Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Прослушивали, похищали рукописи, избили, заставили эмигрировать и поливают грязью сейчас. Как власти издевались над Василем Быковым
  2. В Минске за час вылилась четверть месячной нормы дождей. Что натворила пролетевшая над Беларусью буря
  3. Лукашенко опять пожаловался на беларусов. Что на этот раз
  4. КГБ теперь требует переводить «компенсации» за донаты одному государственному центру. Рассказываем, что за он и куда идут деньги
  5. «К сыновьям Лукашенко три раза в день подбегает кто-то с палкой, бьет и убегает». Поговорили с необычным «решалой» проблем в Беларуси
  6. «Честно? Всю Украину надо забирать». Поговорили с экс-вагнеровцем, который после мятежа Пригожина жил в Беларуси и вернулся на войну
  7. В Израиле отменили конференцию к 80-летию освобождения Беларуси из-за антисемитских высказываний Лукашенко
  8. Лукашенко годами требует решить вопрос с умирающими магазинами «у дома». В соседней Польше это давно сделала «Жабка» — вот как
  9. Глава Минфина так рассказал в парламенте о ситуации с госдолгом, что «возбудил» Гайдукевича — депутат придумал, как не возвращать займы
  10. ГПК увидел «концентрацию» HIMARS, Bradley, гаубиц и военных у границы Украины с Беларусью и предупредил о «недопустимости провокаций»
  11. Российское госСМИ сфальсифицировало интервью главы МАГАТЭ Гросси — эксперты рассказали, с какой целью
  12. Пропаганда пыталась очернить Польшу — но, похоже, тем самым признала, что в Беларуси есть концлагеря и «фабрика смерти». Вот в чем дело
  13. Эксперты рассказали, чем выгоден режиму Ким Чен Ына визит Путина и что российский президент хочет получить от Северной Кореи взамен


После того, как Россия стала использовать белорусскую территорию для нападения на Украину, целые страны и отдельные организации начали вводить ограничения и отказываться от сотрудничества с нашей страной. Спросили у импортеров и продавцов иностранных товаров о том, как это отразилось на их работе.

Имена героев изменены, а названия компаний, в которых они работают, не приводятся по просьбе собеседников.

«Не понимаем, как будем работать, каким будет курс иностранных валют, что будет с поставками»

— Люди сметают практически все: по три, а то и по пять килограмм зернового кофе, или по несколько упаковок молотого. Причем берут и импортные западные продукты, и российских производителей, — рассказывает владелец столичного магазина чая и кофе Герман. — Недельная касса у нас превысила декабрьскую (в магазинах такого плана, как правило, это рекордный по выручке месяц. — Прим. Zerkalo.io). Но мы абсолютно не радуемся этому, потому что не понимаем, работаем ли мы хотя бы в ноль с учетом роста курса доллара.

Причина резко подскочившего спроса, по мнению собеседника, связана с переживаниями и опасениями людей из-за войны в Украине, а также с ростом цен, привязанных к иностранной валюте.

— У нас цены были пересмотрены в прошлый понедельник (28 февраля — Прим. Zerkalo.io) на 20%. Переоценка произошла из-за изменения курса валют. В Беларуси ведь кофе не растет, мы полностью зависим от импорта. А закупается он в иностранной валюте. Поэтому правильно в этом контексте говорить, что не цены растут, а курс доллара, к которому они привязаны. Ведь если посмотреть стоимость того же кофе в долларах, то она не изменилась, — рассуждает он.

Поставщики, которые работают с импортными продуктами, говорит Герман, перешли на сотрудничество только по предоплате. Его это устраивает. А вот неопределенность на валютном рынке — нет.

— Мы до сих пор не понимаем, как будем работать, потому что не знаем, каким будет курс иностранных валют, что будет с поставками. Мы приобрели запас товара по предоплате. Но я разговаривал с поставщиками. Они говорят, что неизвестно, что будет даже в ближайшие дни. Если курс дойдет, допустим, до 5 рублей за доллар, то мы обанкротимся и закроемся.

Добавляют неопределенности трудности при перевозке товара через границу, говорит Герман. Сейчас нет уверенности в том, что машины вообще пропустят в Беларусь. По словам бизнесмена, эти вопросы могут решаться неделями.

— Я не знаю, что будет [дальше], но хорошего точно мало. Мы видим, что все уходят с белорусского и российского рынков — привет железный занавес.

С начала войны в Украине белорусский рубль подешевел к доллару на 16%.

