Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне


В уходящем году большинство людей, даже никогда не интересовавшихся военной тематикой, узнали многое о противовоздушной обороне. Украинские зенитные комплексы сбивают самолеты и ракеты России, российская ПВО пытается защитить стратегически важные аэродромы (и порой терпит в этом унизительные неудачи), на территорию Беларуси падают ракеты от С-300. Рассказываем, как устроена ПВО Беларуси и на что она способна в случае войны.

Сразу оговоримся, что в данном материале мы будем подробно рассматривать только наземную противовоздушную оборону. Защищаться от воздушных атак помогает и авиация (в нашей стране ВВС и войска ПВО давно объединены), а о приближении противника сообщают войска радиотехнической разведки, на вооружении которых стоят различные радары. Однако их мы коснемся лишь вскользь.

Две противовоздушные обороны

Как и все аналогичные войска постсоветских стран, белорусские части ПВО унаследовали структуру и технику от Советского Союза. В СССР в связке работали две, по сути, различные системы — ПВО сухопутных войск и ПВО страны. Первая должна была защищать исключительно армию — колонны на марше и места дислокации.

Большая часть комплексов ПВО сухопутных войск была представлена системами малой дальности для создания «зонтика» непосредственно над войсками — зенитно-ракетный комплекс (ЗРК) «Стрела-10», «Оса», ракетно-пушечный комплекс «Тунгуска».

Самым мощным и современным из таких вооружений в СССР был «Тор», но в БССР их не поставили — они появились намного позже, и о роли «Торов» в ПВО современной Беларуси мы еще расскажем. Комплексы средней дальности среди войскового ПВО были представлены знаменитыми «Буками» (такие сейчас активно воюют в Украине), система большой дальности была только одна — С-300 В.

Пусковая установка 9А82 комплекса С-300В. В отличие от привычных нам ЗРК С-300 для ПВО, версия для сухопутных войск всегда ставилась на гусеничное шасси. Фото: Vitaly V. Kuzmin, vitalykuzmin.net/, CC BY-SA 4.0, commons.wikimedia.org
Пусковая установка комплекса С-300 В. Версия для сухопутных войск всегда ставилась на гусеничное шасси. Фото: Vitaly V. Kuzmin, vitalykuzmin.net/, CC BY-SA 4.0, commons.wikimedia.org

Второй системой защиты неба была противовоздушная оборона страны — она призвана была защищать не войска, а важнейшие объекты (столицу, главные промышленные районы, транспортные узлы, электростанции) от вражеской авиации и ракет. Мобильность от этой ПВО не требовалась: гораздо важнее было сбивать противника на дальних подступах. Поэтому на вооружении система имела в основном комплексы большой дальности — С-200, С-300ПС/ПТ, из менее дальнобойных систем — С-125. Зачастую эти комплексы вообще не могли самостоятельно передвигаться, их нужно было привезти и смонтировать на месте.

До самого развала СССР большой войны так и не случилось, так что, насколько эффективной была ПВО Союза, никто так и не проверил (кроме, пожалуй, Матиаса Руста, без помех пролетевшего от западной границы до самой Москвы и посадившего самолет в центре города).

Что унаследовала Беларусь

В 1991 году Беларуси, как одной из бывших приграничных республик СССР, досталась довольно значительная по численности группировка ПВО. На боевом дежурстве стояли четыре дивизиона С-200 «Ангара» с дальностью стрельбы под 200 километров — один в районе Полоцка, один под Дзержинском в деревне Веселый Угол, один под Лидой и один около Бреста.

Другими системами большой дальности были С-300 ПС/ПТ — это одни из первых комплексов семейства С-300, разработанные в семидесятых годах и несколько устаревшие уже к моменту развала СССР. Всего С-300ПС/ПТ было восемь дивизионов (подробнее о том, как устроен дивизион, мы расскажем ниже) — половина охраняла Минск, половина базировалась в различных пунктах вблизи границ.

ЗРК С-300ПС, Украина. В Беларуси на вооружении стоят примерно такие же. Фото: George Chernilevsky, CC BY-SA 3.0, commons.wikimedia.org
ЗРК С-300ПС, Украина. В Беларуси на вооружении стоят примерно такие же. Фото: George Chernilevsky, CC BY-SA 3.0, commons.wikimedia.org

Прочие комплексы относились к войсковой ПВО. Лучшим из них был дивизион систем большой дальности С-300В — он в стране был один и стоял на вооружении 147-й зенитной ракетной бригады в Бобруйске. На момент развала СССР это были самые современные ЗРК республики (на вооружение С-300 В приняли только в 1988 году, комплекс был полностью цифровым и намного превосходил по боевым возможностям С-300ПТ/ПС).

