Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Удар со стороны, с которой не ожидали. Казахстан может запретить поставки некоторых товаров в Беларусь и Россию
  2. Диверсии в оккупированном Херсоне, насилие с обеих сторон и ключевое сражение за Донбасс. Сто тридцать третий день войны
  3. «Им просто нужно морально уничтожить человека». Тетя политзаключенного Степана Латыпова — о племяннике, ШИЗО и «тюрьме в тюрьме»
  4. Совет Республики работает над законопроектом о лишении гражданства живущих за границей белорусов, причастных к экстремизму
  5. «Ботан-тихоня», который не давал себя в обиду. Поговорили с друзьями попавшего в плен «калиновца» Яна Дюрбейко
  6. Жаловались на жару — вот вам дожди и грозы. На 6 июля объявили оранжевый уровень опасности
  7. «Встает вопрос: зачем работать?» Совмин хочет ввести новые меры поддержки работников на фоне санкций, но Лукашенко раскритиковал идею
  8. Министр обороны Шойгу — самый популярный политик в России после Путина. Рассказываем историю его удивительной карьеры
  9. «Радио Свобода» опубликовала имена троих белорусов, которые пропали без вести в боях под Лисичанском
  10. Уничтожение командного пункта «Юг», оборона и контратаки, цели Кремля в Украине. Главное из сводок штабов на 133-й день войны
  11. Парламентские выборы в Беларуси пройдут в феврале 2024 года, а за ними — выберут и ВНС
  12. Осужденный за комментарии по «делу Зельцера», врач, «рельсовые партизаны». КГБ обновил список «террористов»
  13. Кадровый день у Лукашенко: в 10 районах сменились председатели, у «АГАТ — системы управления» — новый директор
  14. Рано расслабились? Коронавирус, похоже, возвращается: рассказываем, что происходит и нужно ли бояться
  15. Сто тридцать четвертый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  16. «Что он, с младенцами под автозаки будет лезть?» Рассказываем о величайшем белорусском футболисте, который просил землю у Лукашенко
  17. «Дзякуй Вове Пуціну: каб не ён, зараз бы ўцякалі ад натаўцаў». Поговорили с жителями приграничья о возможном вступлении Беларуси в войну
  18. В суд направили дело экс-журналистки БТ Ксении Луцкиной. По обвинению в заговоре с целью захвата власти ей грозит до 12 лет
  19. Дезертирство в украинской армии, уничтожение российской ДРГ и Россия на паузе. Главное из сводок штабов на 134-й день войны
  20. Wargaming продал белорусскую и российскую компании бизнесмену из РФ
  21. В Беларуси расширили перечень медпоказаний для «надомников». Теперь учиться дома можно будет даже после тяжелого гриппа
  22. ПЦР-тесты для полетов в Россию белорусам все-таки нужны или нет? Разбираемся


Зарплаты у белорусских медиков, по официальной статистике, падают. Это происходит на фоне дефицита работников, задержаний врачей и их отъезда за границу, интереса силовиков к частным медцентрам. Эти обстоятельства явно не способствуют росту престижа профессии. Однако есть медики, которые несмотря на все «катаклизмы» не только остаются в профессии, но из-за низких заработков вынуждены взваливать на себя дополнительную работу, «чтобы хоть какая-то денежка капала». Поговорили с такими специалистами об их нагрузках, оплате труда и дальнейших планах.

Фото: pixabay.com
Фото носит иллюстративный характер

«Работа в частном центре чуть спокойнее, чем в больнице»

Пять лет назад Вероника закончила медицинский колледж и попала на работу в больницу промышленного города в Минской области. За это время девушка работала в разных местах — на посту в отделении, помогала во время операций, делала перевязки, разного вида инъекции, вела документацию, касающуюся ее части. Работает Вероника на ставку по графику сутки через трое, в месяц получается семь суток и еще смена в день или ночь.

— Бывают смены очень тяжелые, много новых пациентов привозят, под конец работы валишься с ног. Иногда привозят людей в состоянии алкогольного опьянения, которые дают нам жару: и руками машут, и оскорбляют. Успокаиваем, усаживаем. В тяжелых случаях на помощь приходилось звать медсестру из гнойного отделения — вместе удерживали буйного человека и фиксировали его, — рассказала о своей работе девушка.

Вероника рассказывает, что ей приходилось видеть смерть людей, хотя в их отделении это происходит не часто. Девушка признается, что человек она эмоциональный и восприимчивый, уход из жизни пациента переживает тяжело — возвращается домой, думает об этом, «это долго не отпускает».

Фото: Pixabay
Фото носит иллюстрационный характер

— За пять лет работы устала, хотя работу свою очень люблю, — говорит Вероника.

У медсестры вторая категория, ее зарплата в месяц составляет около 500 рублей. Ее коллеги с первой категорией зарабатывают примерно на 100 рублей больше. Денег на жизнь девушке не хватает, поэтому она нашла подработку — в одной из частных лабораторий. 

— Знакомая ушла туда работать, рассказывала об условиях и зарплате, мне это показалось интересным, поэтому решила тоже попробовать. Там я работник-универсал — могу оформлять заказы на ресепшене, работать в процедурном кабинете, делать мазки, забор крови.

Девушка оформлена у частника на 0,5 ставки, в месяц она должна отработать чуть больше 80 часов. Иногда это смены с 7.00 до 19.00, иногда с утра до обеда или с обеда до вечера.

— Работа чуть спокойнее, чем в больнице — знаешь в каком темпе надо ее выполнять, никто не гонит в шею. Хотя ситуации разные бывают, особенно когда мамы с детьми приходят: они на стрессе, ребенка для анализа не усадить.

