Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Идет корабль, и все прекрасно знают: он выйдет из бухты, отстреляется и зайдет обратно». Как живет Крым и переживает ли за украинцев
  2. Лукашенко и Путин провели «краткую беседу» в Москве. Обсудили совместное ракетостроение и строительство белорусского порта
  3. Азаренок назвал советского военачальника эсэсовцем. Разбираем претензии пропагандистов к книгоиздателю Янушкевичу
  4. «Москвич» вместо Renault, мины на пляжах Одессы и для чего Беларусь держит силы у границ с Украиной. Восемьдесят второй день войны
  5. Минобороны Беларуси опасается провокаций: Украинцы минируют свою землю, ходят вооруженные
  6. «Раньше нас никто не слушал — послушайте сейчас». Рассказываем, что такое гиперзвуковое оружие и почему оно может изменить войны
  7. В МНС рассказали, готовиться ли белорусам к очередным налоговым новшествам
  8. Лукашенко заявлял, что у ОДКБ нет перспектив. Что это вообще за организация и кому она должна помогать? Рассказываем
  9. Белорусы почувствовали проблемы в экономике: в четырех областях впервые за последние 5 лет упали реальные доходы населения
  10. Зась рассказал об отношении к войне в Украине лидеров стран ОДКБ
  11. Правительство разрешило торговле поднять цены на детское питание
  12. Снять не больше 1500 долларов в месяц по всем счетам. Банки вводят очередные новшества
  13. «Порванный паспорт Колесниковой мне ближе, чем отъезд». Ольга Бритикова — о протестах на «Нафтане» и своих 75 сутках за фразу «Нет войне»
  14. «Продолжает сохраняться угроза нанесения с территории Беларуси ракетно-авиационных ударов». Главное из сводок штабов на 83-й день войны
  15. В Беларуси двенадцатый раз за год дорожает топливо. Сколько будет стоить литр с завтрашнего дня
  16. Ночью РФ нанесла ракетный удар по Львовской области, утром — обстреляла Черниговщину и Ахтырку. Восемьдесят третий день войны
  17. Бойцы с «Азовстали» сложили оружие. Что ждет их в плену? Рассказываем, как это работает по законам и на практике
  18. Более 250 раненых украинских военных с «Азовстали» вывезли в самопровозглашенную ДНР. Их планируют обменять на военнопленных РФ


Александр Лукашенко 5 мая дал интервью вице-президенту американского информационного агентства Associated Press Йену Филлипсу. Это его первое выступление в западных СМИ с начала войны в Украине — предыдущий раз его интервьюировал журналист Би-би-си Стив Розенберг в ноябре. Теперь Лукашенко высказал свое мнение о причинах войны в Украине, рассказал о целях России, отношениях с Путиным, о своих миротворческих усилиях и необходимости снятия санкций, а также признал наличие политзаключенных в Беларуси. Полное интервью можно посмотреть здесь, но для тех, кто не готов к часовому видео с Лукашенко, мы приводим основные цитаты.

Александр Лукашенко на интервью с журналистом Associated Press Йеном Филлипсом 5 мая 2022 года. Фото: president.gov.by
Александр Лукашенко на интервью с журналистом Associated Press Йеном Филлипсом 5 мая 2022 года. Фото: president.gov.by

О внезапной проверке сил реагирования и значит ли она, что Беларусь намерена принять участие в войне в Украине

— Отвечаю прямо — нет. Мы не собираемся принимать участие в специальной операции ВС РФ в Украине, потому что в этом нет никакой необходимости. Все, что мы могли бы предложить Российской Федерации, — у нее все это есть.

По словам Лукашенко, проверка больше связана с тем, что обстановку вокруг Беларуси нагнетает НАТО, а также, на фоне войны, с необходимостью «прикрыть нашу границу от разного рода недоразумений».

Об угрозе для соседей со стороны Беларуси

— Мы никому не угрожаем и угрожать не собираемся. И не будем это делать. Более того, да и угрожать мы не можем: мы знаем, кто нам противостоит. Поэтому развязывать какой-то конфликт, какую-то войнушку здесь, на западе, абсолютно не в интересах белорусского государства. Поэтому пусть Запад спит спокойно.

