Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Теперь только война, только хардкор». На конференции демократических сил рассказали о сценариях выхода Беларуси из кризиса
  2. Обвиняемый в заговоре Зенкович рассказал о плане убийства Лукашенко. Его исполнителем хотели сделать Автуховича, но тот отказался
  3. «Люди сидели избитые, плакали…» Силовики, уволившиеся в августе 2020-го, — о жизни спустя два года, экс-коллегах и своем решении
  4. В Минобороны России озвучили новую статистику по «наемникам» из Беларуси на стороне Украины
  5. Тихановская ответила на ультиматум Прокопьева о «передаче полномочий»
  6. Сто шестьдесят седьмой день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  7. Заучивал книги наизусть. Как врач из Лунинца строит карьеру в Италии
  8. «Светлана из 365 дней провела 180 в зарубежных поездках». Вероника Цепкало о муже, отношениях с Тихановской и ботоферме
  9. Похоже, Лукашенко национализировал частный завод в Миорах. В прошлом году чиновники взялись его «спасать» после ареста владельцев
  10. Синоптики и МЧС предупредили о грозах 9 августа
  11. Израиль объявил о достижении целей спецоперации в секторе Газа и наступлении режима прекращения огня
  12. «Перестаньте ссориться и объединитесь». В Вильнюсе началась конференция демократических сил «Новая Беларусь»
  13. Легально, нелегально и сменив фамилию. В Украине осудили белоруса, который постоянно возвращался в страну несмотря на запреты
  14. Штамп о принудительном возвращении. Кто и почему заставляет белорусов выезжать из Украины
  15. Колесникова сбежит, Россия — предала. О чем говорил Лукашенко перед выборами 2020-го (многое сейчас звучит странно или смешно)
  16. «Дело о заговоре». Зенкович признал вину по всем пунктам обвинения
  17. В Беларуси начали прививать от коронавируса детей от 5 лет
  18. Азаренко не попадет на турнир в Торонто — ей не дали канадскую визу
  19. «Мы были глупыми и наивными». Монологи четверых белорусов, стоявших в очередях на участках и ждавших итоги выборов 9 августа 2020-го
  20. Уничтожение российских разведгрупп и удар по командному пункту ВСУ. Главное из сводок штабов на 167-й день войны
  21. «Асфальта у нас почти нет». В российской Туве бывший депутат помогает солдатам отказаться воевать в Украине — поговорили с ним
  22. Дополнительные силы в Беларуси, саботаж от российских военных. Главное из сводок штабов на 165-й день войны
  23. Противопехотные мины «Лепесток» и сбитые снаряды HIMARS. Главное из сводок штабов на 166-й день войны
  24. «Мирный протест похоронен». Артем Шрайбман подвел итоги первого дня конференции «Новая Беларусь»
  25. Польша примет закон о подсанкционных компаниях (в том числе и белорусских): их можно будет продавать или изымать


Кто-то мечтает обзавестись собственным жильем, а кто-то хочет поскорее продать свою жилую недвижимость. Довести до финала подобные сделки сейчас непросто. Мы пообщались с продавцами квартир и узнали, как на фоне значительного снижения цен на квартиры, белорусам все же удается их продавать.

Фото: pixabay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото с сайта pixabay.com

Маргарита (имена героев статьи изменены) продавала в Первомайском районе Минска двухкомнатную квартиру в девятиэтажном панельном доме на первом этаже. Недвижимость была в хорошем состоянии: выровненные стены, натяжные потолки, встроенные шкафы, кухонный гарнитур, хорошие двери, ровный паркетный пол. Уже бывшая хозяйка говорит, туда можно было сразу заезжать и жить.

— Решили продать квартиру из-за семейных споров. Поиском покупателей занималось агентство. Выставили ее за 58 тысяч долларов, при такой цене квадратный метр стоил 1200 долларов, но мы назначали стоимость с учетом торга, — рассказала минчанка.

Потенциальные покупатели смотрели квартиру примерно два раза в месяц, по мнению Маргариты, это мало. В итоге владельцы несколько раз снижали цену. Были покупатели, которые сразу предлагали купить объект за 50 тысяч долларов. Это было после того, как в прессе появилась история, как кто-то продавал квартиры в центре за 40−50 тысяч долларов.

— Помню, это было в начала марта — люди уезжали и хотели продать жилье быстро, а потому и выставили такую низкую цену: на площади Победы за 42 тысячи долларов. Продали ее за один день. Но мы к такому снижению цены не были готовы, срочность нам ни к чему, потому что хотим жить в Беларуси.