Из систем средней дальности белорусская войсковая ПВО унаследовала четыре дивизиона ЗРК «Бук». Комплексы малой дальности были более разнообразны — 740-я зенитная ракетная бригада была вооружена тремя дивизионами систем «Оса-АКМ», также своя ПВО была у четырех бригад белорусских механизированных войск — 6-й, 11-й, 19-й и 120-й. Бригадные средства противовоздушной обороны включали ракетные комплексы «Стрела-10» и ракетно-пушечные «Тунгуски».

Помимо этого, на вооружении в Беларуси имелось некоторое количество комплексов С-125.

Какая дальность стрельбы у этого оружия?

  • С-300В — до 100 км;
  • С-300ПС/ПТ — до 75 км;
  • «Бук» — до 30−35 км;
  • «Оса» — до 10 км;
  • «Cтрела-10» — 5 км;
  • С-125 — до 25 км;
  • «Тунгуска» — до 8 км.

Как Беларусь распорядилась своими комплексами ПВО

Большую часть противовоздушной обороны, доставшейся от СССР, Беларусь в первые десятилетия независимости сохранила. Однако ПВО — структура дорогая, поэтому со временем некоторые системы снимались с вооружения. Так, к 2015 году в строю не осталось ни одного из четырех дивизионов самых дальнобойных систем страны С-200.

Финансовые и технические условия не позволили сохранить в строю ни одной системы средней или большой дальности войсковой ПВО. Единственный дивизион С-300 В Беларуси служил до 2020 года, а затем его списали — заканчивался ресурс техники, а денег для восстановления не было. Насколько нам известно, С-300 В после капитального ремонта был продан в третьи страны.

Та же судьба постигла «Буки» — несмотря на то что Беларусь разработала собственную модернизацию этих машин «Бук-МБ», позволяющую улучшить характеристики и продлить ресурс оружия, пользоваться этими наработками будут другие. Ни одного дивизиона «Буков-МБ» белорусская армия не получила, часть отправилась в Азербайджан, часть планировали послать в Сербию. Правда, недавно инженеры Беларуси разработали еще более современную версию комплекса «Бук-МБ3К».

"Бук-МБ3К" на выставке MILEX. Фото: TUT.BY
«Бук-МБ3К» на выставке MILEX-2019. Фото: TUT.BY

Однако эта машина на колесном шасси МЗКТ существует, насколько можно судить, в двух экземплярах — одна самоходная огневая установка (СОУ), и одна пускозаряжающая установка (ПЗУ). Их нередко можно видеть на выставках и парадах в Беларуси. Однако учитывая, что комплекс «Бук» состоит из четырех СОУ, двух ПЗУ, станции обнаружения целей, командного пункта, можно констатировать, что в реальности на вооружении войск ПВО РБ есть две машины в неизвестном состоянии и ни одного полноценного комплекса. По сути, это техника для демонстрации потенциальным клиентам из других стран, а не для боя.

Также Беларусь сняла с вооружения, а затем распродала по крайней мере часть С-125 — их модернизировали две компании. Минское ОАО «Алевкурп» обновляло в десятых годах С-125 до версии «Алебарда» и продавало их, например, в Туркменистан. Другая компания, «Тетраэдр», улучшала комплексы до версии «Печора-2Т», и они уехали в Казахстан, Эритрею и Азербайджан.

Что осталось у Беларуси, и что поставила Россия

Как вы могли заметить, среди проданных комплексов ни разу не были упомянуты С-300ПС/ПТ — наиболее многочисленные ЗРК, стоящие на вооружении в Беларуси. Это неслучайно, именно эти системы стали основой ПВО республики и остаются ей и сейчас. Мы помним, что от СССР Беларусь досталось восемь дивизионов С-300ПС/ПТ.

Пусковая установка ЗРК С-300ПТ, Россия. Фото: Vitaly V. Kuzmin, vitalykuzmin.net, CC BY-SA 4.0, commons.wikimedia.org
Пусковая установка ЗРК С-300ПТ, Россия. Фото: Vitaly V. Kuzmin, vitalykuzmin.net, CC BY-SA 4.0, commons.wikimedia.org

Каждый дивизион состоит из 12 пусковых установок, плюс командный пункт, радар подсветки и наведения ракет, низковысотный обнаружитель и дизель-генераторы для питания систем с распределяющими устройствами. Каждая пусковая установка имеет четыре ракеты — так что С-300 постсоветской Беларуси могли выпустить 384 ракеты за раз.

Долгое время велись разговоры о создании единой системы ПВО Союзного государства с Россией — во многом это осталось просто словами, однако кое-что Москва Минску все же передала. Сначала в 2005 и 2006 годах Беларусь заключила с Россией два контракта на поставку С-300ПС (систем 70-х годов с максимальной дальностью примерно в 75 километров). Контракты удалось выполнить, Беларусь приобрела какие-никакие дополнительные ЗРК (заменив ими уже упомянутые С-125), а Россия по сути ничего не потеряла — в РФ на вооружении уже тогда стояли в основном С-300ПМУ, куда более современные и умеющие стрелять вдвое дальше.

