Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Дроны бьют по важнейшим авиабазам России вдалеке от границы. Рассказываем, как такое возможно
  2. Вместо политзаключенного Алеся Беляцкого на вручении Нобелевской премии выступит его жена. Туда пригласили и Тихановскую
  3. Практически не спала в ШИЗО, теряла сознание. В штабе Бабарико рассказали, что предшествовало госпитализации Колесниковой
  4. Власти готовятся к наступлению российских войск на Украину? Юрист прокомментировал, о чем говорят новые дополнения в Уголовный кодекс
  5. «Нет никакой политики». Министр образования объяснил, что нужно сделать частным школам, чтобы продолжить работу в Беларуси
  6. Рост недовольства среди белорусских военных, вторая волна мобилизации и авторитет Кремля. Главное из сводок на 287-й день войны
  7. Путин заявил, что угроза ядерной войны в мире нарастает, но «Россия исходит из концепции ответно-встречного удара»
  8. Помните мальчика-героя Рому, который вынес из огня брата? У его семьи снова сгорел дом
  9. Получивший оперный «Оскар» белорусский дирижер — об отъезде из России, увольнении из Минска в 2020-м и работе в Одессе во время войны
  10. «Когда началась война, никто из белорусских чиновников не написал». Интервью с главой Ровенской области
  11. «Будем создавать политический субъект». «Киберпартизаны» и полк Калиновского объявили о совместной политической деятельности
  12. Шойгу назвал цифру потерь украинской армии в ноябре и заявил о захвате шести населенных пунктов на Донбассе
  13. Удары по тыловым российским аэродромам и более 60 сбитых ракет из 70 выпущенных по Украине. Главное из сводок штабов
  14. К захвату объектов в Украине планировали привлечь и белорусов? Британские аналитики рассказали, как Кремль хотел выиграть войну
  15. В Беларуси проверяют систему реагирования на акты терроризма
  16. «Зачем всех вызывают в военкомат?» Шрайбман отвечает на вопросы читателей «Зеркала»
  17. «Русские не отчаиваются — самогон у местных покупают». Поговорили с жительницей оккупированного Бердянска — о военных РФ и ожидании ВСУ
  18. Испания проиграла Марокко, не реализовав ни одного пенальти. Главное о матчах 1/8 финала футбольного чемпионата мира
  19. Мария Колесникова рассказала, что в больницу ее привезли с перитонитом
  20. «Многодетные и люди в погонах — это наши первоочередники, даже сверхпервоочередники». Лукашенко собрал совещание по жилью для военных
  21. Продажи почти всех брендов автомобилей в Беларуси стремятся к нулю. Лишь у одного производителя — резкий рост
  22. Путин: Только половина мобилизованных находятся в зоне «СВО». Разговоры о дополнительной мобилизации не имеют смысла
  23. Для предпринимателей хотят заметно поднять один из основных налогов и ввести другие новшества
  24. «Я думал — это же земляки, белорусы, как они могут быть такими?» Монологи бывших политзаключенных о том, как людей «лечат» за решеткой


Белорусские экономисты продвигают в Евросоюзе односторонний отказ от барьеров для импорта услуг из Беларуси. Выгоды для отечественных компаний, которых это коснется, могут достигать сотен миллионов евро, считают эксперты CASE Belarus. Как бизнес переживает непростые времена и как ему можно помочь, Zerkalo.io рассказал директор Центра социально-экономических исследований CASE Belarus Серж Навродский.

Фото: facebook.com/ipmresearch
Фото: facebook.com/ipmresearch

Белорусский бизнес — в состоянии выжидания

Белорусский частный бизнес независимо от взглядов и отношения к происходящему в стране его владельцев оказался заложником экономической и политической ситуации. На низком уровне сохраняется внутренний спрос, а на высоком — негативные ожидания. Массовые проверки и вынужденное закрытие заведений, ставшее привычным в 2020–2021 годах вынуждают владельцев быть максимально осторожными и беречь свободные ресурсы. Бизнес находится в состоянии выжидания, что свойственно для сложных времен и кризисных периодов, отмечает директор Центра социально-экономических исследований CASE Belarus Серж Навродский.

То, что бизнес поставил многие процессы на паузу и выбрал функцию выжидания, подтверждает майский мониторинг Исследовательского центра ИПМ. Среди основных препятствий для развития компании называли высокую неопределенность, макроэкономическую нестабильность, недоверие к правовой системе, финансовые проблемы и низкий внутренний спрос. Ожидания компаний относительно своего экономического и финансового положения у более чем трети респондентов были негативными, в то время как улучшения экономического положения ожидали только 16% участников опроса.

Чтобы пережить сложный период, компании, особенно небольшие, нуждаются в поддержке. Но политические события в Беларуси привели к ухудшению деловой активности и, соответственно, сокращению инвестиций. Нацбанк ведет политику, которая серьезно усложняет бизнесу доступ к кредитным ресурсам.

