Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Разбойники из Смоленска решили обложить данью дорогу из Беларуси. Фееричная история с рейдерством, стрельбой, пытками и судом
  2. «Не ленись и живи нормально! Не создавай сам себе проблем». Вот что узнало «Зеркало» о пилоте самолета Лукашенко
  3. Пропаганда очень любит рассказывать об иностранцах, которые переехали из ЕС в Беларусь. Посмотрели, какие ценности у этих людей
  4. Палата представителей Конгресса США проголосовала за предоставление пакета помощи Украине на 61 миллиард долларов
  5. Эксперты: Авиация России свободно и без угроз действует на критических участках фронта (в чем причина)
  6. Мобильные операторы вводят очередные изменения для клиентов
  7. «Могла взорваться половина города». Почти двое суток после атаки на «Гродно Азот» — что говорят «Киберпартизаны» и администрация завода
  8. В России увеличили выплаты по контрактам, чтобы набрать 300 тысяч резерва к летнему наступлению. Эксперты оценили эти планы
  9. В мае беларусов ожидают «лишние» выходные. О каких нюансах важно знать нанимателям и работникам
  10. «Скоропостижно скончался» на 48-м году жизни. В МВД подтвердили смерть высокопоставленного силовика
  11. С 1 июня повысят тарифы на отопление и подогрев воды. Рост — почти на четверть
  12. На свободу вышел экс-кандидат в президенты Андрей Дмитриев


С нынешними результатами хоккейной сборной Беларуси впору удариться в ностальгию. Глен Хэнлон возглавлял национальную команду на четырех чемпионатах мира (2005−2006, 2009, 2014). И немало преуспел. Под руководством канадского специалиста белорусы трижды выходили в плей-офф, причем в 2006 году в Риге стали шестыми — лучший результат в истории планетарных первенств. «Искренний хоккей» — это будет самая справедливая характеристика той команды.

После ЧМ-2014 в Минске Хэнлон покинул Беларусь. Тогда много писали, что он отправился в сборную Швейцарии из-за денег. Ниже Глен впервые рассказал об истинных мотивах того неожиданного решения.

Пока, к слову, рыжеволосый канадец не собирается на пенсию. 9 ноября он был назначен главным тренером чешского клуба «Орли Зноймо».

Изначально этот материал задумывался как ответы на актуальные вопросы о нашем хоккее. Но в итоге превратился, скорее, в «хайлайты» белорусского этапа карьеры от лица самого главного героя. У Хэнлона наша сборная и страна вызывают особые воспоминания. Мы их ретранслируем.

— Большое вам спасибо за то, что не забываете. Некоторые вопросы вызвали слезы, так как у меня остались прекрасные воспоминания о времени, проведенном в Беларуси, — сказал Глен. — Возможно, многие молодые люди не поверят моим ответам, но вы были там и знаете, насколько я был близок с игроками и болельщиками. Надеюсь, что у вас будет достаточно места для публикации всех ответов.

Об ассоциациях со словом «Беларусь»

— Первое, что приходит в голову, — это игроки, которые были у нас в Вене на моем первом чемпионате мира, и тренеры. Многие ребята из той сборной потом стали отличными тренерами. Это была группа игроков, которая хотела изменить белорусский хоккей. Я их всех люблю. Они так много работали. Я не хочу кого-то выделять, чтобы другим не казалось, будто я забыл о них. Но самое сильное воспоминание — беседа с Владимиром Цыплаковым (капитан сборной на том турнире. — Прим. Zerkalo.io) и Эдуардом Занковцом (член тренерского штаба. — Прим. Zerkalo.io) за бокалом пива и фисташками. Это оказалась величайшая ночь из-за этих двух замечательных людей. Это также был шанс подружиться с Эдуардом и его семьей, что значит для меня больше, чем любая другая семья в хоккее.

Подумав 10 секунд, я бы сказал о Славе Киселеве (работал в федерации хоккея, сейчас агент. — Прим.Zerkalo.io). Когда я впервые приехал в Беларусь, то на протяжении двух недель каждый день шел снег. Мне это очень понравилось. Мы гуляли по заснеженным улицам, смотрели на ярмарки и встречались с людьми. Мы говорили о мечтах попасть в шестерку лучших в мире. Наконец, я понимаю, как мне повезло, что Андрей Мезин был нашим вратарем.

О своей роли в успехах

— Вы должны знать, что самым важным человеком в наших результатах был председатель федерации Владимир Наумов. У него была страсть к хоккею. Многое из того, о чем я просил, в то время было нетипичным. Еще я возил в Вену игроков, которые никогда раньше не выступали на чемпионатах мира. Помню, как ходил на матч «Керамина» и увидел 34-летнего Владимира Свито. Я подумал, что он делает на льду правильные вещи. Очень хотел видеть его в команде. При том давлении, что оказывалось на новичка, Свито сыграл великолепно на двух чемпионатах подряд. У меня было одно преимущество: я не знал хоккеистов и оценивал их потенциал с «чистого листа». И Наумов поддерживал мои решения по формированию состава.

Горжусь ли нашими выступлениями? «Гордость» — эгоистичное слово. Я лишь был благодарен тем людям, которые доверили мне руководить сборной. Благодарен, что Эдуард Занковец был моим помощником. Благодарен своим игрокам, что они пытались понять англоговорящего тренера. Благодарен всем, кто помогал моей семье.