В 2015—2016 годах история повторилась, и Москва вновь передала Минску четыре дивизиона С-300 (насколько мы знаем, также в варианте С-300ПС). Как нам сообщили источники, знакомые с ситуацией, два из дивизионов сразу же по прибытии отправились на капремонт, то есть по факту были поставлены в небоеготовом состоянии.

По общедоступной информации, сейчас основу белорусского ПВО составляют 16 дивизионов ЗРК большой дальности С-300ПС — это 192 пусковые установки, способные одним залпом выпустить 768 зенитных ракет.

Помимо этого, с начала десятых Россия начала поставлять Беларуси комплексы малой дальности «Тор-2МК» на шасси МЗКТ, способные сбивать самолеты или ракеты на дальности до 16 и высоте до десяти километров. Очередная партия «Торов» прибыла в нашу страну буквально неделю назад. Всего к концу 2022 года в ПВО Беларуси шесть батарей «Тор-2МК» или 24−30 машин.

По сути, «Тор» остается единственным современным зенитным комплексом ПВО нашей страны, эти комплексы, несмотря на малую дальность, весьма точны, автономны (каждая машина может выполнять боевые задачи и в одиночку) и хорошо подходят для охраны объектов. В республике они используются именно так — часть «Торов» защищает Белорусскую АЭС.

Белорусские ЗРК "Тор" в Минске перед ночной репетицией парада, 2020 год. Фото: TUT.BY
Белорусские ЗРК «Тор» в Минске перед ночной репетицией парада, 2020 год. Фото: TUT.BY

Российские «Торы» во время сирийской войны, как пояснили нам хорошо знакомые с этой техникой источники, показали себя неплохо: они могут эффективно бороться с наиболее реальными в современном мире воздушными угрозами. «Тор» хорошо сбивает крылатые ракеты, аэробаллистические ракеты на финальном участке траектории (вроде боеприпасов «Искандера»), беспилотники, низколетящие самолеты и вертолеты. Тот факт, что они смонтированы на шасси от МЗКТ, сильно упрощает ремонт комплексов — все работы можно проводить внутри страны.

Таким образом, ПВО Беларуси (не войсковое) состоит из двух компонентов: рубежи страны охраняют 16 дивизионов старых систем большой дальности (192 пусковые установки), а некоторые важные объекты (БелАЭС, возможно, аэродром в Лиде и авиаремонтный завод в Орше) — шесть батарей ЗРК малой дальности «Тор-2МК» (около 30 пусковых установок). Системы средней дальности в стране присутствуют лишь формально, два модернизированных «Бука» ездят по выставкам и парадам, но их боеспособность неясна.

Войсковая ПВО никак не улучшилась по сравнению с советской и представлена комплексами малой дальности («Оса-АКМ», «Стрела-10» и «Тунгуска»). На большой и средней дальности зенитчикам сухопутных войск Беларуси сбивать противника нечем.

ЗРК «Оса-АКМ» в России, на вооружении Беларуси стоят примерно такие же. Фото: Vitaly V. Kuzmin, vitalykuzmin.net, CC BY-SA 4.0, commons.wikimedia.org
ЗРК «Оса-АКМ» в России, на вооружении в Беларуси стоят примерно такие же. Фото: Vitaly V. Kuzmin, vitalykuzmin.net, CC BY-SA 4.0, commons.wikimedia.org

Сейчас Россия передает Беларуси современные комплексы С-400, которые теоретически могут усилить возможности белорусского ПВО — как минимум за счет дальности стрельбы, которая у «четырехсотых» составляет 250−400 километров, тогда как старые С-300ПС/ПТ бьют на 45−75 километров.

Однако пока новейшие комплексы в белорусскую систему никак не интегрированы, неизвестно, когда белорусские зенитчики их освоят, сколько ракет передадут, как решат вопрос с запчастями и ремонтом (никаких компетенций по починке новейших ЗРК у белорусских инженеров нет, в отличие от старых С-300, которые «2566 завод по ремонту радиоэлектронного оборудования» может капитально ремонтировать) и так далее.

Вполне вероятно, что С-400 будут принадлежать Беларуси лишь формально, а на самом деле встанут на позициях у украинских границ и продолжат служить интересам России в войне.

Как может показать себя белорусское ПВО в случае войны

Если исходить из потенциальных возможностей противовоздушной обороны, то при атаке с запада или востока (то есть при возможной войне с НАТО или Россией) войска ПВО Беларуси вряд ли смогут продержаться долго. Вторжение наверняка начнется с массированного ракетно-артиллерийского удара, нанесенного силами Североатлантического альянса или ВКС РФ.

