Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Врачи говорят готовиться к летальному исходу». Поговорили с парнем белоруски, которую изнасиловали в центре Варшавы
  2. Новшества от мобильных операторов и банков, усиленный контроль силовиков, дедлайн по налогам. Что изменится в марте
  3. «Слушайте, вы такие вопросы задаете!» Интервью с Борисом Надеждиным, который хотел стать президентом России
  4. В Канаде рассказали о прорывной разработке, которую в Беларуси зарубили много лет назад. Как такое происходит, объяснил автор проекта
  5. «То, что ты владелец, не дает абсолютно никаких прав». Поговорили с другом белорусов, квартиру которых в Барселоне захватили сквоттеры
  6. By_Help: Некоторых белорусов, ранее откупившихся за донаты, теперь обвиняют в «измене государству»
  7. Введение комиссии за хранение валюты на счетах и повышение сбора по наличным. Многие банки анонсировали изменения в марте
  8. Замначальника погранзаставы «Мокраны» вылетел со службы из-за «проступка» и теперь немало должен. Его подвел бизнес
  9. В ВСУ сообщили о гибели бойцов морского центра спецопераций. Z-каналы пишут о 20 убитых и одном взятом в плен при попытке высадить десант
  10. Российская армия вернула себе инициативу на всем театре военных действий — что ей это дает. Главное из сводок
  11. «Отработайте, и у вас получится». Спросили у экс-сенатора, как заработать на дом за 1,5 млн долларов (она продает такое жилье в Минске)
  12. Уже через несколько дней силовики смогут мгновенно заблокировать едва ли не любой ваш денежный перевод. Рассказываем подробности
  13. Непризнанное Приднестровье обратилось к России за помощью из-за «экономической блокады со стороны Молдовы»
  14. Стала известна дата похорон Алексея Навального
  15. Армия РФ держит высокий темп наступления, чтобы не дать ВСУ закрепиться, Минобороны заявило о захвате еще одного села. Главное из сводок
  16. Подозреваемого в изнасиловании белоруски полиция Варшавы перевозила в странном шлеме. Для чего он нужен?
  17. Из свидетелей — в соучастники. Как так вышло, что три десятка советских рабочих шесть часов насиловали 19-летнюю девушку


Многие белорусы услышали песню «Магутны Божа» только во время протестов в 2020 году. Другие же знают, что она могла стать официальным гимном Беларуси. А пока ее чаще всего называют «духовным гимном» страны, ведь по сути это молитва. Именно так — «Малітва» — называлось и стихотворение белорусской поэтессы Натальи Арсеньевой, из которого этот гимн возник. Но не все знают трагическую историю произведения и сложную судьбу его создательницы. Короткий, но содержательный ролик об этом записал священник Александр Кухта, автор канала «Батюшка ответит».

Арсеньева написала «Малітву» во время войны, в 1943 году. До войны ее семья жила в Вильнюсе, муж был польским офицером, и в 1939-м он был взят в плен советскими властями. Наталью с детьми сослали в Казахстан. Лишь в 1941-м они воссоединились в Минске, но теплых чувств к советской власти не испытывали. Муж ее, Франц Кушель, ушел воевать на стороне немцев, впоследствии став командиром созданной немцами Белорусской краевой обороны. Она осталась в оккупированном Минске с детьми. В 1943-м ее старший сын погиб при взрыве в Купаловском театре, когда подпольщики пытались убить Вильгельма Кубе. После этого Наталья и написала «Малітву». Которую в конце войны увезла с собой за границу, где прошла через лагеря для «перемещенных лиц». В 1947 году Николай Ровенский положил стихи на музыку — так и появился «Магутны Божа».

В 1950-м Арсеньева переехала в США, где активно участвовала в жизни белорусской эмиграции. В Советском Союзе же ее оценивали однозначно — как коллаборантку. Творчество ее фактически было под запретом. Но с наступлением независимости все изменилось, и в 1993 году «Магутны Божа» даже рассматривался как один из вариантов для официального гимна Беларуси.

После 2020-го, когда эта песня стала одним из протестных гимнов, сторонники действующих властей Беларуси снова нередко вспоминают о ее авторе как о коллаборантке. Однако судьба Арсеньевой скорее отражает трагические повороты в истории белорусского народа, который вынужден был выживать под атаками с разных сторон. Вот как объясняла свое сотрудничество с оккупационными властями сама поэтесса: «Люди, которые ни за что пострадали от советской власти, а таких было не так уж и мало, встречали немцев с надеждой, как избавителей. Абсолютно никто не думал, что немцы такие нелюди».