Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Пережиток прошлого». Президент Азербайджана предложил упразднить «бесполезное» объединение, в которое входит Беларусь
  2. «Есть за что». Удивительное дело: министр спорта Беларуси покритиковал соревнования в России, где у наших атлетов ведра медалей
  3. Сикорский: Польша рассматривает возможность закрытия оставшихся двух пунктов пропуска на границе с Беларусью
  4. А вы знали, что в начале войны СССР даже пытался наступать сам? Вот почему 22 июня 1941-го для Красной армии произошла катастрофа
  5. ВМС Украины подтвердили спутниковыми снимками уничтожение базы запуска дронов в российском Ейске
  6. «Пугали, если много нас уедет, классному будет плохо». Беларусские абитуриенты рассказали «Зеркалу», почему решили поступать за границу
  7. На госТВ отчитались о задержании брестчанина и двух россиян — утверждается, что они готовили теракты на российской железной дороге
  8. Путин назвал возможное поражение России в Украине «концом государственности» и намекнул на ядерный ответ — что стоит за угрозой
  9. Пока ВСУ отбивают атаки почти на всех направлениях, Россия продолжает попытки построить антизападную коалицию
Чытаць па-беларуску


Беларуска Ольга Мазуренок стала серебряной призеркой традиционного марафона в Лос-Анджелесе. Она выступала на соревнованиях после длительного перерыва и пробежала быстрее олимпийского норматива (правда, затем появилось сообщение, что результат не засчитают как отборочный на ОИ). Блог «Люди» поговорил с Ольгой о прошедшем марафоне, переезде в США, министре спорта, которого не волнует спорт, и планах легкоатлетки на будущее. Мы перепечатываем этот текст.

Ольга Мазуренок (справа) во время марафона в Лос-Анджелесе, 17 марта 2024 года. Фото: Facebook/LAMarathon
Ольга Мазуренок (справа) во время марафона в Лос-Анджелесе, 17 марта 2024 года. Фото: Facebook/LAMarathon

«Заявили без дополнительных условий»

Ольге Мазуренок 34 года. Она чемпионка Европы 2018 года в марафоне. Выступала на двух Олимпийских играх (в 2016 и 2021 годах) и оба раза занимала 5-е место. Кроме того, была пятой на чемпионате мира — 2019 в Дохе. Личный рекорд Ольги в беге на самой длинной олимпийской дистанции — 2.23.54.

— Как вам удалость заявиться на марафон в США?

— Обратилась непосредственно к организаторам, и меня без проблем допустили, несмотря на беларусский паспорт. Наверное, это связано с тем, что это был не самый крупный марафон. Если бы проходил чемпионат Европы, мира или марафон категории Major (серия самых престижных марафонов, которая включает забеги в Токио, Бостоне, Лондоне, Берлине, Чикаго и Нью-Йорке. — Прим. ред.), то, понятно, никто бы не дал стартовать. А так заявили без каких-то дополнительных условий.

Выполнить олимпийский норматив сегодня можно беларусам и в других странах — по крайней мере марафонцам. Другое дело, что придется самому делать визу, платить за проживание и, возможно, за участие. Это очень затратно. Хочется ведь не просто стартовать, но и что-то зарабатывать. Легкая атлетика для профессионала — работа. Нужно кормить семью. Мне повезло, что в Лос-Анджелесе смогла участвовать наравне с представителями иных стран.

Вообще в Америке, по моим наблюдениям, на политические моменты не обращают внимания. Знаете, я так устала за эти почти четыре года… Это очень сильно подкосило: и физически, и морально.

— Остались довольны своим выступлением?

— Волновалась перед стартом, понимала, что давно не соревновалась. Изначально продумывала несколько тактик, как вести забег. В итоге немного перестраховалась. Но длительный простой, как видите, оказался некритичным. Конечно, расстроилась, что не выиграла, но довольна показанным временем (2.25.48. — Прим. ред.). Приехала домой после марафона, и было так хорошо на душе… Вернулась снова на свою стезю.

— В чем особенность трассы в Лос-Анджелесе?

— Она не для рекордных результатов. Трудная трасса, с перепадами высот. Напомнило чем-то марафон в Гонконге в 2019 году (Мазуренок стала первой на том старте со временем 2.26.13. — Прим. ред.). Но с погодой повезло — лучше не придумаешь. Стартовали чуть раньше 7 часов утра по местному времени. Было вначале прохладно, а потом идеально. Ветер отсутствовал. Профиль трассы и климатические условия — важнейшие факторы в марафоне.

