорте должно быть соперничество. Нормально, когда тренировки, турниры держат в определенном напряжении. Пусть это и не самый приятный фактор для человека. Но всему есть предел. Если же накручивают, что, Карина, ты ведь понимаешь, надо хорошо выступить, потому что на тебя теперь надеются близкие и друзья, я не должна их подвести… Да ладно! За кого еще я теперь отвечаю? У нас ведь и так спортсмены в пожизненном долгу у государства.

Фото: из instagram - аккаунта Карины Козловской
Фото: Instagram-аккаунт Карины Козловской

«Придется бросить БГУФК»

— Вы сказали, что вас упрекали в том, что мало тренируетесь. Объясните.

— Раньше я обычно тренировалась раз в день. Мне так было комфортно, это приносило результат (в 2019 году Козловская выиграла в личном первенстве на Гран-при Европы, стала первой в команде на Всемирных военных играх и второй на Европейских играх. — Прим. ред.). А на сборах национальной команды проводили две длинные тренировки. И некоторые не понимали, почему я делаю по 150−160 выстрелов, а остальные — по 300−400. Меня всячески пытались «убедить», что надо тренироваться больше. Со стороны это выглядело так: Козловская отдыхала, а остальные работали. Как так? Да, наверное, мой случай уникальный, что с таким малым количеством выстрелов добивалась результата. Постепенно мы собирались с личным тренером увеличивать нагрузку. В Польше уже стреляю больше. Но в Беларуси это было именно давление, а не помощь и добрый совет.

— Кроме спорта, чем собираетесь заниматься?

— Думаю поступать в университет в Польше. С профилем еще не определилась. В Беларуси я учусь заочно на третьем курсе БГУФК. Но надо присутствовать в Минске на некоторых практиках, что невозможно в нынешней ситуации. Похоже, придется бросить. До этого училась в строительном колледже. Мне нравилось, но потом большой спорт перевесил. Что ж, теперь, получается, будет третья попытка.