Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В разных городах Беларуси заметили северное сияние
  2. «Вплоть до увольнения». Госслужащим разослали инструкцию, как себя вести
  3. Российская авиация из-за потерь снизила активность на востоке. Новое направление, где атак больше, чем у Авдеевки. Главное из сводок
  4. Изучили, сколько намерены потратить на питание на Окрестина в 2024 году, и сделали неутешительные выводы (один касается репрессий)
  5. Глава католической церкви в Беларуси отменил Великий пост на один день. Рассказываем почему
  6. За полмесяца боев Россия потеряла уже 15 самолетов, но это ее не смущает. Объясняем почему
  7. Лукашенко подписал указ «о переводе госорганов и организаций на работу в условиях военного времени»
  8. Британская разведка назвала среднесуточное количество российских потерь в Украине. Результат ужасающий для Кремля
  9. «Из уха текла кровь, он начал расстегивать ширинку у моего лица — его забавляла ситуация». Белоруски — о том, как пострадали от насилия
  10. «Стыдно шляться с тряпкой Лукашенко». Кто в Литве выступает против мигрантов из Беларуси, а кто их поддерживает
  11. Крутой разворот белорусского рубля: итоги рынка валют и прогноз по курсам на неделю
  12. В Москве третий день несут цветы к могиле Навального — у кладбища все воскресенье стояла очередь
  13. «Потратить на похороны не можем». Донатившим на лечение изнасилованной белоруски возвращают деньги, близким пришлось открыть новый сбор
  14. Лукашенко предложил посмотреть на режим работы детских садов и подстроиться под родителей
Чытаць па-беларуску


Уже бывший главный тренер новополоцкого «Химика» Олег Хмыль заявил, что «устал биться лбом о стену непонимания», имея в виду плачевное положение дел в хоккейном клубе. О финансовых проблемах периодически говорит и его коллега из Могилева Александр Матерухин. Это кажется удивительным, ведь в Беларуси этот вид спорта вроде бы обласкан вниманием Александра Лукашенко. Спросили, что не так с финансами в нашем хоккее, у бывшего директора оршанского «Локомотива» Евгения Мазуро, который после августа-2020 подписал письмо за честные выборы.

Динамо-Молодечно - Могилев, 6 октября 2022 года. Фото: hcmogilev.by
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: hcmogilev.by

Что сказали тренеры

По словам Олега Хмыля, который работал в «Химике» с 2019 года до середины октября 2022-го, в клубе нет врача и много чего еще.

— Его [врача] функции исполняет массажист, у которого, правда, есть опыт работы в скорой помощи, но сам факт! Видеооператор вынужден снимать матчи собственной камерой, а про покупку хоккейной программы для разбора эпизодов по ходу игр и слышать никто не хочет. Хорошо, что, используя давние связи, удалось временно разрешить эту проблему, но, на мой взгляд, такое сегодня просто недопустимо. Не говорю уже о специальных устройствах Polar, которые давно и успешно используют в спорте для сбора информации о функциональных возможностях каждого спортсмена. Работаем, как в девяностых: пульс прощупываем руками. Нет необходимых условий и для восстановительного процесса, есть проблемы с закупкой формы, хоккейного инвентаря…

Тем временем 29 октября после матча с «Неманом» главный тренер «Могилева» Александр Матерухин (его команда проиграла — 1:4) сказал, что у него нет рычагов управления командой.

— Можно мотивировать премиями, которые получают хоккеисты помимо минимально мизерной зарплаты, можно мотивировать непопаданием в состав. Я ничем не могу мотивировать: у нас нет ни премий, ни глубины состава. Присадить кого-то или выгнать вот так сразу я не могу, потому что на это место нужно найти нового игрока. А их нет. У нас даже некоторые защитники — это переделанные нападающие.

Это уже не первый раз, когда украинский тренер жалуется на ситуацию в команде.

— К сожалению, у нас нет других возможностей (финансовых), мы не можем приглашать других игроков, менять, как в других клубах делается, — заявил Матерухин 25 октября («Могилев» уступил в овертайме как раз «Химику» — 2:3).

По его словам, ошибки, которые допускают игроки, бывают «только в детском садике, яслях, когда дети начинают в хоккей играть». Мол, поэтому они и находятся в «Могилеве» — «больше никому не нужны».

Добавим, что «Могилев» после 21 матча чемпионата Беларуси-2022/23 занимает последнее место, победив лишь раз. «Химик» идет 10-м из 12 команд и не выглядит столь безнадежно.

«Почему хоккей — детище Лукашенко?»

Почему же в «президентском» виде спорта такие проблемы? Как к этому относиться? Экс-директор оршанского «Локомотива» Евгений Мазуро высказал мнение.

