Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Эксперты: Минобороны России отчитывается о захвате населенных пунктов, которые уже не существуют, ВСУ вернули позиции в районе Липцев
  2. Беларусам предрекают скачок цен и возможную девальвацию. Одно из «предсказаний», похоже, начинает сбываться — «проговорился» Нацбанк
  3. Похоже, один из главных патриархов беларусской политики ушел на пенсию. Вспоминаем, за счет чего он оставался с Лукашенко 30 лет
  4. Крымский мост становится все более уязвимым для украинских ударов — эксперты рассказали, почему так происходит
  5. Пророссийские силы теперь помирят ЕС с Лукашенко и Путиным? Что итоги выборов в Европарламент означают для Беларуси
  6. «Бл**ь, вы что, ненормальные?» Пропагандист обвинил пациентов в нехватке врачей, а вот какие причины называют они сами
  7. «Пришел пешком с территории Беларуси». Польские пограничники прокомментировали «Зеркалу» инцидент с депортированным беларусом
  8. «Думал, беларусы — культурные люди, но дикий народ!» Репортаж с известного на всю Беларусь украинского рынка в Хмельницком
  9. На рынке труда — «пожар», а власти подливают «горючего». Если у вас есть работа и думаете, что вас проблема не касается, то это не так
  10. Беларус, которого депортировали из Польши на родину, выступил по госТВ


Кристина Булина,

В 1950-х Всемирная организация здравоохранения распылила на острове Борнео яд от насекомых, чтобы остановить малярию. Это помогло избавиться от комаров, которые переносили болезни, но на острове началось нашествие грызунов. Тогда в ВОЗ решили сбросить на остров необычный «десант»: кошек и котов — парашютистов. «Холод» рассказывает, к чему это привело.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Christina & Peter / Pexels
Изображение носит иллюстративный характер. Фото: Christina & Peter / Pexels

В 1945 году на конференции в Сан-Франциско представители 50 стран основали ООН — организацию, которая должна была не допустить новой мировой войны и обеспечить мир и безопасность на Земле. В тот же день они обсуждали и другую инициативу — создание международной организации, которая бы отвечала за здравоохранение. Через три года появилась ВОЗ — Всемирная организация здравоохранения.

Одной из целей ВОЗ провозгласила «искоренение малярии во всем мире». Человечество боролось с ней уже несколько сотен лет. Только в XX веке от малярии погибли около 300 миллионов человек — больше, чем из-за Первой и Второй мировых войн, вместе взятых.

Яд в каждый дом

В 1955 году ВОЗ запустила Глобальную программу ликвидации малярии (GMEP). Главные переносчики малярии — комары. Чтобы избавиться от них, ВОЗ решила использовать химическое соединение, открытое в 1939 году, — дихлордифенилтрихлорэтан (ДДТ). Средство стало популярным после того, как во времена Второй мировой войны обнаружили его эффективность против паразитов, тем самым остановив тиф, малярию и чуму среди солдат. После войны ДДТ стали продавать в США — в рекламе улыбающиеся домохозяйки распыляли «чудесное» средство дома, чтобы избавиться от вредителей.

Программу ВОЗ использовали в Европе, Южной Америке, Азии, некоторых регионах Африки, а также на островах Тихого океана. Пестицид распыляли с неба и на стены внутри домов.

Комаров действительно стало меньше: они умирали от контактов с обработанной химикатом поверхностями. Однако проявились и другие последствия. Например, в Малайзии местные жители пожаловались на разрушение соломенных крыш своих домов после обработки. В ходе расследования ВОЗ обнаружила, что к ДДТ оказались восприимчивы не только комары, но и осы, которые убивают личинок моли, живущих в крышах. При этом личинки смогли выжить, увеличив популяцию настолько, что крыша переставала выдерживать и это приводило к обрушению. Вскоре проявилась и другая проблема — нашествие крыс. Из-за распыления ДДТ погибли естественные враги грызунов — кошки.

Гибель кошек после обработки домов зафиксировали сразу в нескольких регионах: они слизывали пестицид с лап и шерсти, после чего, по словам местных жителей, «тряслись и через несколько дней умирали». В статье Time 1977 года говорилось, что дезинфекторов в Мексике называют los matagatos — «кошачьи убийцы». По рассказу одной семьи, они обработали участок ДДТ, а через некоторое время увидели своего кота в тяжелом состоянии. Животное двигалось так, будто каждый шаг причинял ему боль, глаза были налиты кровью, а у рта была пена.

В Боливии гибель кошек привела к распространению геморрагической лихорадки — группы вирусных заболеваний, поражающих сосуды и почки, которые переносят грызуны (иногда ее называют «мышиной лихорадкой»).

Операция «Кошачий десант»

Борнео — остров в Южной Азии, один из самых больших в мире — тоже столкнулся с нашествием грызунов. Представители малого народа келабит, проживающего в высокогорье на северо-западе острова, пожаловались, что расплодившиеся полевые крысы уничтожают посевы. Чтобы избежать вспышек чумы, тифа и сохранить посевы, ВОЗ объявила о поиске 30 кошек.