О том, сожалеет ли, что предоставил белорусскую территорию для российского вторжения в Украину

— Я очень сожалею по поводу того, что происходит в Украине. Но это вопрос не ко мне. Вопрос к руководству Украины и прежде всего к президенту. … Я не понимаю, зачем украинцам было провоцировать Россию. Ведь они шли к тому, что можно договориться по всем вопросам. Я человек сведущий, я был постоянно в этом процессе.

По словам Лукашенко, в Украине допускали личные оскорбления руководства России, экономические провокации и «издевательства над русскими людьми», и он сам это видел — «это и русский язык, ущемления, и люди на востоке Украины подвергались этому давлению».

— Таким образом Украина провоцировала Российскую Федерацию. Я не буду перечислять все факты, известные мировому сообществу. Но что хотела, то и получила.

Он высказал мнение, что Украину подстегивают США, которые хотят «утопить Россию», а затем и Китай.

О своих «антивоенных» усилиях

— Мы делали и делаем сейчас все для того, чтобы этой войны не было. Благодаря мне начались переговоры между Украиной и Россией. Я позвонил Зеленскому и пригласил — одну, вторую, третью точку в Беларуси назвал. Зеленский, как капризная девчонка, был против, на третью точку согласился. … Вспомните Минск-1, Минск-2 (минские соглашения. — Прим. ред.). Я делал все, чтобы в Украине был мир.

Александр Лукашенко на интервью с журналистом Associated Press Йеном Филлипсом 5 мая 2022 года. Фото: president.gov.by
Александр Лукашенко на интервью с журналистом Associated Press Йеном Филлипсом 5 мая 2022 года. Фото: president.gov.by

Лукашенко сказал, что у него самого украинские корни, и вообще белорусы «не приемлют войны» после огромных потерь во Второй мировой.

— Так как же мы можем способствовать войне? Но вы должны понимать, мы самые близкие союзники с Российской Федерацией. У нас теснейший военно-политический союз. Мы это ни от кого не скрывали. У нас фактически единая армия. И мы проводили учения. И то, что Россия часть войск использовала в своей военной операции после окончания учений…

О том, откуда на Беларусь готовилось нападение

— Все началось с провокации. Украинцы вдоль своей границы выстроили четыре позиции «Точка-У» ракет для нанесения удара по Беларуси. И наше счастье, что там еще оставались после учений войска. Россияне это отследили и помогли нам поразить эти четыре позиции. Буквально за 30 минут до начала операции. И часть войск действительно из Беларуси ушли в Украину. Это так, штрихи. Я должен был поступить иначе? Думаю, что нет.

По словам Лукашенко, Запад сейчас, вместо того чтобы закончить войну, «нагнетает», поставляя оружие.

— Смею вас заверить, что Россия слишком «легко» воюет в Украине. Это еще только начало. И надо в начале это закончить. Не надо нагнетать обстановку. И не надо нас упрекать в том, что мы на стороне России.

О том, что Украина «сама виновата»

— Мы можем упрекать Россию сколько угодно. Только от этого проку мало. Надо понимать, что война не на территории России. Война на территории Украины. И руководство страны должно быть прежде всего заинтересовано в том, чтобы не гибли мирные жители. И для этого надо делать все.

Я помню события после 2015 года на востоке Украины. Если бы тогда были реализованы договоры, которые состоялись в этом зале в Минске, если бы тогда Украина пошла на исполнение договора, сегодня в границах советского времени существовала бы Украина. Никакой войны бы не было. Я был много раз посредником между Зеленским и Путиным, передавал одному и второму месседжи. И я видел, что Украина не настроена шаг за шагом решать проблему. Что и привело к войне.