В частной лаборатории Вероника зарабатывает чуть больше 400 рублей, на ставку зарплата была бы около 1000 рублей.

Из-за совмещения подработки и основной работы девушка порой очень сильно устает. В ее планах — увольнение из больницы. Об этом еще зимой она сообщила своему руководству, они уговаривали Веронику остаться, но девушка отказалась. Из больницы ее пока не отпускают, но обещали, что уволят, как только придет замена — это будет ближе к осени.

«Хватаюсь за любую дополнительную работу — чтобы хоть какая-то денежка капала»

После учебы в университете Галину по распределению отправили работать врачом-онкологом в районную поликлинику небольшого города. Девушка оформлена на 1,25 ставки, при этом 0,25 ставки — это подработка в виде платных мини-операций: удаление липом, родинок, жировиков.

— Хватаюсь за любую дополнительную работу — соглашаюсь заменить другого врача, принимаю ковидных пациентов. Все для того, чтобы хоть какая-то денежка капала.

Врач говорит, что работа ее тяжелая больше морально — для пациентов приходится быть не только врачом, но и психологом. Также стресс для организма — операции, которые она делает, даже несмотря на то, что они маленькие. Физически выматывают многочасовые смены: Галина может прийти на работу к 7.00 и вернуться домой после 20.00.

— Моя максимальная зарплата с подработками — 1200 рублей, без них я бы получала 800−900 рублей, — говорит медик.

Фото: Reuters
Фото носит иллюстрационный характер

Также Галина как маммолог консультирует пациентов в частном медцентре. Там она получает процент от количества приемов, их обычно немного и на этот заработок медик не рассчитывает, так как он небольшой — не больше 150 рублей в месяц.

— В частном центре работать легче из-за того, что нет бумажной волокиты и все сведения в электронной базе. А в поликлинике мы пишем по пять раз одно и то же.

Девушка говорит, что прожить на имеющийся заработок ей сложно — приходится сильно экономить, чтобы отложить деньги на дорогостоящую покупку. К таким она относит, например, зимнюю одежду, ноутбук, телефон. К тому же надо учитывать, что приходится тратить 350 рублей за аренду жилья. К слову, некоторые медучреждения эти траты медикам оплачивают полностью, но Галине не повезло — ее поликлиника в качестве компенсации выплачивает ей только две базовые величины (64 рубля).

— Когда были «ковиды», то заработки были хорошие, удалось отложить деньги даже на поездку на море, — вспоминает Галина. — Конечно, труд наш оплачивается не так, как стоило бы. Думаю, он должен быть хотя бы 2000−2500 рублей.

После отработки распределения девушка хотела бы работать в большом центре в столице, но, по ее словам, получить там работу сложно — очень большая конкуренция. В ее планах, которые она видит, как более реалистичные, — переезд в Европу, где хочет подтвердить свой диплом и продолжить работать врачом.

«До августа 2020 года у частника получалось зарабатывать и две тысячи долларов»

Екатерина работает стоматологом-ортопедом в поликлинике, где расположена кафедра медицинского университета. Кроме того, что врач ведет прием пациентов, она еще учит профессии студентов — каждую смену рядом с ней находятся около шести человек будущих врачей.

— Моя работа считается вредной, поэтому рабочий день у врачей моего профиля — шесть часов, но это не значит, что она легче. Я застала времена, когда за вредность медикам давали пол-литра молока в день, но это уже в прошлом, — рассказала Екатерина.

За смену в поликлинике через руки врача проходит максимум пять-шесть пациентов — это считается много. Каждый из них может сидеть в кресле по два-три часа.

— Работу свою я очень люблю, несмотря на то, что она тяжелая. Выматывает прежде всего морально. Во-первых, студенты бывают разные, особенно те, кто из других стран — бывает, что знаний у них очень мало и бесит то, что они после 10−20 пересдач все равно получат диплом врача. А второе, это то, что пациенты, приходя на прием, считают себя клиентами, которым все позволено вытворять: оскорбить тебя, послать, нажаловаться, даже если не прав.

Фото: pixabay.com
Фото носит иллюстративный характер

Но и физически специалист устает тоже: после смены «отваливается» спина и руки. Однако при всех нагрузках заработок Екатерины завидным не назовешь — ее оклад составляет 700−800 рублей, с разными надбавками, которые каждый раз становятся меньше, зарплата выходит 1300−1400 рублей.

Отработав смену в госполиклинике, Екатерина идет на вторую работу — в частный медцентр. Там оплата ее труда — это процент от суммы, которую заплатил за лечение пациент.

— До августа 2020 года у частника получалось зарабатывать и две тысячи долларов в месяц (на сегодня это около 5 тыс. рублей в пересчете. - Прим. ред.). Но потом люди массово начали уезжать из страны, причем самые платежеспособные. После начала войны в Украине уехала еще часть. Все это отразилось на моем заработке. Сейчас в среднем он составляет 300−500 долларов в месяц (750-1260 рублей в пересчете. - Прим. ред.).

Заработок Екатерины уходит на погашение кредитов и рассрочек, аренду квартиру,  траты на детей. Женщина говорит, что деньги тратит рационально — ничего лишнего не позволяет, если есть возможность — экономит. Например, одежду для детей покупает в магазинах сэконд-хэнд, получается дешевле. Еще много денег у врача уходит на различные профессиональные курсы.

Несколько лет назад женщина раздумывала над тем, а не уехать ли ей работать заграницу, но от этой идеи отказалась — слишком много времени там уходит на подтверждение диплома. Да и ей нравится преподавать, несмотря на все минусы, которые возникают в работе.