Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Почему в Пинске так много змей на набережной и откуда появились гадюки на грядках, объяснил ученый
  2. СК начал спецпроизводство в отношении бизнесмена, который входил в топ-200 самых влиятельных предпринимателей
  3. «Он пошел против власти, а вы нет — вы хорошие». Монолог освободившегося из самой строгой колонии страны, где сидит Статкевич
  4. Эксперты предупредили беларусов, чтобы готовились к скачку цен. Недавно Лукашенко признался, что не знает, чем закончится эксперимент
  5. Уровень цинизма зашкаливает: власти продолжают «отжимать» недвижимость осужденных по политическим статьям. На торги попали новые объекты
  6. В Бресте скоропостижно умер высокопоставленный силовик, который руководил разгоном протестов в Пинске. Ему было 47 лет
  7. Беларусская гражданская авиация поразительно деградировала всего за пару лет. Рассказываем, что произошло и что к этому привело
  8. Большой секрет Василевской. Власти старательно скрывают, в каком университете училась первая беларусская космонавтка, но мы это выяснили
  9. Лукашенко анонсировал возможные изменения для рынка труда. Причина — «испаряющиеся» работники (за кого могут взяться на этот раз)
  10. Жесткая авария в Минске: автобус влетел в фуру, пострадали 20 человек. СК показал видео ДТП
  11. ЧМТ, переломы, ушибы и рваные раны: вдвое увеличилось число пострадавших в ДТП на Смиловичском тракте в Минске
  12. У Дворца независимости заметили людей в форме, скорые и МЧС. Узнали, что происходит
  13. У Лукашенко есть помощник по вопросам «от земли до неба». Похоже, он неплохо управляет жильем, судя по числу квартир в собственности
  14. Новое российское наступление может достичь «угрожающих успехов» без помощи США Украине — эксперты
  15. В двух беларусских театрах происходят массовые увольнения актеров и сотрудников
  16. Сможет ли армия РФ захватить Часов Яр к 9 мая и почему российское командование уверено в этом — анализ экспертов
  17. Ответ нашелся в неожиданном месте. Рассказываем, почему Марину Василевскую нельзя называть профессиональной космонавткой
  18. «Никто не ожидал такой шторм!» Беларус рассказал, как сейчас в Дубае, где за 12 часов вылилось столько дождя, как обычно за год
Чытаць па-беларуску


Наталья Добрынская — олимпийская чемпионка 2008 года в многоборье. Из-за войны знаменитая украинская легкоатлетка вынуждена находиться с детьми за границей. Мы расспросили Наталью об отношении к белорусам, русскому языку, молчанию спортсменов и бойкоту соревнований. Узнали, можно ли привыкнуть к войне. И услышали, как ее дети скучают по дому и спорят с россиянами.

Многоборка Наталья Добрынская празднует победу на Олимпиаде в Пекине, Китай, 16 августа 2008 года Фото: REUTERS
Многоборка Наталья Добрынская празднует победу на Олимпиаде в Пекине, Китай, 16 августа 2008 года. Фото: Reuters

Агрессия, власть, украинцы

— Вы бы вышли сегодня в один сектор, на одну дорожку с россиянками и белорусками?

— (после паузы) До вашего вопроса не думала об этом. А сейчас все внутри прямо закипело — появилась агрессия, представляете?

— Уважали кого-то из белорусских легкоатлетов как спортсменов до войны?

— Я уважала всех атлетов вне зависимости от национальности. Это сильные люди. Личности с характером, которые могут делать выбор. Так считала до последних событий… Как оказалось, все устоявшиеся мысли, взгляды ломаются. Каждое слово имеет вес, но где хотя бы один процент несогласных c войной от почти 150 миллионов жителей России?

— Знаете, что происходит в Беларуси после августа-2020?

— Конечно. Недавно читала про сумасшедший срок адвокату (речь об Александре Данилевиче, которому дали 10 лет. — Прим. ред.), помогавшему спортсменам. Люди боятся, я понимаю. Но есть атлеты, которые пошли против системы. Они не хотят мириться с режимом и говорят об этом. А в 2020-м белорусам не хватило совсем немного, чтобы сменить власть. Это была классная попытка. Но сошли с дистанции на самом финише, если применять спортивную аналогию.

— Украинцы другие?

— У нас в борьбе между людьми и властью всегда выигрывают люди. Если отстаиваем свою позицию, то идем до конца. Поэтому власть в Украине меняется и прислушивается к народу, хорошо осознавая масштаб этой силы. Хотя и у вас есть воинственные люди, которые сейчас помогают Украине, защищают ее от российского вторжения.