Александр Лукашенко на интервью с журналистом Associated Press Йеном Филлипсом 5 мая 2022 года. Фото: president.gov.by
Александр Лукашенко на интервью с журналистом Associated Press Йеном Филлипсом 5 мая 2022 года. Фото: president.gov.by

О «вине» Украины перед Лукашенко

— Накануне нашей последней электоральной кампании они готовили боевиков на своей территории, перебрасывали к нам оружие вместе с боевиками. И сами украинцы, и не рядовые люди, рассказывали, как готовились воевать в Беларуси, их готовила Служба безопасности Украины. Дальше, они раньше даже, чем американцы и европейцы, ввели против нас санкции экономические. А Украина была второй страной [после России], с которой мы торговали [больше всего]. Они закрыли нам небо для пролета наших самолетов. Так зачем обостряли отношения с Беларусью и провоцировали Россию?

О поражении России на севере Украины

— Я вижу, как ведут себя россияне. Особенно на севере, когда они, вы говорите, с территории Беларуси вошли. Мы видели, как они заходили. Они из мирных людей пальцем никого не тронули. Но россияне слишком были самонадеянны, что украинцы такие добрые, толерантные. Ну, что как-то они в Киев подойдут, зайдут и договорятся. Но когда украинские десантно-штурмовые группы, партизанские группы начали бить прежде всего не передовые части военных, а тех, кто подвозил продовольствие, бензин, керосин и прочее, фактически полугражданских людей, вот тогда было горячо.

О затянувшейся «специальной военной операции»

— Путин назвал это специальной военной операцией, не объявлял войны, потому что перед ним и военными не стояла цель оккупировать Украину и поставить на колени. Поэтому, если честно, я не думал, что этот конфликт затянется таким образом. Но я не настолько погружен в эту проблему, чтобы сказать, по плану у них там идет, у россиян, как они говорят, или так, как я это ощущаю. Я еще раз это подчеркиваю — я это ощущаю так, что операция эта затянулась. Это моя точка зрения исходя из тех фактов, которые я имею в своем распоряжении.

О том, за что воюет Россия

— После Крыма, первое столкновение, Луганск, Донецк — Россия не очень была втянута в этот конфликт — Путину предлагали (на моих глазах это было) пройти от Донецка до Приднестровья и забрать весь юг Украины, отрезать от моря. За что они сейчас и воюют. Он мог это сделать тогда очень легко. Путин сказал: нет, я на это не могу согласиться.

И в этот раз он не собирается оккупировать Украину, ставить на колени. Одна из причин — чтобы не разорвать Украину вообще. Чтобы там, на отдельных частях в Украине, не было американцев, поляков, румын и так далее. Он этого не хочет. Он хочет видеть дружественную, целостную Украину. Я его полностью поддерживаю, это и моя позиция. Но это должна быть страна, которая не создает проблем соседям. Вот цель этой операции.

Александр Лукашенко на интервью с журналистом Associated Press Йеном Филлипсом 5 мая 2022 года. Фото: president.gov.by
Александр Лукашенко на интервью с журналистом Associated Press Йеном Филлипсом 5 мая 2022 года. Фото: president.gov.by

О плохом Путине, ядерном оружии и прекращении войны

— Россия не применила еще более серьезного оружия. А оно у нее есть. Я не о ядерном оружии. Россия обладает огромным арсеналом. Нельзя, чтобы этот конфликт перешел на более высокий уровень. Потому что никакое НАТО, никакие американцы за тысячи километров никаким старьем и даже современным оружием не помогут Украине. Украинцы просто не будут обучены воевать этим оружием. Успеха у украинцев не будет. Россия при всех сложностях, трудностях обречена победить. Поэтому надо остановиться и договориться.

Плохой Путин, хороший Путин, Россия правильно, неправильно поступила — не сейчас это обсуждать. Сейчас надо остановить войну, потом разберемся. Сделайте этот шаг навстречу плохому Путину. Война никому не нужна, война — это плохо, ее надо остановить.

Потому что сейчас такой момент, когда этот конфликт перейдет на новый уровень, и его уже остановить будет очень сложно. И не дай бог мы дойдем до ядерного конфликта. Это будет всё!