На запрос ответили жители Кучинга, одного из крупнейших городов на острове, который, по одной из версий, назвали «городом кошек» (kucing — «кошка» по-малайски). Для ловли кошек задействовали пожарную бригаду. Путешественник Том Харрисон, который, по его словам, участвовал в поимке, писал, что для операции ВОЗ смогли найти 23 кошек разных возрастов и с разными характерами.

Фото: kulturologia.ru
Статуи котов в Кучинге. Фото: kulturologia.ru

Доставить животных было нелегкой задачей. Келабиты жили изолированно в высокогорной местности, где было сложно посадить самолет. Тогда в ВОЗ решились на операцию «Кошачий десант» (Cat drop). Британские Королевские военно-воздушные силы (большая часть острова была колонией Великобритании) сделали пять тестовых полетов, чтобы убедиться, что это безопасно. В марте 1960 года кошек из Кучинга погрузили на борт самолета B-101 Beverley. Когда самолет добрался до места назначения, животных посадили в плетеные корзины с парашютами и по одному сбросили вниз с высоты 120 метров. Операция заняла около часа, снизу за медленно опускающимися корзинами наблюдали келабиты.

В газетах это событие назвали «кошачьим дождем». Вместе с животными келабитам сбросили больше трех тонн припасов. Через несколько недель после операции келабиты сообщили, что количество грызунов уменьшилось, и передали жителям Кучинга сообщение: «Спасибо за кошек, больше никаких проблем с крысами и мышами».

«ДДТ разрушает мою жизнь»

Биолог Рэйчел Карсон в книге «Тихая весна», опубликованной через два года после «кошачьего десанта» в Борнео, впервые предположила, что ДДТ опасен не только при прямом проглатывании: «Одной из самых зловещих особенностей ДДТ и родственных ему химикатов является то, как они передаются от одного организма к другому через все звенья пищевой цепи». Накопление в организме называется биомагнификацией — если насекомое, убитое ДДТ, съест грызун или ящерица, а его — кошка, то в ее организм тоже попадет пестицид.

После войны многие называли ДДТ «чудом». В разное время в США им опрыскивали не только поля и виноградники, но и муниципальные свалки, молочные заводы, скотобойни, заводы по производству морозильных камер, предприятия по производству колбасных изделий. Защищенные от насекомых коровы давали больше молока, а быки — больше мяса. Тараканы и муравьи исчезли из кухонь, клопы из матрасов, а моль — из шкафов. Начатая в 1947 году кампания по использованию ДДТ в США за четыре года помогла практически победить малярию. Швейцарский химик Пауль Герман Мюллер, открывший свойства ДДТ, получил Нобелевскую премию в 1948 году за спасение «жизней и здоровья сотен тысяч людей» от болезней, передающихся насекомыми.

Но некоторые СМИ уже тогда предупреждали о его способности нарушать «сложный баланс природы». ДДТ назвали оружием, которое избавляло дом от комаров, мух и паразитов, но одновременно с этим могло навредить здоровью человека и жизни животных.

Некоторые американцы, например фермерша из Джорджии Дороти Колсон, пытались организовать движение против ДДТ. В начале 1949 года она написала в Национальный совет здравоохранения Нью-Йорка, что ДДТ «разрушает жизнь ее семьи»: заболели коровы, погибли цыплята и медоносные пчелы, а у ее дочери не проходила боль в горле, которую Колсон тоже связывала с химикатом.

Колсон писала государственным ведомствам, производителям химикатов и организациям здравоохранения по всему миру. Она не нашла прямых доказательств того, что вещество может быть опасно для человека, но обнаружила, что ДДТ действительно вреден для других живых существ: мелких млекопитающих, птиц, рыб, рептилий, пчел, бабочек и других насекомых.

«Любой яд, достаточно сильный, чтобы убить медоносных пчел, наверняка достаточно силен, чтобы подействовать на людей», — писала Колсон в одном из писем.

Дороти Колсон была не единственной, кто выступал против ДДТ. В конце 1960-х Чарльз Вурстер, биолог из Государственного университета Нью-Йорка, объединился с юристом Виктором Яннаконе и несколькими защитниками окружающей среды, чтобы создать движение, которое остановит использование ДДТ. Они предъявили иск Комиссии по борьбе с комарами округа Саффолк в Нью-Йорке с требованием прекратить распыление ДДТ с воздуха над местными болотами. Иск был удовлетворен — это был первый запрет на использование ДДТ в Соединенных Штатах.

Международный договор о прекращении использования производства ДДТ был подписан только в 2001 году в Швеции. Стокгольмская конвенция определила, что ДДТ способен накапливаться в организмах, и отнесла пестицид к 12 стойким органическим загрязнителям, подлежащим постепенному отказу и окончательной ликвидации, однако его использование до сих пор допускается для борьбы с переносчиками болезней.

В сентябре 2006 года в ВОЗ заявили, что поддерживают использование ДДТ внутри помещений в странах, где малярия остается серьезной проблемой и польза от пестицида перевешивает риски для здоровья и окружающей среды. Тем не менее организация сообщила, что выступает за отказ от ДДТ и поиск альтернативных средств.