Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Как давно появился белорусский язык и кто его ближайший «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  2. «Город на ушах стоит». Что будет, если через TikTok пожаловаться Лукашенко на невыплату зарплат (работники этого предприятия проверили)
  3. «Пристыдил главу ПВТ за бесхребетность». Как складывается жизнь бизнесмена, который одним из первых в IT высказался после выборов 2020-го
  4. «Все знают, что происходит». Бывшие члены избиркомов рассказали «Зеркалу», как в Беларуси фальсифицируют выборы
  5. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  6. «По меньшей мере 60 человек точно уже не вернутся на позиции». ВСУ вновь нанесли удар по полигону с подразделениями армии РФ
  7. Оккупационные власти признались в насильственной депортации и намекнули на казни несогласных украинцев. Главное из сводок
  8. Хренин рассказал о группировке ВСУ «численностью 112−114 тысяч человек» на границе с Беларусью и пообещал сбивать авиацию НАТО
  9. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями
  10. «Ублюдки! Ублюдки! Этого не должно было случиться!» Как власти убили лидера оппозиции, но его жена-домохозяйка стала президентом
  11. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  12. Боли «Баварии» и тренерская чехарда. Сыграны первые матчи 1/8 финала футбольной Лиги чемпионов — вот результаты
  13. «Если я не соглашусь на тайные похороны, они что-то сделают с телом моего сына». Матери Навального показали тело сына
  14. ГУБОПиК пришел в представительство LG в Беларуси. Силовики назвали его «экстремистской суполкой»
  15. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  16. Угадайте, сколько зарабатывает гендиректор государственного завода. Узнали зарплаты топ-менеджеров


Его и Виктора Дойлидова воспитанник, знаменитый белорусский гимнаст, трехкратный чемпион мира и Европы Иван Иванков живет в США, а сам Владимир Ваткин с 1997 года обосновался в Австралии. Также он работал три с половиной года с гимнастами в Бразилии. После августа-2020 тренер подписал письмо за новые выборы и с болью переживает нынешние события на родине. В интервью «Зеркалу» Ваткин рассказал о жизни в Австралии и реакции на победу Арины Соболенко на Australian Open. Оценил состояние спортивной гимнастики в Беларуси. Предположил, почему молчат известные атлеты, а также поведал о судьбе подарка от Лукашенко.

Владимир Ваткин. Фото из личного архива героя
Владимир Ваткин. Фото из личного архива героя

Соболенко, позиция, репосты

— Следили за теннисом?

— Да, по телевизору. Я живу в Канберре — до Мельбурна далековато. А так, конечно, просто удивительное выступление. Играли здорово. У Азаренко вторая молодость. У Соболенко всегда хватало мастерства и силы, но в Мельбурне она показала, что устойчива психологически. В финале собралась после первого сета. От радости я не прыгал, но было приятно. Другое дело, насколько Соболенко и Азаренко белоруски. Как я понимаю, живут они в основном в США. Не в курсе и их отношения к режиму. Не видел каких-либо публичных заявлений.

— Соболенко подписала провластное письмо спортсменов и даже после выборов-2020 была на приеме у Лукашенко.

— Режим любит приближать известных спортсменов. Но вы меня сейчас сильно расстроили, что и Соболенко за власть. Когда человек хорошо обеспечен, то может позволить себе не зависеть от материальных благ в Беларуси. Видимо, движет желание есть из всех кормушек. Я понимаю, почему тогда люди в Беларуси могут радоваться неудачам Соболенко. Просто по той причине, что сегодня занимать нейтральную позицию очень сложно. Говорить, что ты вне политики… Надо определяться, на какой стороне находишься. У всех есть заложники — имею в виду, родных, друзей, кто живет в Беларуси. Но в такой ситуации можно хотя бы не вступать в контакт с теми, кто ответственен за репрессии в стране.

— При этом Соболенко предпочитает Майами, а не Минск.