— Зараз падтрымліваць бізнес магчыма выключна праз дзяржаўныя праграмы. Дзяржпадтрымка ў дадзеным выпадку перакладаецца з малога і сярэдняга бізнесу на буйны, у першую чаргу на дзяржпрадпрыемствы. Гэта відавочна па паводзінах Нацыянальнага банка, Мінфіна, і па заявах ураду. Адзіны шанец, які яны бачаць для развіцця, — гэта вялікі бізнес, пра малы размовы амаль не ідзе, а на прадпрымальніцтве, як мы зразумелі, яны гатовыя паставіць крыж.

В то же время практически все формы поддержки белорусского бизнеса через программы Евросоюза стали недоступными. Раньше компании получали кредитные ресурсы от финансовых структур ЕС для развития и реализации бизнес-проектов через международные финансовые институты, белорусские банки или программы некоммерческих организаций. В связи с введением санкций и ухудшением отношений белорусских властей с Евросоюзом большинство программ было заморожено.

— ЕС спыніў любыя праграмы пазычэння грошай ураду. Калі ўлічваць праграмы Еўрапейскага інвестыцыйнага банка, то замарожаны праекты на суму да 1 мільярда еўра. Гэта датычыцца ўсяго — і развіцця дарог, і інфраструктуры, і прамой падтрымкі асобных сектароў, і развіцця розных урадавых праграм.

После президентских выборов 2020 года Еврокомиссия приняла пакет помощи для Беларуси на 24 млн евро. Из них на поддержку бизнеса планировалось направить около 4 млн. ЕС также заявлял о дополнительном пакете поддержки малых и средних предприятий в размере 6 млн евро для облегчения доступа к финансам. Но доступ к этим ресурсам осложняется тем, что международные переводы в иностранной валюте остаются под строгим государственным контролем, включая переводы на частные предприятия, личные счета и некоммерческие организации. «Фактически получение финансовой помощи из ЕС может быть признано правоохранительными органами уголовно наказуемым, а многие белорусы, в том числе предприниматели, вместо помощи могут оказаться за решеткой», — отмечают в CASE Belarus.

Получается, бизнес потерял доступ к абсолютному большинству доступных ранее форм поддержки. При этом он не имеет средств не только для развития, но порой и для поддержания существующей деятельности.

— У кепскай палітэканамічный сітуацыі і ва ўмовах вельмі абмежаваных даступных рэсурсаў на рынке, строгай канкурэнцыі, грошы будуць ісці, хутчэй за ўсё, тым, хто звязан з дзяржавай, — считает экономист.

В последние годы малый и средний бизнес были наиболее динамично растущими сегментами экономики, они занимают существенную долю среди компаний, работающих на экспорт, а значит, приносящих в страну твердую валюту. На конец прошлого года там работал каждый четвертый занятый в экономике, и до сложного 2020 года малый бизнес активно создавал новые рабочие места. Отсутствие инвестиций, поддержки и возможностей для развития приведет к «большой трагедии», считает собеседник.

Экономисты: Выгода от отмены барьеров может достигать сотен миллионов евро

Белорусские экономисты разработали план поддержки белорусских компаний, которые поставляют различные услуги на европейский рынок. Они намерены предложить европейским властям в одностороннем порядке свести к минимуму барьеры для бизнесов. Кроме этого, эксперты предлагают выдавать бесплатные рабочие визы тем, кто пройдет регистрацию в специально созданной базе ЕС для белорусских фирм и индивидуальных предпринимателей. Поставщики услуг из Беларуси могли бы конкурировать уже не только в России и Казахстане, но и в ЕС, что укрепило бы позиции белорусского бизнеса.

— Еўрапейскі саюз кажа, што хоча дапамагчы, але мы не бачым, як гэта можна зрабіць зараз. Таму патрэбная альтэрнатыва [традыцыйным формам падтрымкі] беларускаму бізнесу. Зрабіць гэта можна стварэннем дадатковых магчымасцяў для беларускага бізнесу. У нас гатовая падрабязная праграма для сварэння такіх умоваў. Наша задача — пераканаць еўрапейскі істэблішмент у тым, што гэта магчыма. Мы не можам гарантаваць, што гэта хутка пачне дзейнічаць, але мы гатовыя пераконваць еўрапейскія ўлады на любым узроўні ў неабходнасці іх стварэння.

По подсчетам экспертов, в 2020 году Беларусь экспортировала в ЕС услуг на 3,7 млрд долларов. Это главным образом транспортные услуги, которые составляли 62% от всего объема и ІТ (21%). Если ослабить барьеры в ключевых секторах экспорта, то речь может идти о дополнительных сотнях миллионов евро, которые бы дополнительно заработали белорусские компании. Разработчики плана поддержки считают, что либерализация условий для добросовестных поставщиков услуг из Беларуси позволит белорусским бизнесам с меньшими потерями пережить кризисное время и заложить фундамент для роста после того, как ситуация нормализуется.