Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  2. «Ни один фильм ужасов не может передать картину, которая открылась нашим глазам». Как в Минске автобус сгорел вместе с пассажирами
  3. Паспортистка сорвала отпуск семье минчан — МВД пришлось заплатить больше 8000 рублей. Что произошло
  4. Армия РФ заявила о захвате еще трех населенных пунктов под Авдеевкой, от чего будут зависеть ее дальнейшие успехи. Главное из сводок
  5. Чиновники вводят очередные изменения по «тунеядству». Что придумали на этот раз
  6. За полмесяца боев Россия потерял уже 15 самолетов, но это ее не смущает. Объясняем почему
  7. В Москве простились с умершим оппозиционером Алексеем Навальным. Показываем фотографии с похорон политика
  8. «Говорят: „Спасите“, а ты понимаешь: перед тобой труп». Поговорили с медиком из полка Калиновского о том, как на фронте спасают раненых
  9. Силовики задержали минчанина за отрицание геноцида белорусского народа
  10. Авдеевка пала, на очереди Нью-Йорк? Рассказываем о значении боев за украинский город и возможном ходе событий после его захвата РФ


Мы уже сообщали, что 21-летняя лучница Карина Козловская покинула Беларусь. «Начиная с 2020 года, я находилась в постоянном стрессе. Из-за Олимпийских игр, пандемии, выборов и после политических репрессий, которые продолжаются в стране до сих пор, и войны в Украине», — написала девушка в своем эмоциональном посте в Instagram. Мы связались со спортсменкой, которая на минувшей Олимпиаде заняла четвертое место в командных соревнованиях. Узнали о причинах отъезда, поговорили о давлении на нее и коллег по сборной и попытались выяснить, почему молчат те, кто не согласен с происходящим.

Выступление Карины Козловской на Олимпийских Играх в Токио, 25 июля 2021 года. Фото: Reuters
Выступление Карины Козловской на Олимпиаде в Токио. Фото: Reuters

«Еще хорошо отделалась — уволили за прогулы»

— Как вы?

— Неплохо. Потихоньку осваиваюсь, тренируюсь. Чувствую себя гораздо лучше, чем раньше. Ко мне хорошо относятся, поддерживают. Нашла стрелковый клуб в Польше. В будущем собираюсь выступать за эту страну. Тренируюсь в небольшом городке под Катовице. Рада, что могу продолжать карьеру. Новая обстановка, новые соперники — это плюс. Белорусский спорт же сейчас фактически изолирован.

— В чем еще можно найти позитив?

— Переезд за границу — большой опыт. Выходишь из зоны комфортно и учишься заново привычным вещам. Банальная покупка билетов на вокзале может стать небольшим приключением. Стараюсь видеть в переезде плюсы. Я взрослею.

— Вы в Польше уже почти месяц, но только 31 мая решились поделиться тем, что накипело.

— У меня был контракт со сборной. Продлевать его не собирались в любом случае. Просто ждала, чем все закончится. В итоге для нынешней ситуации в Беларуси я еще хорошо отделалась — уволили за прогулы. Как только стало известно, что меня официально исключили из состава сборной, — решила написать тот пост.

— Почему спокойно не уехали, дождавшись завершения контракта?

— В федерации и РЦОП мне обещали устроить проблемы, если буду высовываться. Якобы у кого-то есть фото, где я участвовала в протестах после выборов в 2020 году. Конечно, я была на мирных маршах — не скрываю этого. Выражала свою позицию, хотя и не в той степени, что хотела. Подписала письмо против насилия и за честные выборы. Но вы понимаете, да? Держали меня в страхе, мол, чуть что — спокойно донесут куда надо. Я боялась, что потом не выпустят из Беларуси. Поэтому уезжала, можно сказать, тайно. Даже родные и близкие не знали всех деталей.

«В Беларуси очень боятся получить по голове за какие-то слова»

— Вы стали неугодной после августа-2020?

— Да. Меня пытались учить жизни, проводить так называемые профилактические беседы. Наверное, считали, что хотят помочь мне, но это обыкновенное давление. Отводили иногда в сторонку «поговорить», иногда просто отпускали язвительные замечания. Старалась реагировать спокойно, хотя внутри все кипело.

— Какие аргументы приводили?

— Доказывали, что я ничего не понимаю и лезу не в свое дело. Дескать, народ сам виноват, что его бьют. Лукашенко получил 80% голосов и все выиграл. По поводу войны вообще — ноль реакции. Но мы же не тупые и не в вакууме живем. Хотели, чтобы я отозвала свою подпись под письмом за новые выборы и ни о чем не думала, кроме спорта. Причем беседы были не в самой дружелюбной манере.

— Кто на вас давил?