— У меня сейчас мама сильно болеет в Беларуси. Но не могу навестить ее. Рискую застрять надолго против своей воли. Есть знакомые, которые, например, отсидели за репосты. Не хочется повторять их судьбу.

— Теннис в Австралии главный вид спорта?

— Нет. Регби гораздо популярней. Еще крикет. Хотя для меня это темный лес, как и бейсбол. Все-таки вырос на других видах спорта. Но и за теннисом в Австралии следят. Достать билеты на Australian Open невозможно, если заранее не позаботиться.

Плечо, специфика, Иванков

— Чем вы сейчас занимаетесь?

— Отдыхаю. Мне прооперировали плечо. Поэтому восстанавливаюсь и подумываю, принимать ли предложения о работе за границей. Не тороплюсь — давно не было возможности нормально отдохнуть. До недавнего времени был старшим тренером сборной Австралии и Центра подготовки гимнастов в Национальном институте спорта. Плюс личным тренером лучших атлетов. Но не стал продлевать контракт.

— Почему?

— К сожалению, в Австралии гимнастика скатывается к любительскому уровню. Среди руководства Центра нет выходцев из этого вида спорта — отсюда непонимание специфики. Неприятная тенденция уже давно — разве что в первые годы моей работы здесь была полная поддержка. Сейчас в Австралии важен не результат. Главное, не обижать детей. У меня не было проблем, например, сказать ученику, что он сильно поправился. Работаю в мужской гимнастике — парни не обижаются. А вот девочки потом судятся спустя 30 лет. Возможно, им в детстве действительно нанесли травму, задев крепким словом, но перекос сильный. Моя дочь больше вписана в местную жизнь. Имею в виду понимание менталитета.

Владимир Ваткин и его ученик из Австралии Кристофер Ремкес. Фото из личного архива героя
Владимир Ваткин и его ученик из Австралии Кристофер Ремкес. Фото из личного архива героя

— Чем занимается ваша дочь, Валерия?

— Тренирует. У нее в Мельбурне и свой небольшой клуб (Валерия Ваткина — призер чемпионатов мира и Европы в команде, участница Олимпиады-2000 в составе сборной Беларуси по художественной гимнастике. — Прим. ред.). Дочь нередко приглашают на сборы национальной команды в качестве консультанта.

— А как дела у вашего знаменитого ученика Ивана Иванкова?

— Мы поддерживаем связь. Но не думаю, что я вправе все выносить на публику. Скажу лишь, что Ваня работает в США — тренером клуба в Техасе. В этом штате много хороших клубов, гимнастов. Все нормально.

Ассимиляция, война, украинцы

— В Австралии здоровое общество?

— Достаточно здоровое, хотя моя жена бы поспорила. Нам есть, с чем сравнивать. В последние годы приехало много людей, которые пользуются плюсами системы. Живут на пособие, не работают. Это больше касается мусульман. Хочется, чтобы приезжие сумели ассимилироваться, по крайней мере, их дети, внуки, но сомнений хватает. Ни Англия, ни Франция, ни Германия не смогли этого сделать — скорее, местным пришлось подстраиваться под мигрантов. В Австралии стало тоже менее безопасно — раньше люди не закрывали двери своих домов. Законы довольно спорные: человеку с хорошей профессией тяжелее получить гражданство, чем беженцу. Но плюсы для меня все равно перевешивают.

— В Австралии есть те, кто поддерживает сегодня Россию?

— Против войны почти все. А вот за Путина, власть — таких хватает. Имею в виду людей, которые давно перебрались в Австралию из России.

— Ваш отец ведь из Донецка?

— Из Макеевки, если точнее (город в Донецкой области. — Прим. ред.). Когда Украина стала отдельной страной, то у нас были очень хорошие отношения с местными гимнастами. Там всегда хватало сильных спортсменов. При самом маленьком финансировании украинцы после распада СССР, считаю, добились наилучших результатов. Они и воюют так же, как выступали: выжимают максимум при минимуме начальной поддержки.

