Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. В Узде от урагана опрокинулся аттракцион с детьми. МЧС и Минэнерго рассказали о разрушениях и пострадавших от бури по всей стране
  2. Экс-главу республиканского туристического союза осудили за госизмену. Его якобы шантажом завербовали в Литве
  3. Что делать, чтобы не придавило деревом и не ударило летящей веткой или куском крыши? Рассказываем, как себя вести при ураганах и грозах
  4. ISW: Российское военное командование вынуждено бросать в бой не до конца укомплектованные и недостаточно вооруженные подразделения
  5. В лагере под Речицей семь детей пострадали из-за упавших деревьев. Один ребенок погиб
  6. Под Могилевом дерево упало на пятилетнюю девочку, ее маму и тетю. Ребенка спасти не удалось
  7. Такого дешевого доллара не было уже давно: какого курса ждать в ближайшие дни? Прогноз по валютам
  8. В ФБР назвали имя стрелка, который совершил покушение на Дональда Трампа
  9. Латвия с завтрашнего дня запретит въезд в страну легковушкам с беларусскими номерами. Авто в пунктах пропуска будут разворачивать
  10. МЧС: Из-за непогоды в Беларуси 13−14 июля погибли шесть человек
  11. Семья ехала с дачи. В СК рассказали о подробностях и жертвах страшного субботнего ДТП под Могилевом
  12. Могут ли Польша и Литва запретить въезд машин с беларусскими номерами, как это сделала Латвия? Посмотрели закон ЕС
  13. Большие неудачники. Англия снова проиграла в финале — эта сборная еще ни разу не побеждала на футбольном Евро


«Настал твой черед разбираться с последствиями своего открытия». С такими словами обращается нобелевский лауреат Альберт Эйнштейн к своему коллеге Роберту Оппенгеймеру почти в самом финале одноименного фильма («Оппенгеймер»). В нем рассказывается, как последний, будучи руководителем проекта «Манхеттен», произвел на свет атомную бомбу, пишет Русская служба Би-би-си.

Альберт Эйнштейн во время чтения лекции. 1921 год, Вена. Фото: wikipedia.org
Альберт Эйнштейн во время чтения лекции. 1921 год, Вена. Фото: wikipedia.org

Эйнштейн в фильме показан незадолго до смерти, когда оба великих физика работали в принстонском Институте перспективных исследований, которым Оппенгеймер руководил с 1947 по 1966 год.

Оба входили в число величайших умов своего времени, однако существенно расходились во взглядах — причем речь далеко не только о науке. Совершенно по-разному оба видели и свою работу, и ту пользу — или тот вред, — которые могли принести миру их исследования.

— Мы были близкими коллегами, в какой-то мере даже друзьями, — вспоминал Оппенгеймер в 1965 году на конференции в Париже, приуроченной к 10-летию смерти Эйнштейна.

И хотя диалоги героев в фильме Кристофера Нолана — плод фантазии голливудских сценаристов, в них прекрасно отражена суть отношений между двумя физиками: ошеломленный результатами своей работы Оппенгеймер ищет у Эйнштейна отеческого совета.

Параллельные жизни

К 1922 году, когда 18-летний Оппенгеймер только начинал учебу в Гарварде, Эйнштейн уже был нобелевским лауреатом и по праву считался одним из ведущих физиков мира. Общая теория относительности (1915) и другие работы немецкого ученого оказали на американского студента огромное влияние. На фоне усиливающихся гонений на евреев в Германии Эйнштейн решил уехать из Европы и в 1932 году поселился в Принстоне (штат Нью-Джерси), где продолжил свою работу. В августе 1939 года он подписал письмо на имя президента Рузвельта, составленное его коллегой Лео Силардом. В нем они предупреждали Белый дом, что итогом недавних открытий немецких физиков в области деления урана может стать создание в этой европейской стране атомной бомбы. Именно это письмо заложило основу сверхсекретного проекта «Манхэттен», возглавить который в 1942 году правительство США поручило Оппенгеймеру, ставшему к тому времени одним из ведущих физиков-теоретиков мира.

Киллиан Мерфи в роли Оппенгеймера. 2023 год. Фото: kinopoisk.ru
Киллиан Мерфи в роли Оппенгеймера. 2023 год. Фото: kinopoisk.ru

Согласно нескольким источникам, подключать 64-летнего Эйнштейна к работе в проекте «Манхэттен» не стали из-за немецкого происхождения ученого и его левых взглядов.

Однако оказали свое влияние и расхождения с главой проекта во взглядах на теоретическую физику.