Применение ядерного оружия недопустимо еще и потому, что это рядом с нами. Не совсем здесь, но не за океаном, как Соединенные Штаты. Недопустимо вообще, потому что это наш земной шар с орбиты может сорвать, и мы улетим неизвестно куда.

А может Россия или не может применить ядерное оружие — это вам надо задать руководству России этот вопрос.

Но я вам сказал — Россия обречена на победу. А какое оружие будет применять Россия — зависит не столько от Украины, а от вас, от НАТО.

О войне с НАТО — «Беларусь, Россия и Украина, будем вместе воевать против вас»

— Вы уже там переходите красную линию. Идут поставки вооружения из Словакии, Румынии, Польши прежде всего. Я иногда задаю Путину вопрос: почему эти поставки не пресекаются? Они еще осторожничают. А ведь это элементарно, чтобы прекратить эти поставки. Скорее всего, он не хочет глобального столкновения с НАТО.

Вы говорите, блок НАТО не будет воевать. Вы уже втянуты туда. Вы упрекаете меня в чем-то, называя агрессором вместе с Путиным, соагрессором, так вы уже давно там агрессоры, потому что вы участвуете непосредственно через ЧВК, наемников, оружие поставляете.

Я вам скажу одну мысль, которая меня не покидает последнее время. Если дальше так будет вести себя, к примеру, Польша, другие страны, то мы, Беларусь, Россия и Украина, будем вместе воевать против вас. Потому что уже в Польше отдельные деятели и политики точат шашки и сабли и видят Западную Украину в составе Польши. То есть уже в голове расчленение Украины. Поэтому я не исключаю, что нам, трем славянским народам, в том числе украинцам, придется защищать целостность Украины. Для меня разрушение Украины и потеря целостности Украины, независимости неприемлемы. И я буду делать все, чтобы Украина осталась в своих границах.

О будущем самопровозглашенных ДНР и ЛНР

— Сегодня уже и не Россия, и не Украина будут решать, а те люди, которые там живут. Восток Украины можно только силой впихнуть в состав Украины сейчас. Упущена была возможность. Здесь нужен более длительный период, чтобы заинтересовать этих людей жить в Украине.

России Луганск и Донецк — это огромная нагрузка, у России территорий и так хватает. Но Россия не может себе позволить, чтобы у нее под боком дубасили русского человека. Там русские люди.

О русском языке в Украине и об учебе сына на английском

— Спокойно, целенаправленно, шаг за шагом насаждайте свой украинский язык. Но зачем же вы на законодательном уровне запрещаете людям разговаривать на русском языке? (на самом деле никакого запрета в Украине нет, и огромная часть населения Украины и разговаривает на русском языке. — Прим. ред.).

Мы это прошли в Беларуси. У нас два государственных языка. И у нас английский уже знают не хуже белорусского. Мои дети не жили никогда за рубежом, но свободно говорят на английском языке, в школе, в вузе освоили его. Младший вообще обучается на английском языке, так же, как на русском и белорусском. Почему нельзя было такую толерантность продвигать в Украине? Что плохого, если бы украинцы разговаривали на русском языке?

Александр Лукашенко на интервью с журналистом Associated Press Йеном Филлипсом 5 мая 2022 года. Фото: president.gov.by
Александр Лукашенко на интервью с журналистом Associated Press Йеном Филлипсом 5 мая 2022 года. Фото: president.gov.by

О Буче и разведданных, переданных России

— То, что происходило в Буче — мы знаем, кто организовал эту показуху. Там в основном были англичане, которые на автомобилях (по-моему, четыре автомобиля мы видели, передали россиянам номера автомобилей) прибыли из Львова, осуществляли съемку в Буче и потом вбрасывали в это информационное пространство. Я пережил 2020 год и знаю, как это делается.

О «зверствах» Америки

— Не американцам говорить о зверствах. На моих глазах — Ирак. Я хорошо знаком с Саддамом Хусейном. Более того, в последние месяцы он меня просил, чтобы я вам передал, американцам, через посольство, говорит: я не хочу воевать с Америкой, я готов, нефть надо Америке — все сделаю, чтобы они получали нефть, это надо — я это сделаю. Он готов был к этому. Зачем вы его повесили? Возьмите ливийского, сирийского лидера. Возьмите Афганистан недавно. Это как называется, когда ваш самолет взлетает, а люди с фюзеляжа падают? Это не зверство?