Владимир Ваткин с женой Маргаритой. Фото из личного архива героя
Владимир Ваткин с женой Маргаритой. Фото из личного архива героя

Преемственность, логика, Австралия

— Из интервью главы Белорусской ассоциации гимнастики Елены Скрипель в июле прошлого года: «По спортивной гимнастике я рассчитывала, что мы будем быстрее продвигаться к цели. Да, имена уехали. Я считаю, что почему они уехали, было много причин». Еще она призвала верить и набраться терпения. Что думаете?

— Меня звали несколько раз в Беларусь за эти годы. Но вот веры в настоящий интерес со стороны наших чиновников, функционеров в спорте нет. Мало просто создать условия для работы. Нарушена тренерская преемственность, которая была при Союзе. Раньше даже при скромных условиях специалисты видели, что могут пробиться. Но потом потянулись за границу. Соответственно, сейчас нет и притока детей. Где им заниматься? Ради чего: результата или в свое удовольствие? За чей счет? В Австралии все построено на самоокупаемости, когда родители полностью оплачивают тренировки детей в гимнастике. Представьте, сколько лет нужно Беларуси, чтобы достичь подобного благосостояния.

— У нас получаешь деньги от государства — потом и голосовать должен только единственно возможным способом.

— Да, видимо, логика такая. Человеку не дают выбора. Я вот устал ждать, что труд оценят по достоинству. Не понимал, почему должен ходить, что-то просить. Хотя некоторые так делали и были в шоколаде при более скромных результатах. Зато уехал в Австралию и на следующий год купил дом в кредит. И никому в ноги не кланялся!

— Вам было тяжело покидать Беларусь?

— Конечно, непросто. В 37 лет. Но до сих пор благодарен, что меня, можно сказать, подтолкнули на перемены. При этом прекрасно понимаю сегодня тех, кто не готов уехать. Украинцев принимают, да. А в сторону белорусов еще и плюнуть могут, не говоря о помощи.

Владимир Ваткин. Фото из личного архива героя
Владимир Ваткин. Фото из личного архива героя

Часы, популизм, зеркало

— Вы рассказывали, что в 1994-м были на приеме у Лукашенко.

— Да, Иванков выиграл перед этим чемпионаты мира и Европы. Нас приняли, подарили именные часы. Я их тестю отдал — он потом хвастался перед бабками во дворе. Но это было другое время. Лукашенко только избрали… Никогда за него не голосовал. Не мог представить, что такой человек может победить на выборах.

— Какое впечатление он на вас произвел?

— Много разговоров без дела. Один популизм. Но на людей это действует — например, мои родители всегда поддерживали Лукашенко. Мол, пенсии есть, а в других странах голодают. Помню, в 1994-м были вопросы по залу. Лукашенко поручил при мне выделить миллион долларов на оснащение «Трудовых резервов». В результате только спустя месяцы с огромным трудом выбили некоторые снаряды — на сумму в десять раз меньшую.

— Вправе ли болельщики, журналисты призывать спортсменов, особенно звезд, высказываться на острые темы?

— Нельзя быть за войну и питаться пропагандой, которую в тебя насильно вливают. Это недостаток ума, если человек не пытается даже посмотреть, что говорит другая сторона. Но и не нужно требовать быть героями. Я с пониманием отношусь к тем, кто не высказывается. Ситуация нелегкая. Повторюсь, у всех могут быть заложники. Публично не поддерживать войну и режим Лукашенко — уже нормальный шаг. Главное, быть честным перед самим собой. Понимать, что ты на правильной стороне, чтобы можно было смотреть на себя в зеркало без осуждения. Но платить приходится многим: кому-то тюрьмой, кому-то потерей связи с родными. Чтобы переждать нынешнюю ситуацию, могут уйти годы. Хотя я пришел к тому, что нельзя думать, что все хорошее и правильное случится на нашем жизненном отрезке.

— Беларусь зашла в тупик?

— Со стороны кажется, что страна свернула сильно не туда. Насколько небогато живут поляки или в странах Балтии, но этот путь все равно был бы более правильным. Пусть и труднее. А так получили тотальную зависимость от России.