«После марафона можно и немного алкоголя»

— Столь ранний старт — типичная история для марафонцев?

— Да. Дело не только в том, что позже может быть жарко, но и, в первую очередь, в логистике. Представьте: вам нужно перекрыть часть огромного мегаполиса. Бегут тысячи участников, кто-то может затратить на дистанцию часов шесть. Для местных жителей, которые собрались, грубо говоря, на дачу, все это вызывает неудобство.

— Накануне марафона получилось выспаться?

— Да. Я приехала из Кении, где была перед этим на сборе, с перевернутым режимом дня. Там была 10-часовая разница с Лос-Анджелесом. И это оказалось кстати: в день перед марафоном легла в шесть часов вечера, причем уснула без проблем. В полчетвертого утра проснулась, а через час надо было уже выдвигаться на соревнования.

— А что насчет питания?

— Обычно ем овсяную кашу и чай. До забега этого хватает. А уже после марафона позволяю себе всё — организму нужно насытиться. Подготовка подразумевает правильное питание, режим, а после 42 км можно и немного алкоголя в том числе. Только надо не увлекаться.

— Слышали, что на финише объявили, что вы из Бельгии?

— Да. Видимо, перепутали аббревиатуры Беларуси (BLR) и Бельгии (BEL).

— Во время забега обращаете внимания на выкрики болельщиков, музыку?

— Нет. Все мысли о беге, распределении сил. А вот запахи еды, конечно, улавливаю. В Лос-Анджелесе часто пробегали мимо уличных кафе.

— Трудно представить более тяжелую дисциплину в легкой атлетике, чем марафон. Что вас заставляет продолжать наматывать километры?

— Во-первых, мне нравится бегать. Душой люблю марафон. Во-вторых, есть фанатизм в хорошем смысле слова. И это, кстати, ваше мнение, что марафон — самая тяжелый вид легкой атлетики. Перед эмиграцией общалась с главой федерации легкой атлетики Иваном Тихоном. Человек, выступавший столько лет на высоком уровне, поразил меня словами, что, мол, если бы марафон был таким тяжелым, то мы не бегали бы до 40 лет (Тихон был молотобойцем, закончил карьеру в 45 лет. — Прим. ред.). Даже не знала, что на такое ответить.

«Жаль, что переезд случился лишь в прошлом году»

— До забега в Лос-Анджелесе вы выступали последний раз в 2021-м на Олимпиаде в Токио — чуть больше двух с половиной лет назад. С чем был связан такой перерыв?

— После Олимпиады не было мотивации. Подумывала даже о завершении карьеры. Я не видела никакого смысла в изнуряющих тренировках. Не понимала, зачем надо снова отдавать силы, здоровье. Был план подготовки, естественно, бегала, когда получалось. Но были и периоды простоя. Вмешались в том числе личные обстоятельства, о которых не хотелось бы говорить. Кроме того, много времени занимали вопросы эмиграции. Это ведь не просто собрать чемодан и сесть в самолет — надо было получить грин-карту, искать варианты, где будет лучше жить с сыном. Потом обустраивались и налаживали быт в США.

С другой стороны, отдых от тяжелых тренировок мне помог в функциональном плане. Вариант со стартом в Лос-Анджелесе появился в начале декабря прошлого года, когда и начала постепенно втягиваться в прежний ритм. Ближе к марафону провела пять недель на сборе в Кении. Но в любом случае у меня никогда не было такой короткой подготовки.

Что ж, каждый проходит какие-то сложные этапы в жизни. Надеюсь, выйду победителем из этой ситуации. У меня снова появился спортивный азарт, желание бегать на высоком уровне и продолжать карьеру.

— Как часто оптимально стартовать для марафонца?

— Зависит от целей выступления. Некоторые бегают часто, но это обычно средние результаты. Если же стремишься попасть на Олимпиаду, то это, максимум, три марафона в год. А то и два — на коммерческих турнирах. Потому что еще есть чемпионат Европы, чемпионат мира, Олимпиада. Мне сейчас выбирать не приходится. Нет ни тренера, ни менеджера. Буду принимать все предложения, чтобы продлить карьеру. В нынешней ситуации в мире мне диктуют условия.

— Хотите выступить на третьей Олимпиаде?

— При любом раскладе, даже если беларусов вдруг допустят в Париж и зачтут мое время в Лос-Анджелесе как олимпийский норматив, мои Игры за Беларусь закончились.