О Владимире Зеленском: «Уже пора побриться, одеться нормально»

По мнению Лукашенко, дипломатический путь прекращения войны пока не работает, потому что украинские власти, может, и хотят прекратить войну, но не Зеленский руководит Украиной, а США.

— У Владимира Зеленского своего поведения нет. Поэтому как я могу относиться? Он не может по вашей причине, о чем я говорил, ну, и внутри хватает сил, которые ему просто не дадут сегодня дипломатическим образом установить мир … Ну, не знаю, надо ему быть Президентом. Уже пора побриться, одеться нормально и демонстрировать украинскому народу и мировому сообществу, что у него каждый день лучше, лучше и лучше. Из этого образа надо выходить. Затянулась эта игра. Но он киношник, он актер.

О личных отношениях с Путиным и о 2020 годе

— Я сомневаюсь, что у Владимира Путина есть более тесные, открытые и дружеские отношения с кем-либо из мировых лидеров, нежели с президентом Беларуси. Все, что я хочу сказать Путину, о чем я думаю, я ему говорю прямо в лоб. Как старшему брату. Взял и сказал. И обиды здесь и невосприятия какого-то нет. Мы можем говорить на любые темы, мою ситуацию семейную, его, государственные проблемы. Мы говорим об Украине, я ему откровенно говорю, как я это вижу. Но я не наглею, по-народному говоря. Наглости здесь быть не должно. Он опытный политик, его не надо поучать.

У нас очень достойные, честные и открытые отношения, особенно сейчас. Мы пережили вместе с ним в 2020-м году Беларусь. Ему не безразлично было, что здесь происходило. Слава богу, мы справились. И когда я его попросил поддержать меня в случае необходимости, никаких даже вопросов не было.

О выборе между Россией и Западом

— Даже с точки зрения личных отношений — почему я должен поддержать вас, американцев, Запад, которые каждый месяц вводят новые и новые санкции? Что мы сделали такого, чтобы вы нас давили? Вы все время придумывали это. Россия никогда себе не позволяла последние 2−3 года такой политики. Почему я должен проводить в отношении России иную политику?

О Союзном государстве

— У нас [с Путиным] были причины для спора, и они не сняты до сих пор. Я даже иногда говорю: вот, посмотри, как американцы и европейцы поддерживают Украину и как они друг друга поддерживают, создавая — главное — равные условия для всех стран. Литва, Латвия — они уже надоели немцам и американцам, тем не менее они терпеливо поддерживают так, как договорились. У нас до сих пор равных условий для людей и компаний нет, даже в период санкций. Это главный камень преткновения. Это связано было с ценами на газ, на энергоресурсы, доступу на рынок РФ, вы помните. Конечно, мы очень жестко обсуждали эти проблемы.

Об экономической поддержке от России

— Россия нас поддерживает во всем, что бы мы ни попросили — по кредитам, деньгам, товарам и т.д. Но за исключением двух-трех групп товаров нам не нужна поддержка, потому что все, что мы производим, процентов на 85, в этом нуждается Россия (отчасти что-то в Китае, особенно продовольствие). Мы спокойно продаем свой товар туда, получаем российские рубли и за российские рубли покупаем газ и нефть. Не было бы счастья, да несчастье помогло. Мы раньше покупали энергоносители в России за доллары. Сегодня они согласны за российский рубль.

Александр Лукашенко на интервью с журналистом Associated Press Йеном Филлипсом 5 мая 2022 года. Фото: president.gov.by
Александр Лукашенко на интервью с журналистом Associated Press Йеном Филлипсом 5 мая 2022 года. Фото: president.gov.by

О санкциях

— Что касается некоторых товарных групп, вы их хорошо знаете, мы также находим развязки. Находим логистику, поставляем и так далее. В Европе, Америке нас блокируют по поставкам белорусских минеральных удобрений. Ну послушайте, в Америке они очень сегодня востребованы. Цены поползли не только на нефть, газ и минеральные удобрения, но и на продовольствие. В Европе тем более. Почему мы как дураки уперлись лбами и санкциями друг друга начинаем дубасить? Или же Литва, Латвия закрыли порты для наших грузов. Господь с ними, мы в Россию переориентируемся и сейчас грузим. В том числе и калий начали грузить. С нефтепродуктами разобрались.

