Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Чиновники ввели очередные новшества при проверке доходов и расходов населения. Изменения затрагивают построивших дома и квартиры
  2. «Продолжающиеся репрессии и поддержка России в войне». ЕС на год продлил санкции против Лукашенко и его окружения
  3. Глава Администрации Лукашенко, Гигин, Азаренок и другие. ЦИК обнародовал фамилии депутатов Палаты представителей восьмого созыва
  4. Прогноз по валютам: очень вероятно снижение курса доллара. Как сильно он подешевеет?
  5. Герой мемов депутат Марзалюк остался в парламенте на третий срок. Угадайте, какая у него зарплата
  6. Почему Путин и чиновники не вспомнили о второй годовщине войны, что сейчас в Крынках, о захвате которых заявил Шойгу. Главное из сводок
  7. В Минтруда рассказали, как белорусы будут работать и отдыхать в марте
  8. Сейчас воспринимаются как данность, но в СССР о них не могли и мечтать. Каких привычных для Запада вещей не было в Советском Союзе
  9. Глава украинской разведки Буданов анонсировал новые удары по Крыму и назвал причину смерти Навального по версии ГУР
  10. Продавать с молотка арестованную квартиру Валерия Цепкало не будут. Вот почему
  11. Чиновники снова взялись за тех, кто выехал за границу. На этот раз — за семьи с детьми


После того, как Россия стала использовать белорусскую территорию для нападения на Украину, целые страны и отдельные организации начали вводить ограничения и отказываться от сотрудничества с нашей страной. Спросили у импортеров и продавцов иностранных товаров о том, как это отразилось на их работе.

Имена героев изменены, а названия компаний, в которых они работают, не приводятся по просьбе собеседников.

«Не понимаем, как будем работать, каким будет курс иностранных валют, что будет с поставками»

— Люди сметают практически все: по три, а то и по пять килограмм зернового кофе, или по несколько упаковок молотого. Причем берут и импортные западные продукты, и российских производителей, — рассказывает владелец столичного магазина чая и кофе Герман. — Недельная касса у нас превысила декабрьскую (в магазинах такого плана, как правило, это рекордный по выручке месяц. — Прим. Zerkalo.io). Но мы абсолютно не радуемся этому, потому что не понимаем, работаем ли мы хотя бы в ноль с учетом роста курса доллара.

Причина резко подскочившего спроса, по мнению собеседника, связана с переживаниями и опасениями людей из-за войны в Украине, а также с ростом цен, привязанных к иностранной валюте.

— У нас цены были пересмотрены в прошлый понедельник (28 февраля — Прим. Zerkalo.io) на 20%. Переоценка произошла из-за изменения курса валют. В Беларуси ведь кофе не растет, мы полностью зависим от импорта. А закупается он в иностранной валюте. Поэтому правильно в этом контексте говорить, что не цены растут, а курс доллара, к которому они привязаны. Ведь если посмотреть стоимость того же кофе в долларах, то она не изменилась, — рассуждает он.

Поставщики, которые работают с импортными продуктами, говорит Герман, перешли на сотрудничество только по предоплате. Его это устраивает. А вот неопределенность на валютном рынке — нет.

— Мы до сих пор не понимаем, как будем работать, потому что не знаем, каким будет курс иностранных валют, что будет с поставками. Мы приобрели запас товара по предоплате. Но я разговаривал с поставщиками. Они говорят, что неизвестно, что будет даже в ближайшие дни. Если курс дойдет, допустим, до 5 рублей за доллар, то мы обанкротимся и закроемся.

Добавляют неопределенности трудности при перевозке товара через границу, говорит Герман. Сейчас нет уверенности в том, что машины вообще пропустят в Беларусь. По словам бизнесмена, эти вопросы могут решаться неделями.

— Я не знаю, что будет [дальше], но хорошего точно мало. Мы видим, что все уходят с белорусского и российского рынков — привет железный занавес.

С начала войны в Украине белорусский рубль подешевел к доллару на 16%.

«Половина поставщиков отказывается продавать товар в Беларусь»

Анна работает в крупном импортере продуктов питания. Она рассказывает, что многие фрукты, которые они покупают, идут сначала кораблями, а потом из портов в Польше и России их везут в Беларусь в специальных грузовиках. Но с началом войны в Украине с поставками начались сложности.

