Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Угадайте, сколько зарабатывает гендиректор государственного завода. Узнали зарплаты топ-менеджеров
  2. Как закрытие Литвой еще двух погранпунктов с Беларусью отразится на пассажирских перевозках (уже влияет). Поговорили с перевозчиками
  3. Боли «Баварии» и тренерская чехарда. Сыграны первые матчи 1/8 финала футбольной Лиги чемпионов — вот результаты
  4. «Все знают, что происходит». Бывшие члены избиркомов рассказали «Зеркалу», как в Беларуси фальсифицируют выборы
  5. «Вплоть до увольнения». Поговорили с белорусами, которых заставили проголосовать досрочно
  6. СК начал спецпроизводство в отношении девяти белорусов. Их хотят заочно судить по «народной статье»
  7. Лукашенко усилил агрессивную военную риторику. Спросили у экспертов, действительно ли ему нужна война
  8. «Пристыдил главу ПВТ за бесхребетность». Как складывается жизнь бизнесмена, который одним из первых в IT высказался после выборов 2020-го
  9. Как связаны заявление Медведева о «русской» Одессе и угроза аннексии Приднестровья, армия РФ продвигается под Авдеевкой. Главное из сводок
  10. «По меньшей мере 60 человек точно уже не вернутся на позиции». ВСУ вновь нанесли удар по полигону с подразделениями армии РФ
  11. «С Днем защитника отечества!» ВСУ опять сбили российский А-50
  12. «Ублюдки! Ублюдки! Этого не должно было случиться!» Как власти убили лидера оппозиции, но его жена-домохозяйка стала президентом
  13. Хренин рассказал о группировке ВСУ «численностью 112−114 тысяч человек» на границе с Беларусью и пообещал сбивать авиацию НАТО
  14. Оккупационные власти признались в насильственной депортации и намекнули на казни несогласных украинцев. Главное из сводок
  15. «Если я не соглашусь на тайные похороны, они что-то сделают с телом моего сына». Матери Навального показали тело сына
  16. «Город на ушах стоит». Что будет, если через TikTok пожаловаться Лукашенко на невыплату зарплат (работники этого предприятия проверили)


Политический аналитик Артем Шрайбман в своем телеграм-канале рассуждает об итогах прошедшего форума демократических сил, о критиках Офиса Светланы Тихановской, которые становятся все громче и смелее, а также растущей поляризации в обществе.

Фото: "Зеркало"
Фото: «Зеркало»

Критики внутри оппозиции в адрес Офиса Тихановской (ОСТ) становится все больше, и она становится все смелее. Когда Дылевский, Хартия и компания пробовали провести забастовку прошлой осенью, я писал о медленно гаснущем влиянии Тихановской, из-за которого другие игроки позволяют себе демарши, и что таких демаршей будет больше.

Тогда многие мне возражали — ну чего ты смотришь на маргиналов, никакое влияние не уходит, наша лидер все так же сильна. Ну что ж, давайте пересчитаем только за последние пару недель.

Чета Цепкало, другие политики и активисты «второго эшелона» проводят уже второй форум, посвященный тому, как надо уходить от доминирования Офиса Светланы. В этот раз критика звучит жестко и персонально.

Экс-спикер Верховного совета Шарецкий выступает с гневными обвинениями (по мне — на грани фола для приличного общества), которые потом с удовольствием цитируют остальные участники ивента. Вадим Прокопьев там же требует сделать лидерство Тихановской символическим, приставить к ней влиятельного премьера, который будет все решать и делать освободительную белорусскую армию, пока Светлана будет путешествовать.

Павел Латушко требует создать переходный кабинет, запустить «национально-освободительный рух» и сделать это побыстрее, а если ОСТ будет затягивать, говорит он, демократические силы могут принять все эти решения сами, «коллективным органом».

В ОСТ осознают, что бурлит у коллег знатно, и соглашаются провести общий конгресс 8−9 августа. Тут есть два варианта. Либо конгресс будет просто говорильней без принятия решений по переформатированию оппозиции, и тогда все претензии останутся и обострятся из-за чувства, что приехали зря и потратили время.

Либо конгресс какие-то решения попробует принять, но перед этим упрется в главную проблему всех оппозиционных конгрессов в Беларуси. Как поделить места при голосовании? Кто имеет право номинировать делегатов и по сколько человек? Какая повестка и кто ее определяет? Эти вопросы можно решать заранее, на этапе подготовки, когда между участниками есть какое-то базовое доверие. Это не наш случай — конгресс скоро, взаимных обид куча.

При этом все критики Офиса Светланы Тихановской понимают, что не могут провести ей «импичмент», потому что не смогут выиграть конкуренцию с ней за международные контакты, а внутренней политики нет, чтобы попытаться развернуться там. Об этом препятствии честно сказал Прокопьев на форуме — международные партнеры не хотят слушать тех, кто воспринимается как сепаратист и не приходится «кем-то» Офису Тихановской. Легитимность, полученную 2 года назад, так просто не скинуть.

Это повышает стимулы для команды Светланы просто отмахиваться от критиков по схеме: «Ну и что вы нам сделаете, международного и внутреннего кислорода для вас все равно нет». Ну или превратить августовский конгресс в сеанс выпуска пара с принятием ничего не решающих деклараций, вроде запуска новых кабинетов и движений без реальной деятельности.

Ведь если реально построить более плюралистичную структуру, где Светлана будет не лидером, а «одним из», или при ней будет кто-то с большим весом, то риск разбалансировки этой конструкции куда выше, чем риск того, что недовольные смогут сдвинуть ее с пьедестала сейчас.

Подоплека всего этого броуновского движения, увы, все менее интересного людям внутри страны, разумеется, не только в личных амбициях политиков или каких-то шкурных интересах.

Все опросы фиксируют растущую поляризацию в обществе. Это значит, что более радикальными становятся не только сторонники власти, но и ее противники. И если раньше внутри политизированного протестного электората хватало «умеренных», то теперь становится все больше непримиримых, для которых Тихановская — недостаточно решительный политик, которая заигралась в дипломатию.

Я сомневаюсь, что таких людей большинство среди тех, кто голосовал за Светлану в 2020-м, но их почти наверняка большинство среди тех, кто остается политизированным к 2022-му. Потому что более близкие к центру люди скорее деполитизировались за эти два года, а те, кто оставался, заряжался энергией от ежедневных возмутительных новостей. Война только усилила все эти тенденции.

Поэтому запрос на более «боевую» позицию лидеров реален, и Офису Тихановской придется что-то с этим делать, если они не хотят стать лишь теневым МИДом или министерством по делам диаспоры.