Мы выстоим. Конечно, санкции это не конфеты, приятного мало. Ну, такова ваша политика — душить безосновательно. Ваши санкции незаконны. Вы меня упрекаете, что я агрессор. Вы большие агрессоры, чем я. Удивительную войну я веду! Наши военнослужащие не убили в этой войне ни одного украинца и ни одного россиянина. И россияне, и украинцы не убили ни одного белоруса.

Поэтому с санкциями надо заканчивать. Давайте жить дружно.

Ну зачем это надо, я не понимаю, чтобы литовцы, латыши приезжали с бочонками, бочками и канистрами заправлялись у нас дизелем и бензином (у нас дешевле)? Они соль у нас покупают, крупу, бензин, солярку. За две недели введенного Беларусью безвизового режима для соседей только из Литвы и Латвии к нам приехало более 19 тыс. человек (на самом деле больше 10 тысяч. — Прим. ред.).

О политзаключенных

— Вчера мне сказали американцы, что 500 [политзаключенных в Беларуси], а вы мне говорите, что более тысячи! Для меня это новость. Но я вот освобожусь — посчитаю. Будем считать, что в тюрьмах, политзаключенные — от 500 до 1000. Я, честно говоря, не могу сказать, 500 или 1000 (на самом деле 1168 человек признаны политзаключенными, еще несколько тысяч осуждены по политическим делам. — Прим. ред.).

О том, что Беларусь в лидерах по количеству журналистов, находящихся за решеткой

— Не могу спорить на эту тему, потому что не знаю, сколько находится в заключении у вас, в США, в Германии, других странах. А что у нас их много находится, журналистов — я не знаю сколько, честно вам скажу, сегодня же поинтересуюсь — думаю, вы дезинформированы (на самом деле нет, в Беларуси 25 представителей медиа лишены свободы. — Прим. ред.). У нас когда люди нарушают закон и попадают под следствие — они все становятся журналистами или же членами профсоюзов независимых. Чтобы вы их услышали и меня потом упрекали.

Александр Лукашенко на интервью с журналистом Associated Press Йеном Филлипсом 5 мая 2022 года. Фото: president.gov.by
Александр Лукашенко на интервью с журналистом Associated Press Йеном Филлипсом 5 мая 2022 года. Фото: president.gov.by

О свободе слова

— Я никому не позволю разрушить страну. Западные соседи спят и видят — оттяпать пол-Беларуси, как это было до 1939 года. Я отвечаю за целостность и независимость государства. Я вижу определенные угрозы. До августа 2020 года я спокойно смотрел на эти вещи, понимал и думал, что Запад — это демократия, это свобода слова, и вот они несут эту свободу слова в Беларусь. И потом за ваши деньги я увидел, как эту страну пытались сломать.

Это не свобода слова. В ваших Youtube и Twitter никто не может высказать иную точку зрения, ни мы, ни россияне, запретили и все (интервью Лукашенко размещено на канале АТН в Youtube в открытом доступе, как и другие материалы канала. — Прим. ред.). У нас журналист высказывает свою точку зрения. Единственное, что запрещено — разрушать страну. У вас научились, у США, Англии и других. Что я делаю необычного?

У нас свободы слова и демократии значительно больше, чем у вас. Никто здесь никому не закрывает рот (на самом деле практически все независимые СМИ, в том числе «Зеркало», заблокированы на территории Беларуси и признаны экстремистскими. — Прим. ред.). Говорите, осуждайте, рассуждайте. Вы открыто мне задаете неудобные вопросы, я отвечаю. Какое же здесь отсутствие свободы слова?