Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Хренин рассказал о группировке ВСУ «численностью 112−114 тысяч человек» на границе с Беларусью и пообещал сбивать авиацию НАТО
  2. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  3. «По меньшей мере 60 человек точно уже не вернутся на позиции». ВСУ вновь нанесли удар по полигону с подразделениями армии РФ
  4. «Ублюдки! Ублюдки! Этого не должно было случиться!» Как власти убили лидера оппозиции, но его жена-домохозяйка стала президентом
  5. ГУБОПиК пришел в представительство LG в Беларуси. Силовики назвали его «экстремистской суполкой»
  6. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  7. «Все знают, что происходит». Бывшие члены избиркомов рассказали «Зеркалу», как в Беларуси фальсифицируют выборы
  8. «Пристыдил главу ПВТ за бесхребетность». Как складывается жизнь бизнесмена, который одним из первых в IT высказался после выборов 2020-го
  9. Оккупационные власти признались в насильственной депортации и намекнули на казни несогласных украинцев. Главное из сводок
  10. Как давно появился белорусский язык и кто его ближайший «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  11. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  12. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями
  13. «Если я не соглашусь на тайные похороны, они что-то сделают с телом моего сына». Матери Навального показали тело сына
  14. Боли «Баварии» и тренерская чехарда. Сыграны первые матчи 1/8 финала футбольной Лиги чемпионов — вот результаты


Белорусские банкоматы стали выдавать пачки новых купюр, причем не только сторублевых, о выпуске которых предупреждал Нацбанк, но и другого номинала. Есть ли дополнительные признаки того, что регулятор включил печатный станок и чего ждать, если это так, спросили у старшего научного сотрудника BEROC (Киев) Дмитрия Крука.

Фото читателя
Фото читателя

Печатный станок работает

Ситуация в экономике, в частности с инфляцией и картиной на валютном рынке, ставит перед Нацбанком непростые задачи по тому, как проводить денежно-кредитную политику.

И то, что банкоматы в стране стали выдавать пачки новых, недавно напечатанных купюр, вызывает у людей вопросы: неужели Нацбанк включил печатный станок и если так, то ждать ли ускорения инфляции и других последствий такого решения.

Экономист Дмитрий Крук считает, что Нацбанк включил печатный станок, иначе говоря, смягчил монетарную политику. Увеличение наличных денег в обороте — это одна из составляющих этого процесса. Но эксперт подчеркивает, что термин «печатный станок» не стоит понимать буквально.

— Это не обязательно подразумевает увеличение в обращении количества наличных денег, но этот процесс может быть одной из опций, — уточняет Дмитрий Крук. По его мнению, смягчение денежно-кредитной политики сейчас проявляется в стремительном увеличении денежной массы, которая включает и наличные деньги. Именно по показателям денежной массы можно делать выводы об эмиссионной активности Нацбанка — выпуске в обращении наличных.

— Сейчас мы видим, что растут наличные деньги. И это не только замена купюр, бывших в обращении. Если посмотреть на среднемесячную статистику денежной массы, то мы увидим, что сейчас наличных денег в обращении примерно на 20% больше, чем было в самом начале года, который можно считать докризисным. В целом по денежной базе прирост чуть меньше — около 14%.

Этот рост, по словам эксперта, можно рассматривать как следствие адаптации Нацбанка к инфляционному скачку. Вообще реакцией на скачок цен, который был в начале войны, могли быть два варианта. Первый — сжатие монетарной политики. Это делается, как правило, чтобы попытаться предотвратить дальнейшую инфляцию. Второй вариант — корректировать объем денежной массы по ситуации, адаптируясь к тому, что деньги обесцениваются. Если в первом случае приоритетом будет удержание инфляции, то во втором — поддержание экономической активности.

— Цифры, которые я назвал, говорят о том, что политика регулятора соответствует второму варианту. То есть он предпочитает адаптироваться к произошедшему ценовому шоку, не сжимать денежную массу.

Еще одним инструментом смягчения денежно-кредитной политики, который использует регулятор, экономист называет возвращение этой весной к выкупу Нацбанком государственных ценных бумаг для рекапитализации банков.

Дополнительный штрих к картине, указывающей на то, что печатный станок работает, — это состояние ликвидности банков. Ее избыток сильно вырос за последние два месяца. Это еще одно свидетельство смягчения монетарной политики, продолжает экономист.

— Отчасти оно происходит за счет того, что Нацбанк выкупает на рынке валюту. Это может регулятором интерпретироваться как более здоровый и допустимый канал расширения денежной массы.

Почему регулятор выбрал такую политику и какими могут быть последствия

Первое, что видно из сложившейся картины, это то, что Нацбанк рассматривает инфляцию как меньшую по важности цель, чем стимулирование экономической активности, говорит эксперт.

— Второе, допускаю, что у Нацбанка есть расчет или, скорее, надежда на то, что налаживание новых цепочек (как логистических, так и поставок) ослабит рост цен, а стабилизация обменного курса будет выступать барьером на пути их роста. Здесь логика может быть такая: коль для дальнейшего автоматического раскручивания инфляции есть такого рода барьеры, то не надо излишне сжимать денежную массу и монетарные условия, чтобы это не ухудшало условия среды с точки зрения экономической активности.

Если барьеры, на которые делается ставка, не сработают, то выбор политики Нацбанка может привести к ускорению инфляции, считает Дмитрий Крук. Он указывает на высокие риски шаткости выбранной монетарной политики и отношения Нацбанка к инфляции. «Какая-то вероятность того, что логика регулятора может сработать, остается. Но это рискованная ставка», — заключает экономит.