Протест, война, белорусы

— Приказом Министерства молодежи и спорта от 12 апреля украинцам, представляющим «официальные делегации национальных сборных», запретили участвовать в соревнованиях, где будут атлеты из Беларуси или России. Что думаете по этому поводу?

— Противоречивые ощущения. Понимаю аргументы и за то, чтобы украинцы соревновались, несмотря ни на что, и за то, чтобы они бойкотировали турниры, на которых будут россияне и белорусы. Атлетам хочется выступать и доказывать свое превосходство на спортивной арене. Они всю жизнь тренируются, готовятся даже в самых экстремальных условиях показывать результат. Государство же считает, что в сложившейся ситуации просто невозможно находиться физически рядом с представителями стран-агрессоров. Как можно, например, стоять на пьедестале рядом с террористами? Я понимаю, что не все одобряют действия своих правительств, но сколько человек высказались? Если ты молчишь, то солидарен с войной, убийствами украинцев. Поэтому однозначного ответа у меня нет. Но есть надежда, что цивилизованный мир отстранит от Олимпиады в Париже россиян и белорусов, которые поддерживают войну.

— То есть допускаете, что бойкот уместен?

— Возможно, подошел бы активный протест. Заявляться на соревнования, но демонстративно отказываться выступать. Ведь в каждом виде спорта своя ситуация. Например, в легкой атлетике продлили отстранение белорусов и россиян еще 23 марта — до новых рекомендаций МОК. Знаю, что в Международной ассоциации легкоатлетических федераций (IAAF) многие против участия спортсменов из этих стран до окончания войны. Но сложно представить, как это будет выглядеть: украинские легкоатлеты поедут соревноваться, а все остальные останутся дома? Я на стороне спортсменов, хочу, чтобы они побеждали, звучал украинский гимн, поднимался флаг. Но лучше бы без белорусов и россиян.

— Вы против допуска абсолютно всех?

— Думаю, возможны минимальные исключения. Правда, из действующих российских спортсменов я не знаю никого, кто публично бы выступил против войны. Мне лично никто не написал, хотя было столько знакомых! Это до сих пор сильно удивляет. Все боятся, все думают, что от них ничего не зависит… Никакого уважения к таким людям! Наверное, если бы тот или иной атлет проявил активную позицию и уехал из страны, то его бы поддержали за границей. Выход был бы найден! Все ведь понимают, насколько несправедливы и ужасны нынешние события: захват территорий, террор, насилие, убийства мирных жителей… Как можно жить с этим дальше, промолчав сегодня? А если россияне под влиянием пропаганды не понимают, что к чему, то мне их просто жаль. В современном мире можно открыть разные источники информации, сравнить новости, попытаться разобраться, а не слепо верить пропагандистам.

Белорусы в этом плане более активны. Они уезжают из страны, заявляют о своей позиции, объединяются в разные инициативы. Например, знаю историю Андрея Кравченко и Яны Максимовой, с которыми долго соревновалась. Помню, Надя Остапчук всегда высказывалась, говорила правду. Сильная личность, восхищалась ей. Важную роль играет и ваш Фонд спортивной солидарности, консолидирующий усилия белорусов.

С 12 по 14 мая Наталья Добрынская примет участие в конференции Athletes for Peace and Freedom («Атлеты за мир и свободу»), которую организует Белорусский фонд спортивной солидарности.

Кипр, СССР, конфликты

— За сутки до начала войны вы опубликовали пост, в котором сказали о сплочении перед угрозой и гордости быть украинкой. Было нехорошее предчувствие?

— Просто так совпало. Я с тремя маленькими детьми уехала из Украины за две недели до начала войны. Муж прочувствовал ситуацию и настоял, чтобы мы покинули страну. Посчитали, что безопасность детей дороже всего. Сейчас живем на Кипре. Не была дома больше года — только совсем недавно получилось выбраться на три недели.

— На Кипре много россиян?

— Да, очень. В основном те, кто давно уехал из России. Они не особо понимают, что происходит в их стране и в Украине. В начале войны некоторые ездили пафосно с советскими флагами и включали гимн СССР. Этих ребят потом депортировали… Украинцев здесь много. Они ходят на митинги, вывешивают национальные флаги. Россияне себе такого не позволяют. Видела одну машину с российскими номерами, но уже через месяц она была с местными. Я пересекаюсь с россиянами только в школе, когда отвожу и забираю детей. Там вроде бы нормальные люди… Они просят прощения, но все равно к ним невозможно относиться с теплом. Я стою, а внутри все колотит. Мне и с вами сложно говорить на русском языке. Комок в горле… На Кипре обычно перехожу на английский.

