Поддержать команду Zerkalo.io
  1. Заметный недобор зерна и проблемы с картошкой. В сельском хозяйстве еще больше упало производство
  2. Правозащитники показали белоруса, который передал видео пыток в российских колониях. Он во Франции
  3. «Неофициально мы знаем следующее». Главред «Комсомолки» рассказал подробности о задержании Геннадия Можейко
  4. СМИ: посол Франции вынужденно покинул Беларусь
  5. Чиновники придумали, как будут спасать крупных промышленных должников
  6. «Мы не приемлем версию государственных СМИ». В ООН не согласились с оценками событий вокруг минского офиса
  7. Виктория Азаренко вышла в финал турнира в Индиан-Уэллсе
  8. Глава предприятия по производству медкислорода рассказал о 100%-ной загрузке
  9. История мальчика из Пинска, который пережил 27 революций, 12 вооруженных конфликтов и одну «футбольную войну»
  10. Минздрав рассказал, сколько зарегистрировали новых пациентов с коронавирусом и сколько человек умерло
  11. Чем опасен дельта-вариант и кому не стоит делать прививку? Вопросы и ответы о коронавирусе
  12. Больше 390 тысяч белорусов живут за чертой бедности. В каком регионе их больше всего
  13. Евро и доллар продолжают падать. Что происходит на валютном рынке и что будет с рублем в ближайшее время
  14. Министр здравоохранения: Для коронавирусных больных отдали треть больничных коек в Беларуси
  15. Силовики месяц назад пришли к главному конкуренту госкомпании по таможне и логистике. Что известно об этом


По мнению Александра Лукашенко, в Беларуси есть 15−20 человек, «которые могут вырасти в президента». Zerkalo.io собрало топ-10 чиновников, которых Лукашенко может считать достойными руководить государством, и попросило экспертов оценить шансы каждого из них.

Фото: president.gov.by
Фото: president.gov.by

По закону президентом Беларуси может быть гражданин по рождению, достигший 35 лет, обладающий избирательным правом и постоянно проживающий в стране не менее 10 лет непосредственно перед выборами. Все, кто соответствует этим критериям, могут пробовать стать первым лицом страны. Пока в этой должности в Беларуси побывал только Александр Лукашенко. Но спустя 27 лет, как он занимает этот пост, он увидел в своем окружении 15−20 человек, «которые могут вырасти в президента».

— Я вросся в эту страну, а она в меня. И я не понимаю, как можно жить, на пенсию уйти или заниматься каким-то другим делом — я это пока не представляю. Это не значит, что я уцепился, как говорили, и посиневшими пальцами буду держаться за это кресло. Нет. После меня придут люди, и даже очень скоро, — заявил Лукашенко, отвечая на вопрос российского журналиста во время «Большого разговора». — Они все на виду, кто может быть президентом. Но вот эти дни мне показали — выкристаллизовались люди, оказывается, у нас человек 15−20, которые могут вырасти в президента. Они в чем-то похожи на меня, потому что я их вырастил, они со мной рядом росли. В чем? В своей преданности стране. Они надежные, не будут кромсать никого.

Топ-10 потенциальных кандидатов в президенты, которых «вырастил» Лукашенко

Владимир Караник

Уроженец Гродно, окончивший мединститут в областном центре. До назначения министром здравоохранения работал в РНПЦ онкологии и медицинской радиологии имени Н.Н. Александрова, где некоторое время возглавлял онкологическое отделение торакальной хирургии № 2. Работал главврачом Минского городского онкологического диспансера и был главным онкологом Минска. В июне 2019 года занял пост главы Министерства здравоохранения. Во главе ведомства встретил период пандемии коронавируса, реакция на которую со стороны властей вызвала возмущение в обществе. После президентских выборов назначен председателем Гродненского областного исполнительного комитета.

Караник был вторым, кого Лукашенко в марте называл одним из «крепких кандидатов». Высказывание Лукашенко о нем и о Караеве как подходящих претендентах на место кандидата в президенты, по мнению политического обозревателя Александра Класковского, прозвучало «для красного словца», так как именно эти два человека находились с ним рядом во время выступления.

