Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. В Беларуси закрывается еще один частный вуз
  2. Вы знали, что СССР в 1948 году хотел уморить двухмиллионный город голодом? Людей спасли «конфетные бомбардировщики» — вот как это было
  3. Не прошла в Европарламент — и приехала в Беларусь прославлять Лукашенко. Рассказываем о непростой судьбе новой героини госпропаганды
  4. С 1 июля заработает очередное изменение на автомобильном рынке
  5. В ISW рассказали, с какой целью российские власти размещают военную технику в гражданских районах Крыма и поощряют туризм на полуостров
  6. Украинский Генштаб сообщает о тяжелых боях на востоке страны. Аналитики предупреждают, что именно там Россия может наступать летом
  7. Попал под санкции, но купается в роскоши. Чем владеет один из «кошельков» Лукашенко и его семья (впечатлительным лучше не смотреть)
  8. При нападении в российском Дагестане были убиты более 15 силовиков, несколько гражданских и шесть боевиков
  9. Польские визовые центры меняют правила подачи документов для беларусов
  10. Прогноз по валютам: мощные курсовые качели раскачали доллар до максимума, но и это не предел
  11. В Минске отреагировали на предупреждение Польши о возможном закрытии оставшихся двух пунктов пропуска
  12. Сикорский: Польша рассматривает возможность закрытия оставшихся двух пунктов пропуска на границе с Беларусью
  13. ВМС Украины подтвердили спутниковыми снимками уничтожение базы запуска дронов в российском Ейске
  14. «Есть за что». Удивительное дело: министр спорта Беларуси покритиковал соревнования в России, где у наших атлетов ведра медалей


Политический аналитик Артем Шрайбман в своем телеграм-канале рассуждает об итогах прошедшего форума демократических сил, о критиках Офиса Светланы Тихановской, которые становятся все громче и смелее, а также растущей поляризации в обществе.

Фото: "Зеркало"
Фото: «Зеркало»

Критики внутри оппозиции в адрес Офиса Тихановской (ОСТ) становится все больше, и она становится все смелее. Когда Дылевский, Хартия и компания пробовали провести забастовку прошлой осенью, я писал о медленно гаснущем влиянии Тихановской, из-за которого другие игроки позволяют себе демарши, и что таких демаршей будет больше.

Тогда многие мне возражали — ну чего ты смотришь на маргиналов, никакое влияние не уходит, наша лидер все так же сильна. Ну что ж, давайте пересчитаем только за последние пару недель.

Чета Цепкало, другие политики и активисты «второго эшелона» проводят уже второй форум, посвященный тому, как надо уходить от доминирования Офиса Светланы. В этот раз критика звучит жестко и персонально.

Экс-спикер Верховного совета Шарецкий выступает с гневными обвинениями (по мне — на грани фола для приличного общества), которые потом с удовольствием цитируют остальные участники ивента. Вадим Прокопьев там же требует сделать лидерство Тихановской символическим, приставить к ней влиятельного премьера, который будет все решать и делать освободительную белорусскую армию, пока Светлана будет путешествовать.

Павел Латушко требует создать переходный кабинет, запустить «национально-освободительный рух» и сделать это побыстрее, а если ОСТ будет затягивать, говорит он, демократические силы могут принять все эти решения сами, «коллективным органом».

В ОСТ осознают, что бурлит у коллег знатно, и соглашаются провести общий конгресс 8−9 августа. Тут есть два варианта. Либо конгресс будет просто говорильней без принятия решений по переформатированию оппозиции, и тогда все претензии останутся и обострятся из-за чувства, что приехали зря и потратили время.

Либо конгресс какие-то решения попробует принять, но перед этим упрется в главную проблему всех оппозиционных конгрессов в Беларуси. Как поделить места при голосовании? Кто имеет право номинировать делегатов и по сколько человек? Какая повестка и кто ее определяет? Эти вопросы можно решать заранее, на этапе подготовки, когда между участниками есть какое-то базовое доверие. Это не наш случай — конгресс скоро, взаимных обид куча.

При этом все критики Офиса Светланы Тихановской понимают, что не могут провести ей «импичмент», потому что не смогут выиграть конкуренцию с ней за международные контакты, а внутренней политики нет, чтобы попытаться развернуться там. Об этом препятствии честно сказал Прокопьев на форуме — международные партнеры не хотят слушать тех, кто воспринимается как сепаратист и не приходится «кем-то» Офису Тихановской. Легитимность, полученную 2 года назад, так просто не скинуть.

Это повышает стимулы для команды Светланы просто отмахиваться от критиков по схеме: «Ну и что вы нам сделаете, международного и внутреннего кислорода для вас все равно нет». Ну или превратить августовский конгресс в сеанс выпуска пара с принятием ничего не решающих деклараций, вроде запуска новых кабинетов и движений без реальной деятельности.

Ведь если реально построить более плюралистичную структуру, где Светлана будет не лидером, а «одним из», или при ней будет кто-то с большим весом, то риск разбалансировки этой конструкции куда выше, чем риск того, что недовольные смогут сдвинуть ее с пьедестала сейчас.

Подоплека всего этого броуновского движения, увы, все менее интересного людям внутри страны, разумеется, не только в личных амбициях политиков или каких-то шкурных интересах.

Все опросы фиксируют растущую поляризацию в обществе. Это значит, что более радикальными становятся не только сторонники власти, но и ее противники. И если раньше внутри политизированного протестного электората хватало «умеренных», то теперь становится все больше непримиримых, для которых Тихановская — недостаточно решительный политик, которая заигралась в дипломатию.

Я сомневаюсь, что таких людей большинство среди тех, кто голосовал за Светлану в 2020-м, но их почти наверняка большинство среди тех, кто остается политизированным к 2022-му. Потому что более близкие к центру люди скорее деполитизировались за эти два года, а те, кто оставался, заряжался энергией от ежедневных возмутительных новостей. Война только усилила все эти тенденции.

Поэтому запрос на более «боевую» позицию лидеров реален, и Офису Тихановской придется что-то с этим делать, если они не хотят стать лишь теневым МИДом или министерством по делам диаспоры.