Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Как связаны «кошелек» Лукашенко и паспорта Новой Беларуси? Рассказываем
  2. Действия властей в последние четыре года лишили беларусов привычного быта. Вот как граждане расплачиваются за решения Лукашенко
  3. Путин перед самой войной сказал, что «Украина и Беларусь являются частями России». О чем свидетельствует это заявление — мнение экспертов
  4. Банкротится частная аптека, которая весьма неожиданно ушла на ремонт, а открылась уже под крылом госкомпании
  5. «Смысл не удалось объяснить не только большинству беларусов». Артем Шрайбман — об уроках выборов в КС
  6. «Верните хотя бы мои деньги». Беларуска рассказала в TikTok, как пострадала из-за супердоступа силовиков к счетам населения
  7. Стало известно, сколько шенгенских виз получили беларусы за прошлый год. Их число выросло, и вот у каких стран отказов меньше всего
  8. В Беларуси опять дорожает автомобильное топливо
  9. «Сказать, что в шоке, — не сказать ничего». Дочь беларуски не пустили в самолет с паспортом иностранца — ситуацию комментирует юристка
  10. В Беларуси начали отключать VPN, что делать? Гайд по самым популярным вопросам после блокировки сервисов
  11. Армия РФ концентрирует дополнительные силы у украинской границы. В ISW рассказали, с какой целью и где может начаться наступление
  12. Работнице выдали премию — более чем 12 тысяч долларов, а потом решили забрать. Она не вернула и ушла — суд подтвердил: правильно сделала
  13. Завершились выборы в Координационный совет. Комиссия огласила предварительные итоги
  14. Минчанин возил валюту за границу и все декларировал. Но этого оказалось мало — и его оштрафовали на рекордные 1,5 млн рублей
  15. Риск остаться без пенсии и отдельных товаров, подорожание ЖКУ, подготовка к «убийству» некоторых ИП, дедлайн по налогам. Изменения июня
  16. Сирота при живых родителях. Откровенный монолог беларуса о детских домах, насилии детей и взрослых и суицидах среди детдомовских


В списке КГБ «лиц, причастных к террористической деятельности» больше 60 белорусов. Кого и за что в него включают, и какие грозят последствия попавшим в этот перечень, объяснила правозащитная организация Human Constanta.

Что из себя представляет «Перечень организаций и физических лиц, причастных к террористической деятельности»?

Этот перечень ведется с 2011 года. Первоначально он использовался для исполнения международных обязательств по борьбе с терроризмом и опирался на практику ряда стран. В нем находились люди и организации, деятельность которых осуждалась международным сообществом.

Но с ноября 2020 года в него стали попадать люди по политическим мотивам. Первыми из них были Степан Путило и Роман Протасевич. Сейчас в этом списке есть, например, Светлана Тихановская, глава НАУ Павел Латушко, блогер и активист Антон Мотолько, участники инициативы бывших силовиков BYPOL.

Кто может попасть в список и за что?

Людей из Беларуси в этот список стали включать по двум основаниям, которые предусматривает Постановление Совмина № 1256, принятое в 2014 году. Это вступивший в силу приговор суда о признании физического лица виновным по статьям 124−131, 134, 287, 289−293, 322−324, 359, 360 и 361, части 4 статьи 294, части 4 статьи 295, части 4 статьи 309, части 3 статьи 311 Уголовного кодекса. А также если человеку предъявлены обвинения по этим же статьям, но суда еще не было.

Новые 15 человек, включая Марию Колесникову и Максима Знака, появились в списке из-за вступления в силу приговора суда. «Это не исключает необоснованности таких преследований в целом», — подчеркивают правозащитники.

Включают в этот список не только белорусов. Более того, до 2020 года в списке был только один белорус. Но в нем также находились госслужащие КНДР и Ирана, которых связывали с ядерными программами этих стран. А также граждане Ирака, которые считались причастными к террористической деятельности в 2003 году, и других стран. Всего более 700 человек.

Что означает нахождение в таком списке для человека?

Юристы организации говорят, что за сам факт нахождения в перечне людей не могут расстрелять. «Это решает только суд при рассмотрении уголовного дела, а на данный момент за такие действия не предусмотрена смертная казнь, тем более в отношении женщин», — подчеркивают в организации.

В законодательстве предусмотрено только одно ограничение для людей из списка «террористов» — это любые финансовые операции. То есть этим людям нельзя перевести деньги в СИЗО.

Что об этом списке думают правозащитники?

Правозащитники считают, что внесение людей в этот список до признания их судом виновными нарушает презумпцию невиновности и используется как репрессивный инструмент.

«Использование терминов „терроризм“ и „экстремизм“ не может быть основанием для безосновательных ограничений прав человека. На данный момент мы фиксируем злоупотребление такими понятиями как репрессивный инструмент против любого инакомыслия», — указывают в организации.