— Он отменный исполнитель, но в плане публичной политики, с точки зрения Лукашенко, возможно, он не выглядит как сильный оратор, — считает Александр Класковский.

— Караник пока ничем особо себя не проявил как публичная персона, у него нет очевидной истории успеха, его деятельность во время пандемии была противоречивой (по крайней мере она так освещалась в СМИ). У него нет аппаратного веса, который бы позволил завоевать авторитет внутри номенклатуры. Система здравоохранения никогда не была источником влиятельных политических кадров, — говорит Андрей Казакевич.

Роман Головченко

Бывший дипломат с опытом работы в околосиловых структурах. Окончил МГИМО в России и Академию управления при президенте Беларуси. Трудился в секретариате Совбеза под руководством Виктора Шеймана, работал в иностранных представительствах и был послом, занимал должность в Администрации президента, был председателем Государственного военно-промышленного комитета Беларуси. Под его руководством диппредставительство страны в ОАЭ смогло заключить выгодные для Беларуси сделки по продаже военной продукции. Сейчас занимает пост премьер-министра, а также входит в состав Совета безопасности.

«Надежный человек, от земли» — так характеризовал его Александр Лукашенко. По высокой должности, а значит, и уровню доверия к нему Головченко теоретически может быть подходящим, с точки зрения властей, участником потенциальной президентской гонки.

— По Конституции это уже сейчас второй человек в государстве. Видно, что Лукашенко ему очень доверяет. Головченко, со своей стороны, тоже демонстрирует полную преданность. И у него есть достаточно большой управленческий опыт, поэтому передача президентского кресла такому человеку выглядела бы достаточно естественно, — комментирует Александр Класковский.

— Основное ограничение в том, что у него нет собственно политического опыта. Его профиль — быть надежным исполнителем, но потенциал самостоятельного руководства и принятия решений пока не очевиден. Также нельзя сказать, что у него получается общаться с прессой и вести публичную политическую деятельность, — дополняет Андрей Казакевич.

Владимир Макей

Имеет два высших образования, одно из них получил в Дипломатической академии МИД Австрии. Связал свою профессиональную деятельность с внешнеполитическим ведомством Беларуси. Но поработал также помощником президента и главой Администрации президента. Многие годы он демонстрировал талант налаживать разрушенные политическими событиями дипломатические связи, в первую очередь с Западом. В последний же год Макей и его ведомство в первую очередь вели неприятные заочные диалоги с Западом, например о невмешательстве во внутренние дела Беларуси, или давали ответную реакцию на санкции.

— Макей достаточно подготовлен для этой роли. У него длительной опыт работы именно в политической, а не узкой ведомственной сфере, он имеет репутацию в правящем классе, а также за пределами страны. Макей продемонстрировал способность быть публичным политиком, который нравится медиа, умеет правильно говорить для разной аудитории. Опять же, он показал свою лояльность и преданность, притом что в отличие от многих других людей, в том числе из списка, при уходе [из вертикали власти] он имел бы хорошие перспективы. Очевидно, он был бы принят с распростертыми объятиями альтернативными политическими силами и на Западе, — комментирует Андрей Казакевич. — Считается, что он находится в длительном конфликте с силовиками, но в определенных обстоятельствах это может быть плюсом для преемника, так как создает ограничитель для установления системы единоличного контроля. У Макея подорвана репутация среди сторонников демократических перемен, но для Лукашенко это как раз плюс. А вот для «нейтральных» избирателей он может быть значительно более приемлемым, чем большинство из этого списка.

Но главный минус Макея, по мнению политолога, в том, что его слишком часто называют в качестве преемника, это привлекает слишком много внимания и делает его мишенью аппаратной борьбы.

— Это опытнейший дипломат, организатор. Он работал в свое время и в Администрации президента, то есть в буквальном смысле слова был близок к Лукашенко. Думаю, что тот его знает до кончиков ногтей. Для Макея минус может быть в том, что в Москве его считали прозападным. Хотя если посмотреть на последний год, когда Минск жестко конфликтует с Евросоюзом и США, то Макей часто является фронтменом этой конфронтации, делает очень жесткие заявления. Думаю, что Москва могла пересмотреть свою точку зрения, — говорит Александр Класковский.