— Примерно половина поставщиков отказывается продавать товар в Беларусь, пока мы не перестанем пускать ракеты и позволять российской технике пересекать наши границы. Из-за происходящего поставщики отказываются отправлять свои корабли и в Россию. Они предлагают нам на выбор — порты в Литве или Польше. Но доставить продукцию оттуда тоже проблема.

Плата за перевозку груза из ближайших стран Европы из-за сложностей на границе и дополнительных рисков, связанных с санкциями, выросла примерно на 40%. Выросшая цена доставки в итоге отражается на ценах на фрукты в магазинах. Но не всегда даже за такие деньги удается найти перевозчиков, готовых доставлять скоропортящийся товар.

Чтобы обеспечить спрос, компания стала активней покупать бананы в России. Но и там посредники подняли цены, говорит Анна.

— Так как у нас нет своего порта, то единственный шанс получать те же бананы — это покупать их у российских поставщиков, которые технически могут отправить в Эквадор свой корабль и загрузить его. Но сами россияне, как я вижу из общения с ними, не знают, что делать, кроме как каждый час повышать цену.

Фото читателя
Цена на бананы в одном из магазинов Беларуси. Фото читателя

По словам собеседницы, в Беларуси не должно быть перебоев с цитрусовыми, потому что большую часть из них белорусские компании покупают в Турции и Египте. Но цена, говорит она, точно будет расти, потому что путь через Украину закрыт, значит логистика стала более затратной.

— Опять получается, что кораблем эти фрукты можно доставить только до портов Европы. И тут возникает проблема с машинами, о которой я говорила ранее. Мы снова сталкиваемся с тем, что увеличивается время поставки и стоимость самого товара. Это не говоря о том, что и тут некоторые поставщики отказываются грузить продукты в страну- агрессор. «Вы там сначала разберитесь [с войной], а потом уже будем думать об апельсинах», — говорят они.

«В Россию отказались отгружать товар, а мы идем следом за ней»

Инга представляет импортера отделочных материалов. Буквально в последнюю неделю ситуация с закупкой товара у поставщиков за границей, с которыми она работала много лет, кардинально изменилась. Сначала бельгийский производитель строительных и отделочных материалов отказался работать по старой схеме с отсрочкой платежа. А примерно неделю назад начались сложности с отгрузкой товара. Теперь перед отправкой он проходит тщательную проверку бельгийской таможенной службы, из-за чего процесс подготовки груза растягивается на несколько суток.

— Такая проверка, как нам говорят, связана с санкциями. Как именно она могут нас касаться, наши контрагенты не знают. В Россию они вообще получили приказ полностью не отгружать. Наверное, и мы идем следом, — рассказывает Инга. — Как будем работать дальше, не знаю — мы оказались в подвешенном состоянии.

Работник импортера, занимающегося в основном ввозом в Беларусь круп, рассказал, что спрос на их продукцию от розничных сетей вырос настолько, что ему и коллегам приходится работать сверхурочно.

— У нас смены увеличили на полтора часа, плюс привлекают дополнительных «желающих заработать». Оплата соответствует, но здоровье улетает. Уже не все сотрудники выдерживают нагрузку, отказываются выходить в выходные дни, — говорит он.

С поставкой продукции, говорит собеседник, пока перебоев не было, лишь небольшая задержка.

— Только за прошлую неделю поступило порядка 15−20 вагонов весовой продукции. Таких поставок у нас не было больше полугода. В основном [поставщик — это] Россия. Рис чаще идет из Пакистана и Индии, но в российских вагонах. Гречка на 80% российская, но разных производителей.

Фото читателя
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото читателя

— Покупали в России вафли по 90 российских рублей за килограмм, а в пятницу 4 марта нам озвучили цену в 150. А сюда плюс НДС, доставка сначала на склад, а потом покупателям, плюс наценка в магазине. То есть это изменение значит, что в рознице один килограмм этих российских вафель подорожает как минимум на 3−4 белорусских рубля, — делится своей историей Олег, чья компания реализует кондитерские изделия.

Он понимает, что продать продукт по настолько высокой цене будет сложно, и надеется продолжить переговоры с поставщиком после выходных, но пока, говорит, не может даже предположить, что будет делать дальше. А пока компания ограничится продажей продукции, которую производит сама.