Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. «Когда рубль бабахнет, все скажут: „Что-то тут неправильно“». Экономист Данейко — о неизбежности изменений и чем стоит гордиться беларусам
  2. Доллар шел на рекорд, но все изменилось. Каких курсов теперь ждать на неделе?
  3. Эксперты: Россия может активизировать наступление, пользуясь «окном» до поступления помощи США
  4. Палата представителей Конгресса США проголосовала за предоставление пакета помощи Украине на 61 миллиард долларов
  5. В Беларуси растет заболеваемость инфекцией, о которой «все забыли»
  6. Лукашенко назначил двух новых министров
  7. Национальность Брежнева и имя Андропова, бандитизм Сталина и отсидка Королева. Какие факты из биографий известных людей скрывали в СССР
  8. Лукашенко принял закон, который «убьет» часть предпринимателей. Им осталось «жить» меньше девяти месяцев


Белорусский посол в Швеции Дмитрий Мирончик в интервью норвежскому телеканалу TV2 прокомментировал решение Норвегии изменить официальное название Беларуси с Hviterussland (дословно: Белая Русь) на Belarus, пишет МИД.

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Pixabay.com
Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото: Pixabay.com

Посол отметил, что нормы норвежского языка могут определять только сами норвежцы.

— Хотя нам, безусловно, приятно, что теперь название нашей страны на норвежском ближе по написанию и звучанию к оригиналу. Что до политических мотивов официального Осло, то время все расставит на свои места. Очень скоро о них забудут, скорее всего, даже предпочтут не вспоминать. А вот правильное название нашей страны теперь будет знать каждый норвежец. И это главное, — сказал Мирончик.

Напомним, решение о новой практике именования было принято после того, как министр иностранных дел Норвегии Хюитфельд и премьер-министр Йонас Гар Стёре встретились со Светланой Тихановской. Та призвала международное сообщество изменить название Беларуси.

— Мы считаем правильным сменить его в знак солидарности с белорусским демократическим движением, — отметил норвежский премьер-министр Йонас Гар Стёре.