Андрей Швед

После окончания БГУ два года работал в прокуратуре Минска, после чего перешел в Генпрокуратуру. С 2006 по 2010 год был начальником юридического управления Государственного секретариата Совбеза Беларуси, после этого — заместителем генерального прокурора. Возглавлял комиссию, которая расследовала обстоятельства взрыва в метро 11 апреля 2011 года. В 2012 году стал первым заместителем председателя Следственного комитета, а через год — председателем Государственного комитета судебных экспертиз. В сентябре прошлого года Лукашенко назначил его Генпрокурором Беларуси. Сразу после назначения Швед заявил, что прокуратура будет вести работу по профилактике «проявлений, связанных с нарушением общественного порядка».

Под руководством Шведа Генпрокуратура инициировала признание БЧБ-флага экстремистской символикой, завела уголовные дела о заговоре с целью захвата власти, а также возбудила уголовное дело о геноциде белорусского народа во время Второй мировой войны.

— Я бы его не рассматривал. Его управленческий опыт ограничен, собственно политического — совсем нет. Должности, которые он занимал, это не та сфера, где он мог бы раскрыться как общегосударственный деятель. У него небольшой опыт публичной политической деятельности, а тот, который есть, скорее негативный. Швед имеет репутацию исполнительного человека, который может предугадывать настроение руководства, что может рассматриваться как плюс. В то же время у него небольшой аппаратный вес. Все-таки прокуратура и судебная экспертиза — это далеко не самые влиятельные органы и направления. — говорит Андрей Казакевич.

— С одной стороны, Лукашенко уважает людей в погонах. Как мы видим, сейчас он сделал на них ставку в наведении порядка в Беларуси, как он это понимает. Но, на мой взгляд, он может их считать слишком заточенными под выполнение узковедомственных задач. Глава государства все-таки должен иметь опыт публичной политики и более широкий диапазон умений, чем эти люди, — считает Александр Класковский.

Иван Тертель

Родился в Гродненской области, окончил школу в литовском Друскининкае, а первый университет — в России. После этого окончил еще три высших учебных заведения в Беларуси, включая Институт национальной безопасности КГБ. Сначала работал в пограничных войсках, а после строил карьеру в КГБ, кроме этого входил в состав межведомственной комиссии Совбеза. В июне 2020 года назначен главой КГК, но спустя три месяца перешел на пост главы КГБ. В последний год он рассказывал о предотвращении «готовящихся провокаций и терактов» и «попыток госпереворота», демонстрируя достижения ведомства в сохранении в Беларуси стабильности, как ее понимают власти.

— Тертель — это узкий специалист, способностей к публичной политике за ним не замечено. Он тоже хороший исполнитель, за что и получил свою должность. Против него играет роль участие в политических событиях и силовом подавлении акций протеста 2020 года, кроме того он силовик. Назначение силовика слишком рискованно с политической точки зрения, — комментирует Андрей Казакевич.

Виктор Лукашенко

Старший сын Александра Лукашенко. В 1990-х поработал в МИД, более 15 лет был помощником президента по нацбезопасности, был членом Совбеза, был заместителем, затем стал главой Национального олимпийского комитета. В этом году Лукашенко-старший присвоил ему звание генерал-майора запаса и убрал с должности своего помощника. В последний год старший сын Лукашенко, в отличие от других высокопоставленных чиновников, не выступал с громкими заявлениями о событиях в стране. Да и в целом мало появлялся в публичном пространстве, в основном мелькал на провластных автопробегах.

— Тут все понятно: это сын — человек, которому, возможно, нынешний правитель доверяет больше всего. Сдерживающим моментом для Лукашенко-старшего может быть то, что он чувствует, мягко говоря, минусы династической передачи власти и раньше не единожды публично высказывался, что ни один из его сыновей президентом не будет. Впрочем, это могли быть конъюнктурные и рассчитанные на пиаровский эффект заявления. Когда вопрос станет в практической плоскости, то, возможно, вся эта риторика будет отброшена. Тем более что сейчас, с точки зрения Лукашенко, страна взята под колпак, зачищена от «враждебных элементов», уровень страха поднят до беспрецедентного, и, возможно, Лукашенко теперь уже считает, что и такой, условно говоря, династический вариант передачи власти сильного ропота или по крайней мере публичного протеста в Беларуси не вызовет, — отмечает Александр Класковский.