— Пока я не готова назвать фамилии в силу разных причин. Обещаю, что в ближайшее время это сделаю. Скажу лишь, что это люди из федерации и РЦОП (председателем федерации стрельбы из лука является Николай Марусов, а директор РЦОП по стрелковым видам — Владислав Степанюк. — Прим. ред.). От тренеров тоже не было полной поддержки, хотя, например, личный наставник Кристина Кайырджи пыталась меня оградить от давления.

— Как реагировали другие спортсмены?

— Пытались поддерживать, когда никто не видел. Но публично — все боятся.

— Почему?

— Не все люди смелые и готовы открыто выступать за свои принципы. В Беларуси очень боятся получить по голове за какие-то слова, которые могут показаться начальству лишними. Протесты, выборы, война — это табу. Спортсмены должны забыть такие слова. Но Беларусь — это не страна больших возможностей. Те же атлеты понимают, что если лишатся зарплаты в национальной команде, то им придется заново строить свою жизнь. Представьте, вы посвятили спорту много лет, а потом вдруг вас убирают. Причем не из-за результатов. Огромный риск потерять зарплату, закончить карьеру. Вот многие и молчат.

Фото: из instagram - аккаунта Карины Козловской
Фото: Instagram-аккаунт Карины Козловской

«Не могла нормально ни есть, ни спать»

— Хотите сказать, что и среди тех, кто подписал провластное письмо спортсменов, много адекватных?

— Конечно. Смотрите, как было в нашей сборной. Это не так, что, если хотите — ставьте автограф, а нет — ничего страшного. Пообещали большие проблемы тем, кто ослушается. В Могилеве у спортсменов даже луки забирали и не давали тренироваться. В итоге подписали все, но я не сделала этого из принципа.

— «Ради спорта я молчала» — ваши слова. Оно стоило того?

— В какой-то степени. Были ситуации, когда хотелось выговориться, а мне словно заклеили рот. Очень хотела выступить на Олимпиаде — почему должна была отдавать кому-то свою лицензию? Вот так и жила. С одной стороны, видела, сколько несправедливости творится в Беларуси. С другой, пыталась как-то тренироваться, а руководство до последнего вставляло палки в колеса, чтобы не пустить на Игры. Как мне говорили? Провластные спортсмены — самые сильные, а остальные ищут выгоду. Постоянное нагнетание. Было очень тяжело. Я действительно прошла через ад за эти полтора года, если считать с выборов и до начала войны. При боевом весе 55−56 кг похудела на несколько кг. Не могла нормально ни есть, ни спать. Худшее время в жизни — никому не пожелаю подобного.

— В командном турнире на Олимпиаде в Токио вы стали четвертыми. Довольны?

— Да. Большая гордость. Немного не хватило до медали (белоруски прошли Китай, Японию, в ½ финала уступили Южной Корее, а в дуэли за бронзу Германии. — Прим. ред.), но это рекордный результат для лучников в истории нашей страны. И я рада, что получилось попасть в полуфинал, несмотря на все, что творилось во время подготовки.

Знаете, в большом спорте должно быть соперничество. Нормально, когда тренировки, турниры держат в определенном напряжении. Пусть это и не самый приятный фактор для человека. Но всему есть предел. Если же накручивают, что, Карина, ты ведь понимаешь, надо хорошо выступить, потому что на тебя теперь надеются близкие и друзья, я не должна их подвести… Да ладно! За кого еще я теперь отвечаю? У нас ведь и так спортсмены в пожизненном долгу у государства.

Фото: из instagram - аккаунта Карины Козловской
Фото: Instagram-аккаунт Карины Козловской

«Придется бросить БГУФК»

— Вы сказали, что вас упрекали в том, что мало тренируетесь. Объясните.

— Раньше я обычно тренировалась раз в день. Мне так было комфортно, это приносило результат (в 2019 году Козловская выиграла в личном первенстве на Гран-при Европы, стала первой в команде на Всемирных военных играх и второй на Европейских играх. — Прим. ред.). А на сборах национальной команды проводили две длинные тренировки. И некоторые не понимали, почему я делаю по 150−160 выстрелов, а остальные — по 300−400. Меня всячески пытались «убедить», что надо тренироваться больше. Со стороны это выглядело так: Козловская отдыхала, а остальные работали. Как так? Да, наверное, мой случай уникальный, что с таким малым количеством выстрелов добивалась результата. Постепенно мы собирались с личным тренером увеличивать нагрузку. В Польше уже стреляю больше. Но в Беларуси это было именно давление, а не помощь и добрый совет.

— Кроме спорта, чем собираетесь заниматься?

— Думаю поступать в университет в Польше. С профилем еще не определилась. В Беларуси я учусь заочно на третьем курсе БГУФК. Но надо присутствовать в Минске на некоторых практиках, что невозможно в нынешней ситуации. Похоже, придется бросить. До этого училась в строительном колледже. Мне нравилось, но потом большой спорт перевесил. Что ж, теперь, получается, будет третья попытка.