Как утверждают авторы биографической книги «Американский Прометей: Триумф и трагедия Дж. Роберта Оппенгеймера» (на которой основан фильм Нолана), американский физик считал Эйнштейна «не работающим ученым, а живым святым покровителем физики».

Как рассказал сам Нолан в интервью New York Times, в своем фильме он пытался отразить весьма непростые взаимоотношения героев друг с другом: «Мне они очень напомнили отношения отстраненного от работы мастера с подмастерьем, который взялся закончить начатую им работу», — сказал он.

Принимал ли Эйнштейн участие в создании атомной бомбы?

В фильме есть сцена, в которой показано, как в ходе работы над проектом «Манхэттен» Оппенгеймер начинает опасаться, что взрыв разрабатываемой им атомной бомбы может полностью уничтожить планету — и он идет за советом к Эйнштейну.

Эта конкретная встреча — плод фантазии режиссера: в реальности дело было не так, как показано в фильме.

— На самом деле по этому поводу Оппенгеймер консультировался не с Эйнштейном, а с Артуром Комптоном, который возглавлял подразделение «Манхэттена» в Чикагском университете, — объяснил Нолан журналистам.

— Эйнштейн — это личность, прекрасно известная зрителю, — добавил он.

С 1943 по 1945 год Оппенгеймер работал в лаборатории Лос-Аламоса, в штате Нью-Мексико — за тысячи километров от Принстона. Встречался ли он в те годы с Эйнштейном или консультировался ли с ним каким-либо иным образом, неизвестно.

Однако в 1965 году, все на той же парижской конференции, Оппенгеймер опроверг неподтвержденные сообщения о том, что Эйнштейн якобы каким-то образом участвовал в создании оружия массового уничтожения.

— На мой взгляд, утверждения о том, что он работал над созданием атомной бомбы, не соответствуют действительности, — заявил американский физик.

По его словам, вышеупомянутое письмо 1939 года, призывающее президента Рузвельта обратить внимание на возможность разработки в Германии атомной бомбы, на решения американской администрации «практически никак не повлияло».

«Вон идет дурак»

После успешного испытания первой атомной бомбы Оппенгеймер столкнулся с моральной дилеммой: бомбардировки Хиросимы и Нагасаки в августе 1945 года превратили его работу из теоретической угрозы неприятелю в самое настоящее оружие массового уничтожения, унесшее сотни тысяч жизней.

Немало ученых, в том числе и Эйнштейн, и Сцилард и целый ряд других, резко осудили атомную бомбардировку японских городов. По их мнению, в этом не было никакой необходимости, ведь Япония уже практически была побеждена.

Фильм Нолана рассказывает о том, как Оппенгеймер пытался убедить правительство в Вашингтоне установить ограничения на использование разработанной им технологии.

Однако политики развернулись против него, припомнив американскому физику давние связи с коммунистами и обвинив в попытке создать угрозу национальной безопасности. В связи с этим ему даже пришлось оправдываться перед специальной комиссией правительства.

В книге Берда и Шервина рассказывается, как Эйнштейн заявил Оппенгеймеру, что тот «не должен был принимать участие в этой охоте на ведьм, поскольку сослужил своей стране хорошую службу». Случайным свидетелем этого разговора стала секретарша американского физика Верна Хобсон.

— Если это та награда, которую вам предлагают Соединенные Штаты, то вам следует от нее отказаться, — заявил Эйнштейн.

Однако, по словам Хобсон, Оппенгеймер «любил Америку», причем любовь эта «была ничуть не менее глубокой, чем его любовь к науке».

— Эйнштейн [этого] не понимает, — сказал своей помощнице Оппенгеймер.

Оппенгеймеру не следовало многого ожидать от Вашингтона. В книге Берда и Шервина утверждается, что после этого разговора Эйнштейн, указывая на Оппенгеймера, сказал своему секретарю: «Вон идет нарр (по-немецки дурак)».

Несмотря на взаимные разногласия, оба физика испытывали друг к другу глубокое уважение и даже восхищение, хоть и по-разному.

Известно, что Эйнштейн считал Оппенгеймера «необычайно способным человеком с разносторонним образованием» и говорил, что тот вызывает у него восхищение «не своей физикой, а своими человеческими качествами».

Оппенгеймер, в свою очередь, очень своеобразно оценил вклад Эйнштейна в науку, отмечая 10-летие со дня его смерти и 50-летие публикации общей теории относительности.

— Ранние работы Эйнштейна были потрясающе красивы, но полны ошибок, — заявил Оппенгеймер в Париже, пояснив, что у него ушло 10 лет на то, чтобы довести их совместную работу до ума.

Однако американский физик тут же добавил:

— Человек, на исправление ошибок которого уходит 10 лет, — великий человек.