— Его основной плюс очевиден: он сын Лукашенко, которому тот может доверять. По уровню доверия со стороны Лукашенко он будет в топе этого списка. Минусы в том, что он пока не проявил себя как государственный деятель и в публичном пространстве. Хотя мы о нем не так много знаем, это теневая фигура. В событиях 2020 года его роль также не совсем понятна. В различных появившихся аудиопрослушек о подавлении протестов он не фигурировал. Это чистый лист, и из него можно конструировать что-то новое. Но в то же время на него, как на сына Лукашенко, будет перекладываться ответственность за все годы правления отца, — комментирует Андрей Казакевич.

Наталья Кочанова

В 1990-х работала на предприятии «Водоканал» в Полоцке, после этого в сфере ЖКХ. В 2006 году окончила Академию управления при президенте, после чего ее карьера пошла в гору. Сначала Кочанова работала в органах исполнительной власти, где доросла до позиции главы Новополоцкого горисполкома. В 2014 г. стала заместителем премьер-министра, после этого — членом, а потом председателем Совета Республики. Она также возглавляла Администрацию президента. Ее называют правой рукой Лукашенко. И в непростой год после выборов президента она не раз подтверждала свою преданность.

— Это персона, которой Лукашенко, очевидно, доверяет. Он ей не раз давал всякие щекотливые поручения, персонально к ней он часто обращается на совещаниях. В качестве «но» тут можно отметить, что Лукашенко не единожды говорил, что белорусы не готовы избрать женщину, что для женщины слишком тяжела президентская ноша. Но если в новой Конституции он облегчит полномочия президента — скажем, предусмотрит побольше полномочий для Всебелорусского народного собрания с возможной перспективой возглавить его президиум, — то не исключено, что посчитает президентскую ношу вполне подходящей и для женщины, — считает Александр Класковский.

— Кочанова имеет определенное влияние, особенно в сфере кадровой политики, имеет доверие Лукашенко. Она надежный исполнитель, который может четко выполнить задачу. Но самой формулировать и проводить политику ей будет сложно. В существующей системе она скорее правая рука, помощник, который исполняет распоряжения. Опыт публичной коммуникации у нее также не очень удачный. Выводить ее на позицию президента будет сложно. Кроме того, она женщина, а скептическое отношение Лукашенко к политическим способностям женщин известно. Так что у нее, думаю, не очень большие шансы, — комментирует Андрей Казакевич.

Олег Гайдукевич

Депутат Палаты представителей. Ранее много лет работал в правоохранительных органах. В 30 он возглавил Партизанское РУВД Минска, а потом Фрунзенское. После уволился из милиции, чтобы заняться политикой, и присоединился к Либерально-демократической партии, возглавляемой его отцом Сергеем Гайдукевичем, а потом и сам стал ее председателем. На прошлогодних выборах снял свою кандидатуру в пользу Александра Лукашенко и стал его доверенным лицом. Выступления Гайдукевича-младшего обычно эмоциональны, часто с переходом на личности. Он ратовал за принятие закона об иностранных агентах по примеру России, выступал за усиление интеграции с Россией, а также утверждал, что санкции сделают Беларусь сильней. Единственный политик в списке.

— Он нравится Лукашенко как человек, который доносит до медиа правильные тезисы, формулирует правильные идеи, может поддержать сомнительные инициативы, как в инциденте с горючей смесью (недавно Олег Гайдукевич сообщил, что в его дом кинули две бутылки с зажигательной смесью. — Прим. ред.). Но непонятно, какой у него потенциал в плане госуправления, потому что он никогда не занимал руководящих должностей. То есть как чиновник и администратор он не проверен. А в нашей системе и для Лукашенко это один из ключевых показателей. Было бы слишком рискованно передавать власть человеку, который не проверен аппаратными играми и управленческой работой, — считает Андрей Казакевич.

— Это человек, который усиленно демонстрирует свою преданность президенту, и тот это замечает. Однако, с моей точки зрения, Гайдукевич может выглядеть слишком импульсивным. А президенту все-таки нужна бОльшая степень сдержанности, взвешенности, — говорит Александр Класковский.