Это достаточно типичная тактика в современной войне. Нападающая сторона скрытно или не очень концентрирует авиацию сравнительно недалеко от границ государства, на которое хочет напасть. В заранее определенный момент по разведанным объектам выпускаются десятки и сотни ракет, в том числе и с самолетов.

Первые удары приходятся по центрам управления, радиолокационным станциям, комплексам ПВО, складам боеприпасов, нефтебазам, расположению наиболее боеспособных войск противника.

Истребители атакующей стороны расчищают небо от самолетов противника, успевших подняться в воздух. Когда основные системы ПВО подавлены, в бой идет ударная авиация — бомбардировщики, штурмовики, даже ударные вертолеты и боевые беспилотники. Позади истребителей и бомбардировщиков висят «летающие радары» — самолеты дальнего радиолокационного обнаружения, обеспечивая ситуационную осведомленность и обнаруживая новые цели, которые затем уничтожаются.

Если все проходит по плану, в течение нескольких часов или дней непрерывного воздушного наступления организованная оборона противника или перестает существовать, или оказывается крайне ослабленной. После этого можно или навязывать ошеломленному обороняющемуся условия капитуляции, или наступать наземными войсками, окружая и принуждая к сдаче разрозненные, потерявшие связь между собой части армии противника.

Так Россия планировала разгромить Украину 24 февраля 2022 года, однако одним внезапным ударом подавить украинское ПВО не вышло. Зенитные комплексы ВСУ, в первую очередь «Буки», рассредоточились по секретным позициям, перестали контролировать воздушное пространство страны 24/7, но сохранили возможность сбивать российские самолеты и ракеты.

Белорусская войсковая ПВО «Буками» не располагает, однако уцелевшие после первого удара «Торы» могут попробовать использовать ту же тактику, мешая противнику завоевать господство в воздухе. Правда, численность этих комплексов мала.

Боевая машина зенитного ракетно-пушечного комплекса «Тунгуска». Фото: Vitaly V. Kuzmin. vitalykuzmin.net, CC BY-SA 4.0, commons.wikimedia.org
Боевая машина зенитного ракетно-пушечного комплекса «Тунгуска». Фото: Vitaly V. Kuzmin. vitalykuzmin.net, CC BY-SA 4.0, commons.wikimedia.org

Белорусские С-300 неманевренны и так работать не смогут — на разворачивание каждого комплекса нужно время. «Осы», «Стрелы» и «Тунгуски» сухопутных войск некоторое время будут прикрывать механизированные бригады, пока не погибнут.

Большой проблемой белорусского ПВО, как нам пояснили источники, знакомые с системой, является очень сильная централизация управления. Чтобы сбить цель, ее надо сначала заметить — это должны сделать большие радары войск радиотехнической разведки и их обслуживающий персонал (состоящий зачастую из срочников). Когда цели будут засечены, информация о них поступит на контрольный пункт батальона, затем на уровень бригады зенитно-ракетных корпусов, только потом заработают радары С-300, чтобы поймать цели «в прицел» и сбить.

Все это может занять достаточно много времени, за которое большинство С-300 белорусской ПВО превратится в обломки — выжившим останется лишь стараться сбить перед уничтожением как можно больше целей.

Классическим примером неэффективности «противовоздушной вертикали» можно считать «плюшевый десант». В июле 2012 года из Литвы в воздушное пространство Беларуси влетел легкомоторный самолет, добрался до самого Минска и сбросил мягкие игрушки с прикрепленными листками с надписями «We support the Belarusian struggle for free speech» (мы поддерживаем белорусскую борьбу за свободу слова) и «Free speech now» (свобода высказываний сейчас).

Несмотря на то что у ПВО было более чем достаточно времени, чтобы сбить цель, никто из зенитчиков не выпустил ни единой ракеты (централизация управления часто порождает желание уйти от ответственности даже ценой несделанного дела).

Фото: vpk.name
Зенитно-ракетный комплекс С-400. Фото: vpk.name

Современные российские комплексы С-400 в случае удара помогут мало. Основной надеждой при атаке с запада, пожалуй, станут российские самолеты — как ни крути, современных истребителей у России много.

В случае гипотетической войны с Украиной Беларуси будет несколько проще, авиация ВСУ слабее, чем у НАТО или России. Однако у украинцев вполне достаточно «Хаймарсов» и противорадиолокационных ракет, чтобы сделать жизнь зенитчиков Беларуси тяжелой — перехватить это ПВО Беларуси, скорее всего, не сможет (не смогла даже российская под Херсоном). Скорее всего, в этом случае противовоздушная оборона страны просто будет уничтожать столько ракет, сколько получится, а остальные будут бить по важным объектам.