Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. От бывших соратников до новых политиков. Собрали список (очень длинный) людей, которых Зенон Позняк считает агентами спецслужб
  2. Сто шестьдесят девятый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  3. Проблемы РФ с экспортом оружия и добровольческий батальон в Орловской области. Главное из сводок штабов на 169-й день войны
  4. Залечь на дно в Мексике, штурмовать границу и попасть в «обезьянник» в США. Невероятная история бегства отчаянной белоруски
  5. Белорусские грибы-убийцы. Рассказываем о пяти самых опасных, которые стоит обходить стороной
  6. «Кабинет делает ставку на силовое противостояние». Артем Шрайбман отвечает на вопросы читателей «Зеркала»
  7. Сгоревший двигатель, учения, карма. Как объясняют взрывы на зябровском аэродроме в Беларуси и Украине (и что там могло произойти)
  8. Почему Россия потеряла так много самолетов на крымском аэродроме в Саках? Разбираемся (спойлер: дело не только в украинском оружии)
  9. Сто семидесятый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  10. Головченко: Вся собственность недружественных государств в Беларуси известна, она подсчитана
  11. В Минске ГУБОПиК задержал маму певицы Риты Дакоты. Сама артистка это не комментирует
  12. Произошло возгорание. В Минобороны Беларуси прокомментировали «хлопки» на аэродроме «Зябровка»
  13. В Беларуси с 9 августа 2020 года возбудили 11 тысяч «протестных» уголовных дел
  14. Лукашенко предложили поднять цены на молочку, он запретил
  15. В Беларуси заведения закрывают после доносов пропагандистов. Рассказываем, как сложились судьбы доносчиков и их жертв в СССР
  16. «Они хотят крови». В Минобороны эмоционально прокомментировали неофициальные версии инцидента на аэродроме «Зябровка»
  17. «Авария — «это только вопрос времени». Совбез ООН провел экстренное заседание в связи с обстрелами Запорожской АЭС
  18. «Обращение к Мартиросяну — это как говорить со стеной с буквой Z». Экс-резидент Comedy Club Таир Мамедов о войне, Беларуси и США
  19. На суде по делу о «захвате власти» дал показания Роман Протасевич
  20. Зеленский предлагает высылать всех россиян на родину. Похожее уже происходило во время Второй мировой — в лагеря попадали даже евреи
  21. Лукашенко поручил наказать литовцев за «отжим» доли в порту Клайпеды
  22. Попытки скрыть военные преступления в Буче и «огромные потери» ВСУ. Главное из сводок штабов на 170-й день войны
  23. Воздушные массы «черноморского происхождения» придержат жару на пару дней. Все о погоде в Беларуси в выходные
  24. В каких белорусских водоемах не стоит купаться? Публикуем список таких мест — их уже 35


Белорусские банкоматы стали выдавать пачки новых купюр, причем не только сторублевых, о выпуске которых предупреждал Нацбанк, но и другого номинала. Есть ли дополнительные признаки того, что регулятор включил печатный станок и чего ждать, если это так, спросили у старшего научного сотрудника BEROC (Киев) Дмитрия Крука.

Фото читателя
Фото читателя

Печатный станок работает

Ситуация в экономике, в частности с инфляцией и картиной на валютном рынке, ставит перед Нацбанком непростые задачи по тому, как проводить денежно-кредитную политику.

И то, что банкоматы в стране стали выдавать пачки новых, недавно напечатанных купюр, вызывает у людей вопросы: неужели Нацбанк включил печатный станок и если так, то ждать ли ускорения инфляции и других последствий такого решения.

Экономист Дмитрий Крук считает, что Нацбанк включил печатный станок, иначе говоря, смягчил монетарную политику. Увеличение наличных денег в обороте — это одна из составляющих этого процесса. Но эксперт подчеркивает, что термин «печатный станок» не стоит понимать буквально.

— Это не обязательно подразумевает увеличение в обращении количества наличных денег, но этот процесс может быть одной из опций, — уточняет Дмитрий Крук. По его мнению, смягчение денежно-кредитной политики сейчас проявляется в стремительном увеличении денежной массы, которая включает и наличные деньги. Именно по показателям денежной массы можно делать выводы об эмиссионной активности Нацбанка — выпуске в обращении наличных.

— Сейчас мы видим, что растут наличные деньги. И это не только замена купюр, бывших в обращении. Если посмотреть на среднемесячную статистику денежной массы, то мы увидим, что сейчас наличных денег в обращении примерно на 20% больше, чем было в самом начале года, который можно считать докризисным. В целом по денежной базе прирост чуть меньше — около 14%.

Этот рост, по словам эксперта, можно рассматривать как следствие адаптации Нацбанка к инфляционному скачку. Вообще реакцией на скачок цен, который был в начале войны, могли быть два варианта. Первый — сжатие монетарной политики. Это делается, как правило, чтобы попытаться предотвратить дальнейшую инфляцию. Второй вариант — корректировать объем денежной массы по ситуации, адаптируясь к тому, что деньги обесцениваются. Если в первом случае приоритетом будет удержание инфляции, то во втором — поддержание экономической активности.

— Цифры, которые я назвал, говорят о том, что политика регулятора соответствует второму варианту. То есть он предпочитает адаптироваться к произошедшему ценовому шоку, не сжимать денежную массу.

Еще одним инструментом смягчения денежно-кредитной политики, который использует регулятор, экономист называет возвращение этой весной к выкупу Нацбанком государственных ценных бумаг для рекапитализации банков.

Дополнительный штрих к картине, указывающей на то, что печатный станок работает, — это состояние ликвидности банков. Ее избыток сильно вырос за последние два месяца. Это еще одно свидетельство смягчения монетарной политики, продолжает экономист.

— Отчасти оно происходит за счет того, что Нацбанк выкупает на рынке валюту. Это может регулятором интерпретироваться как более здоровый и допустимый канал расширения денежной массы.

Почему регулятор выбрал такую политику и какими могут быть последствия

Первое, что видно из сложившейся картины, это то, что Нацбанк рассматривает инфляцию как меньшую по важности цель, чем стимулирование экономической активности, говорит эксперт.

— Второе, допускаю, что у Нацбанка есть расчет или, скорее, надежда на то, что налаживание новых цепочек (как логистических, так и поставок) ослабит рост цен, а стабилизация обменного курса будет выступать барьером на пути их роста. Здесь логика может быть такая: коль для дальнейшего автоматического раскручивания инфляции есть такого рода барьеры, то не надо излишне сжимать денежную массу и монетарные условия, чтобы это не ухудшало условия среды с точки зрения экономической активности.

Если барьеры, на которые делается ставка, не сработают, то выбор политики Нацбанка может привести к ускорению инфляции, считает Дмитрий Крук. Он указывает на высокие риски шаткости выбранной монетарной политики и отношения Нацбанка к инфляции. «Какая-то вероятность того, что логика регулятора может сработать, остается. Но это рискованная ставка», — заключает экономит.