— Новополоцк известен своими воспитанниками, в частности, братьями Костицыными, Владимиром Денисовым. Откуда там столько проблем?

— Белорусские клубы живут за счет бюджетных средств. В Витебской области теперь три хоккейные команды: «Витебск», «Химик» и «Локомотив». «Химик» всегда спонсировал [завод] «Нафтан». Но в Новополоцке есть и футбольный клуб. В такой ситуации на завод ложится бóльшая нагрузка. Видимо, не хватает на всех средств. Это уже на усмотрение чиновников: кому и сколько выделят. Раньше у «Химика» тоже возникали проблемы. Предприятия в Беларуси ведь не от хорошей жизни финансируют футбол и хоккей — все в добровольно-принудительном порядке.

— А «Могилев»?

— Вы должны понимать, что в белорусском хоккее давно прошло время больших зарплат. Это раньше игрок мог получать и шесть тысяч долларов в месяц, выступая во внутреннем чемпионате. Но последние лет семь такое сложно представить. Отсюда — потолки зарплат, лимиты на легионеров, возрастных хоккеистов. За счет своих воспитанников «Могилев» сегодня как-то играет, но уровень низкий. Каким бы гениальным тренер ни был, без нормального финансирования команда почти обречена находиться в числе аутсайдеров. «Витебск», кстати, за последний сезон подтянулся. И Кубок Беларуси выиграл этим летом.

— Если экономическая ситуация будет еще хуже, чего ждать белорусскому хоккею?

— Выделение средств продолжится. Для государства это — вопрос принципа. Мол, у нас проводятся чемпионаты по футболу, хоккею — все хорошо. Сокращать зарплаты игроков уже некуда, хотя, наверное, наши хоккеисты могут играть и за еду. По крайней мере, за 1000−1500 рублей — вполне. Сейчас, насколько знаю, средняя зарплата в Экстралиге (сильнейший дивизион чемпионата Беларуси. — Прим. ред.) — 2000−2500 рублей.

— Вы стояли у истоков создания «Локомотива» в 2018 году. Чего-то не хватало в плане материально-технической базы?

— Главным спонсором была Белорусская железная дорога. Она закрывала все вопросы. Орша тоже немного помогала, имею в виду деньги города, но это была малая часть. Для БЖД «Локомотив» стал своего рода социальным проектом. Сейчас только этот клуб и остался в Экстралиге. Команды, которые примерно одновременно создавали в Пинске, Барановичах и Бобруйске, не потянули сильнейший дивизион.

— Федерация вдруг озаботилась женским хоккеем, проведя тренировочный лагерь. Что думаете?

— Попытки что-то делать были и раньше. В свое время создали клуб «Пантера». Но на этом все. Сейчас нет игроков. В каждой школе от силы найдется по паре девочек. И если до определенного возраста они могут заниматься с мальчиками в одной группе, то потом пацаны начинают играть в контактный хоккей. У нас нет внутреннего женского чемпионата, да и вообще системы подготовки женского хоккея. Так что это больше показуха. Дескать, у нас есть развитие. Хотя для этого надо было десять лет назад начинать набирать в каждом возрасте одну женскую группу по всем школам страны. А не просто провести лагерь или раздавать паспорта россиянкам, которые не востребованы на родине.

— Мы приняли чемпионат мира в 2014 году, минское «Динамо» регулярно входит в число самых посещаемых клубов КХЛ. При этом чемпионат Беларуси не интересен широкой аудитории, на игры Лукашенко, как и на Рождественские турниры, нагоняют зрителей. Хоккей вообще нужен Беларуси?

— Мне, например, не хотелось бы, чтобы при смене власти ледовые дворцы снесли. Это было бы глупо. Хоккей нужен. Выросло поколение, которому интересен этот вид спорта. Как занимающиеся, так и просто те, кому хочется следить за командами, турнирами. И инфраструктура-то готова. Главное — как ее эффективно использовать.

— Но ледовые дворцы для некоторых — символ Лукашенко.

— Да, возможно. Но, во-первых, полмира играет в хоккей, занимается фигурным катанием, шорт-треком. Есть спрос на ледовые услуги. Во-вторых, почему хоккей — детище Лукашенко? Вид спорта бы и так развивался. Мы не знаем, какими темпами. Но сложно представить, что будет хуже. Сборные и клубы находятся в международной изоляции, имея возможность играть только с россиянами и Казахстаном. Уровень внутреннего чемпионата давно просел. Национальная сборная и до санкций уже вылетала из сильнейшего дивизиона. Хотя дети и тренеры у нас есть. И они не пропадут, если убрать излишнюю политизированность и показуху с матчами Лукашенко со сбором людей через БРСМ и профсоюзы. Так что вопрос, какой будет новая система. Но просто взять и все разрушить — неправильно.