Эдуард Занковец и Глен Хэнлон

О сожалении

— Хочу вам рассказать, почему уехал из Беларуси в Швейцарию после чемпионата мира в Минске. Это самое большое сожаление в моей жизни.

Я очень гордился нашей командой и тем, как упорно она тренировалась перед турниром. Моя повседневная работа в федерации была идеальной. Мы развивали молодых игроков, и я наслаждался процессом. Когда в жизни все идет отлично, зачем что-то менять? Я любил своих игроков, все они были в предвкушении домашнего чемпионата мира. Потом мне позвонили. Это был 13-летний сын Джексон.

Весь год я провел в Беларуси без семьи. Джексон сказал, как сильно хочет быть рядом и как он любит кататься на лыжах. Мол, если я смогу найти работу в Швейцарии, он переедет ко мне. Ну, я ответил, что там не ищут нового тренера и мне не позвонят. Представьте, на следующий день со мной связались и сообщили, что главный тренер сборной Шон Симпсон уезжает в «Локомотив». Мне предложили контракт. Всего спустя сутки после беседы с сыном.

Люди думали, что я уехал за деньгами, но в Беларуси мне было лучше. Я пошел на тот шаг, чтобы иметь работу и чтобы семья была рядом.

Во время чемпионата мира я не покидал пределы квартиры или арены. Слышал, что наш успех очень воодушевил Минск, но не мог наслаждаться моментом. На протяжении всего турнира мне было плохо, оттого что я ухожу. Поговорил с некоторыми игроками, чтобы они знали об истинной причине.

После окончания чемпионата грусть не отпускала. Я знал, что, возможно, больше никогда не увижу этих игроков и город. Хорошо отдохнув и выпив пару бокалов вина, мне захотелось в последний раз прогуляться по полюбившемуся Минску. Куда бы ни пошел, было так весело находиться рядом с болельщиками… Не могу сказать, что делал ошибку, ведь Швейцария давала нашей семье возможность быть вместе. В 13 лет мой сын учился в хорошей международной школе, и это было важно.

Поверьте, работа в Беларуси никогда не сводилась к деньгам. Я сожалею о своем переезде и извините, если кого-то тогда огорчил.

О Скабелке и Вудкрофтах

— У Владимира Наумова был для меня очень подробный план. Надо было проработать определенное количество лет и подготовить тренера. Я верил в эту идею. Поэтому я радовался, например, за Андрея Скабелку, когда он возглавил сборную. Скабелка забросил очень важную шайбу швейцарцам на чемпионате мира-2006 в Риге, во многом благодаря которой мы вышли в четвертьфинал. И Андрей — отличный тренер.

Да, я как-то сказал, что сборной нужен белорусский наставник. Но сейчас другое время. Паспорт не имеет значения. Я лично не встречался с нынешним тренером сборной, но могу сказать, что Крэйг Вудкрофт предан хоккею в Беларуси и является очень хорошим специалистом. Как вы знаете, в моем штабе был его брат Тодд. Он не получал должного признания за свою работу. В любом случае вам лишь нужен тот, кто может принести результат.

О словах Калюжного про теплую атмосферу в сборной

Недавно Алексей Калюжный заявил, что Хэнлон был великолепным психологом.

— Прежде всего, хочу поблагодарить Алексея. Он был волшебником с шайбой. Однажды Яромир Ягр сказал мне, что ему доставляло невероятное наслаждение играть вместе с Калюжным (в омском «Авангарде"). А так я тренировал хороших людей, которых воспитали хорошие родители. В этом и весь секрет. Игроки знали, что я пойду на все ради них. И основная причина заключалась в том, что они делали меня настолько счастливым, что я мог приходить на каток каждый день с улыбкой на лице. Самое главное, ребятам нравилось играть друг для друга, и мы получали удовольствие от побед.

Результат очень сильно зависит от настроения игроков. Это первое, о чем я спрашиваю перед каждой тренировкой. Как ваши дела, как семья? Счастье важнее хоккейной системы. Став тренером, я уделял немало времени изучению психологии, потому что не был силен ментально, когда играл сам (Хэнлон был вратарем и провел в НХЛ 477 матчей. — Прим. Zerkalo.io). Хочу лишь, чтобы мои подопечные расслабились и любили игру, которую они однажды выбрали.

О политической ситуации в Беларуси

— Я не люблю беспорядки. В моей команде, семье или стране. Я плакал, когда видел по телевизору происходящее на улицах Минска, где когда-то гулял, пил кофе и разговаривал с людьми… Я молюсь, чтобы у всех все получилось. Честно говоря, мне несправедливо давать оценки по этому поводу. Каждый день в Беларуси моя жизнь была легкой. Я знаю, что был одним из тех, у кого были деньги, еда и комфорт. Это не значит, что я не сопереживал людям, которые этого не имели, но все же. Надеюсь, все разрешится. Внимательно за этим слежу.

Я твердо верю, что все будет хорошо. В Беларуси много хороших людей, я всегда говорю о стране положительное. Действительно надеюсь, что однажды смогу вернуться, прогуляюсь по белорусским улицам и увижу матчи наших команд в качестве одного из ваших самых больших фанатов. Большое спасибо от меня, жены Керри и сына Джексона за то, что вы остаетесь самым сильным воспоминанием в жизни.