— А дети?

— Они учатся в британской школе. Это одна из главных причин, почему уехали сюда. Хочется дать детям хорошее образование. Старшему сыну восемь лет, и он за год плотной учебы уже хорошо говорит на английском. Я очень счастлива. Младшие тоже не сильно отстают. Еще у детей много спорта, всяких активностей именно на Кипре. Плюс занятия онлайн украинским языком, чтением, шахматами и математикой.

— У ваших детей были инциденты, связанные с отношениями между украинцами и россиянами?

— Да. У старшего сына Дария был конфликт с одноклассником. Тот говорил, что Россия выиграет войну. Мой стал отвечать: «А чего вы вообще пришли на нашу землю?» Россиянин считал, что украинцы сами начали, но Дарий его переубедил, и второй мальчик даже извинился. В Украине точно уже была бы драка, но здесь в школе другой подход к детям — все конфликты через учителя. Но я учу своих, чтобы были готовы ко всему.

Дом, новости, дух

— Можно ли привыкнуть к войне?

— Невозможно. Просто никак. А еще скажу, что сложнее тем, кто уехал. Поняла это, побывав недавно в Украине. У меня был сильный эмоциональный всплеск… Я так люблю свою страну! Всегда приезжала с соревнований (неважно, какое место заняла) и испытывала радость, счастье. Родные запахи, чувство дома, своей земли. Теперь к этому добавилось и большое горе. Но дома чувствуешь свою вовлеченность. Да, сирены, часто появляются мысли о худшем. При этом все же ты более спокоен, чем за границей. Отдаешься в руки судьбы. А вне дома… Просыпаешься и сразу бежишь читать новости. Первые полгода было невыносимо! Меня могли хоть как-то отвлечь лишь заботы детей и свои жесткие тренировки по кроссфиту, чтобы не было шанса думать о посторонних вещах. Но потом снова новости, звонки мужу… Находясь за границей, мы переживаем намного больше, катастрофицируем события. Думаю, каждый украинец сегодня в душе глубоко ранен. Понадобится много времени, чтобы выйти из этого состояния.

— Вы сказали детям, что происходит на самом деле? Каково их моральное состояние?

— Дети постоянно хотят домой. Они через день спрашивают, почему мы не едем в Украину. Еще просят мужа каждое утро показать их комнаты, игрушки. Такая виртуальная экскурсия. Дочь неделю назад услышала украинскую песню и расплакалась… Мы им все рассказываем. Без подробностей, но доносим основные вещи: про войну, убийства. У младшего сына уже в 3,5 года неприязнь к русскому языку. Смотрим контент на украинском или английском.

— Важно ли, чтобы современный спортсмен нес демократические ценности, моральные ориентиры? В Беларуси, например, после августа-2020 и начала войны много прославленных атлетов спрятали голову в песок и предпочитают не замечать очевидного. Или мы многого хотим: и чтобы побеждал, и чтобы хорошим человеком был?

— Несложно быть олимпийским чемпионом и человеком-г****м. Но в первую очередь нужно быть достойной личностью. Остальное — бонусы. Победы и медали приходят и уходят, а жизнь продолжается. Ну и что, что ты олимпийский чемпион? Гораздо важнее нести в общество правильные вещи. Сегодня быть спортсменом, на которого равняются, примером для молодежи, но при этом не иметь никакой гражданской позиции — непростительно.

— Как вы к этому пришли?

— Сначала сильно влияли родители. Они меня привели в спорт. Это сейчас куча всякой информации, возможностей для мотивации, а тогда папа настоял, чтобы тренировалась, и я послушалась. Лет в десять уже осознавала, зачем мне это. Потом нравилось побеждать на соревнованиях: областных, республиканских. Появились интересные поездки, соперничество. Постепенно мне стали что-то платить, и я могла помогать семье. Затем хотела попасть на Олимпиаду — это была цель карьеры. Но понимала, что важно иметь хорошее образование. Спорт — далеко не всё. Смотрела интервью спортсменов, занималась саморазвитием. Мне, например, нравилось, когда люди умели красиво говорить на публику. Короче, оценивала адекватно ситуацию. Рада, что все органично сложилось.

— Что значит быть олимпийской чемпионкой под флагом Украины?

— Это очень-очень большая гордость! Моя страна невероятно сильная. Дух украинцев не сломить, а наши люди самые добрые и смелые.