«Половина поставщиков отказывается продавать товар в Беларусь»

Анна работает в крупном импортере продуктов питания. Она рассказывает, что многие фрукты, которые они покупают, идут сначала кораблями, а потом из портов в Польше и России их везут в Беларусь в специальных грузовиках. Но с началом войны в Украине с поставками начались сложности.

— Примерно половина поставщиков отказывается продавать товар в Беларусь, пока мы не перестанем пускать ракеты и позволять российской технике пересекать наши границы. Из-за происходящего поставщики отказываются отправлять свои корабли и в Россию. Они предлагают нам на выбор — порты в Литве или Польше. Но доставить продукцию оттуда тоже проблема.

Плата за перевозку груза из ближайших стран Европы из-за сложностей на границе и дополнительных рисков, связанных с санкциями, выросла примерно на 40%. Выросшая цена доставки в итоге отражается на ценах на фрукты в магазинах. Но не всегда даже за такие деньги удается найти перевозчиков, готовых доставлять скоропортящийся товар.

Чтобы обеспечить спрос, компания стала активней покупать бананы в России. Но и там посредники подняли цены, говорит Анна.

— Так как у нас нет своего порта, то единственный шанс получать те же бананы — это покупать их у российских поставщиков, которые технически могут отправить в Эквадор свой корабль и загрузить его. Но сами россияне, как я вижу из общения с ними, не знают, что делать, кроме как каждый час повышать цену.

Фото читателя
Цена на бананы в одном из магазинов Беларуси. Фото читателя

По словам собеседницы, в Беларуси не должно быть перебоев с цитрусовыми, потому что большую часть из них белорусские компании покупают в Турции и Египте. Но цена, говорит она, точно будет расти, потому что путь через Украину закрыт, значит логистика стала более затратной.

— Опять получается, что кораблем эти фрукты можно доставить только до портов Европы. И тут возникает проблема с машинами, о которой я говорила ранее. Мы снова сталкиваемся с тем, что увеличивается время поставки и стоимость самого товара. Это не говоря о том, что и тут некоторые поставщики отказываются грузить продукты в страну- агрессор. «Вы там сначала разберитесь [с войной], а потом уже будем думать об апельсинах», — говорят они.

«В Россию отказались отгружать товар, а мы идем следом за ней»

Инга представляет импортера отделочных материалов. Буквально в последнюю неделю ситуация с закупкой товара у поставщиков за границей, с которыми она работала много лет, кардинально изменилась. Сначала бельгийский производитель строительных и отделочных материалов отказался работать по старой схеме с отсрочкой платежа. А примерно неделю назад начались сложности с отгрузкой товара. Теперь перед отправкой он проходит тщательную проверку бельгийской таможенной службы, из-за чего процесс подготовки груза растягивается на несколько суток.

— Такая проверка, как нам говорят, связана с санкциями. Как именно она могут нас касаться, наши контрагенты не знают. В Россию они вообще получили приказ полностью не отгружать. Наверное, и мы идем следом, — рассказывает Инга. — Как будем работать дальше, не знаю — мы оказались в подвешенном состоянии.

Работник импортера, занимающегося в основном ввозом в Беларусь круп, рассказал, что спрос на их продукцию от розничных сетей вырос настолько, что ему и коллегам приходится работать сверхурочно.

— У нас смены увеличили на полтора часа, плюс привлекают дополнительных «желающих заработать». Оплата соответствует, но здоровье улетает. Уже не все сотрудники выдерживают нагрузку, отказываются выходить в выходные дни, — говорит он.

С поставкой продукции, говорит собеседник, пока перебоев не было, лишь небольшая задержка.

— Только за прошлую неделю поступило порядка 15−20 вагонов весовой продукции. Таких поставок у нас не было больше полугода. В основном [поставщик — это] Россия. Рис чаще идет из Пакистана и Индии, но в российских вагонах. Гречка на 80% российская, но разных производителей.

Фото читателя
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото читателя

— Покупали в России вафли по 90 российских рублей за килограмм, а в пятницу 4 марта нам озвучили цену в 150. А сюда плюс НДС, доставка сначала на склад, а потом покупателям, плюс наценка в магазине. То есть это изменение значит, что в рознице один килограмм этих российских вафель подорожает как минимум на 3−4 белорусских рубля, — делится своей историей Олег, чья компания реализует кондитерские изделия.

Он понимает, что продать продукт по настолько высокой цене будет сложно, и надеется продолжить переговоры с поставщиком после выходных, но пока, говорит, не может даже предположить, что будет делать дальше. А пока компания ограничится продажей продукции, которую производит сама.