Ольга Мазуренок на трассе женского марафона во время Олимпийских игр 2020 года в Токио, Япония, 7 августа 2021. Фото: Reuters
Ольга Мазуренок на трассе марафона во время Олимпийских игр в Токио, Япония, 7 августа 2021. Фото: Reuters

— Грустная история.

— Я не расстраиваюсь. Не зря говорят, что США — страна возможностей. Мне нужно зарабатывать. Не знаю, чем займусь после карьеры, пока даже не было времени толком об этом подумать. Тренерство — самый очевидный вариант. Но не хочу сейчас этим заниматься. Не верю, что можно на высоком уровне совмещать свои тренировки с работой с другими спортсменами. Надо полностью отдаваться одному делу.

Жаль только, что переезд случился лишь в прошлом году, а не лет десять назад. Времени-то не вернешь. Раньше казалось, что только подхожу к пику выступлений, все еще впереди. А тут коронавирус, семейные проблемы, все события в Беларуси и мире… Кусок жизни словно выпал, и карьера быстро пролетела. Но бег в Лос-Анджелесе показал, что еще могу показывать хорошие результаты.

«Изменить ситуацию спортсмены не в силах»

— Почему решили эмигрировать именно в США?

— Европу не рассматривала. Мне кажется, она сходит с ума от числа переехавших. Там я бы вряд ли смогла продлить карьеру. А так получилось обосноваться в Ирвайне, это небольшой город в штате Калифорния. До Лос-Анджелеса совсем недалеко — 60−70 км, смотря из какой части ехать. Ирвайн считается семейным городом и очень безопасным. Нелегально жить тут просто невозможно — все строго проверяется. Чистое, спокойное, уютное место, не воняет травкой. Хорошие школы. Для более серьезных выводов пока рано, слишком мало здесь прожила, но первые впечатления хорошие.

— Ностальгия по дому еще не появилась?

— Нет. Меня, конечно, пугали и настраивали родственники, что буду плакать, хотеть постоянно вернуться домой. Но сейчас такого нет. Может, летом навестим родных в Беларуси.

В Калифорнии подкупает погода. Очень много солнца — не люблю я снег, всю эту слякоть. Не скажу, что питание или одежда дорогие. Вполне приемлемо. Главная статья расходов — аренда жилья. Вот тут большие цены, да и не так много вариантов.

— Уехали из-за отсутствия перспектив в Беларуси?

— Мне там не давали жизни. Например, пыталась одно время открыть свой клуб по бегу — не позволили. Пока беларусы выступали на международных стартах, в Минспорта боялись санкций Международного олимпийского комитета, если на спортсменов будут давить из-за гражданской позиции. А в нынешней ситуации, когда беларусы отстранены, можно легко перекрыть людям кислород.

В национальной сборной по легкой атлетике меня в основном уважали и поддерживали. Все проблемы были из-за министра спорта Сергея Ковальчука. Это началось еще перед Олимпиадой в Токио. Со временем ничего не изменилось. Оставаться в таких условиях не видела смысла. К слову, когда решила уволиться, Ковальчук сказал, как мне передали, следующее: «От Мазуренок нет пользы государству». Для тех, кто не в курсе: чтобы уволиться из национальной команды, нужно пройти согласование в Минспорта.

Так что уволилась я без проблем и со спокойной душой. Хочу сказать огромное спасибо всем, кто был со мной рядом на протяжении почти 20 лет, кто поддерживал меня, кто верил и даже кто не верил. Сейчас я постараюсь начать новый спортивный путь, но уже в другом месте.

— Неужели Ковальчука не волнует спортивный результат, чтобы не пытаться сохранить лучших атлетов?

— Да бросьте. Он призван контролировать совсем другое. Просто следит за всеми. Какой спорт? Я вам скажу, что нынешняя ситуация Ковальчуку на пользу, как и многим спортивным функционерам. Международных стартов нет, поэтому можно привезти кучу медалей с соревнований с россиянами и похвастаться этим.

— Как относитесь к тому, что беларусских спортсменов отстранили после начала войны от международных стартов и пока лишь некоторых вернули в нейтральном статусе?

— Тут получается замкнутый круг. С одной стороны, очевидно, кто во всем виноват. Ни один бан не сравнится со смертями людей, к которым пришли с войной. Пользуясь случаем, пожелаю, чтобы в Украине скорее наступил мир. С другой стороны, жалко атлетов. Согласна, что нельзя было допускать тех, кто поддерживает действия России. Но таких персонажей было немного. А остальные? Любой адекватный человек против войны. Однако изменить ситуацию никто из спортсменов не в силах. Их отстранение ни на что не повлияло.