Владимир Семашко

Самый опытный из всех претендентов. В советские времена и до 1996 года работал на «Интеграле», потом возглавлял «Горизонт». Оттуда в 2001 году перешел на пост министра энергетики, а потом стал исполняющим обязанности заместителя председателя Совета министров. С 2018 года посол Беларуси в России, а также полномочный представитель Беларуси при Экономическом совете СНГ и при ОДКБ.

— Опытный, крепкий хозяйственник и дипломат, переговорщик с Россией. Однако тут самый главный фактор — возрастной (Владимиру Семашко 71 год. — Прим. ред.). Это все-таки человек в годах, наверное с этой точки зрения вряд ли может выглядеть перспективным претендентом на президентство, — комментирует Александр Класковский.

— Семашко был бы хорошим вариантом, если бы не возраст. Он выделяется из всего списка уровнем проверенности, управленческого опыта, устойчивым карьерным успехом, аппаратным весом. В отличие от других людей из списка, имеет длительный опыт управления в экономической сфере. Но представляется невероятным, что Лукашенко будет рассматривать в качестве преемника человека старше 70 лет, — считает Андрей Казакевич.

Юрий Караев

В последний год показал полную лояльность Александру Лукашенко, а также готовность пойти на многое ради достижения поставленной цели. Юрий Караев стал активно мелькать в публичном пространстве после назначения министром внутренних дел в 2019 году. «Я понял, что вы можете в перспективе быть министром или занимать более высокую должность», — говорил Лукашенко в день назначения его главой МВД.

Год спустя Караев руководил силовыми ведомствами во время жестких разгонов участников массовых акций протеста. А в марте этого года Лукашенко называл его одним из «крепких кандидатов» на должность президента Беларуси в будущем.

Но Лукашенко поторопился. Юрий Караев не может занимать пост президента Беларуси, так как он не является белорусом по рождению. Родился и вырос нынешний помощник Лукашенко по Гродненской области в Северной Осетии.

По мнению политолога Андрея Казакевича, даже будь Юрий Караев родом из Беларуси, у него немного шансов попасть список реальных преемников из-за сильной связи с репрессиями и насилием со стороны силовых органов после прошлых президентских выборов. Такому человеку будет сложно получить общественную поддержку. Для того чтобы удерживать стабильность после ухода Лукашенко, лучше выбрать менее засвеченного в насилии человека, отмечает эксперт.

— Кроме того, маловероятно, что Лукашенко будет рассматривать силовиков, несмотря на то, что сейчас им уделяется много внимания и раздаются награды. Силовик — это риск установления единоличного контроля над государственным аппаратом, привычка решать проблемы быстро и жестко. Кроме того, белорусские силовики не приучены соблюдать формальные правила. Это может иметь плохие последствия для самого Лукашенко и его сторонников. Думаю, такой вариант будут стараться избежать, — комментирует Андрей Казакевич.

Бонус

Идеальный кандидат в парадигме Лукашенко

Это «способный середнячок», завоевавший полное доверие Александра Лукашенко, умеющий выступать перед публикой и завоевать авторитет среди чиновников, но в то же время не слишком популярный и влиятельный. Вряд ли это человек из силовых структур, отмечают эксперты.

 — На первом месте у Лукашенко личная преданность, так как от этого зависит его будущее, безопасность его личная и его семьи. С одной стороны, человек должен уметь выступать перед публикой. С другой стороны, если ставить харизматичную личность на эту должность, то он может затмить Лукашенко на посту председателя президиума Всебелорусского собрания, — говорит Александр Класковский.

— Это должен быть проверенный человек, которого Лукашенко давно знает, с которым он длительное время работал, который демонстрировал успехи, но в то же время знал свое место, — продолжает Андрей Казакевич.

— При этом чисто интуитивно он не будет ставить на сильную личность, которая может взять контроль над всем госаппаратом (еще и поэтому это будет, скорее, не силовик) либо личность, которая имеет слишком большую популярность и влияние. То есть это должен быть человек, на которого можно влиять и сдерживать, — говорит политолог. — Из этого списка наиболее вероятной кажется кандидатура Макея, но еще более вероятно, что это будет фигура, которая в настоящее время в тени.