Реальный покупатель нашелся, когда цена на однушку Маргариты опустилась до 55 тысяч долларов. После небольшого торга продавцы согласились скинуть еще тысячу.

— Сделкой мы довольны. Конечно, мы продали квартиру по цене ниже той, за которую бы нам хотелось, но выше, чем продается похожая недвижимость в нашем районе. Но взамен мы покупали трехкомнатную квартиру, тоже торговались и нам скинули столько, сколько мы хотели. Так что средств нам хватило.

Снимок носит иллюстративный характер

В январе Алеся выставила на продажу однокомнатную квартиру с «обычным ремонтом» в Боровлянах за 48 тысяч долларов. Практически сразу им предложили купить жилье за 46 тысяч долларов, но хозяева решили, что это мало, и решили подождать.

— Тогда цены на недвижимость еще были нормальные. Но очень мало людей приходили смотреть жилье. Кто-то звонил, спрашивал, согласимся ли мы, если они будут оформлять покупку квартиры в кредит, — вспоминает белоруска.

В марте на продавцов вышел агент по недвижимости и предложим им сотрудничество, они согласились. Подписали договор, агент сделал «ужасные фото, на которых показал самые худшие места квартиры». После этого в течение одного месяца не было ни одного просмотра.

— К концу марта агент предложил снизить цену до 43 тысяч долларов якобы для того, чтобы узнать, будет ли спрос. Но и после этого откликов не было, поэтому мы расторгли договор и продолжили продавать квартиру сами.

Были потенциальные покупатели, которые предлагали Алесе купить жилье за 40 и 42 тысячи долларов, но ей казалось, что этого мало. И она продолжала ждать своего покупателя. В итоге квартиру продали только в июле за 38 тысяч долларов.

— Мы хотим улучшить жилищные условия, поэтому решили не бросать продажу, ведь неизвестно, что дальше будет. Пускать квартирантов — не вариант. Это еще хуже, потому что цена на аренду сейчас небольшая, а ремонт убивается, — объяснила Алеся свое решение продавать квартиру за небольшие деньги.

Фото из архива "Зеркало"
Снимок носит иллюстративный характер. Фото из архива «Зеркала»

Диана с мужем планировали переезд в Польшу, а потому решили продать свою однушку площадью 48,8 квадратных метров в жилом комплексе в столичном микрорайоне Зеленый Луг. Недвижимость новая — ее сдали в эксплуатацию в октябре 2021, люди там уже живут.

— Квартира хорошая: большие кухня и комната, окна в пол, просторная лоджия, — рассказала о жилье девушка. — Выставили ее на продажу в марте за 58 тысяч долларов. Ориентировались на цену на жилье в том районе. Однако, агент, который занимался продажей, настаивал на снижении стоимости.

Смотреть квартиру приходили раз пять, после этого цену на объект снизили до 52 тысяч долларов. За эти деньги она и «ушла» в апреле, через месяц после размещения объявления о продаже.

— С учетом того, что пришлось заплатить агенту за услуги, на продаже квартиры мы ничего не наварили, хорошо, что вышли в ноль: сколько вложили — столько и вернули. Очень жалко было продавать за такие деньги. До сих пор жалеем, потому что из Беларуси мы пока так и не уехали.

Диана считает, что с продажей и снижением цены на квартиру они все же поспешили, по ее мнению, можно было немного подождать и продать за те деньги, за которые хотели изначально.

— Недавно узнала, что качество построенного дома оказалось плохим. Люди в чате пишут, что текут лоджии, гуляют сквозняки через щели в плитах, да так, что надувается натяжной потолок. Так что мы избежали многих трат на исправление строительных недоделок.

Где семья будет жить дальше, белоруска пока не знает, сейчас они «сидят на чемоданах» и ждут из Польши приглашения на работу, но неизвестно, будет ли оно. Если нет, то придется остаться на родине.

— Пока живем с родителями, но периодически смотрим объявления о продаже жилья. За деньги от нашей квартиры мы можем купить на вторичке нормальную однушку, но хотим подождать и найти двушку с минимальными вложениями. Это если не получится уехать.

Основываясь на своем опыте, белоруска советует продавцам недвижимости не снижать цену на жилье резко и быстро, надо делать это постепенно и по чуть-чуть. При этом, мониторя объявления о продаже, Диана заметила, что те, кто не снижал цену на квартиры за последние три месяца, так их и не продали — предложения активны.

Фото: TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер

Татьяна продавала однокомнатную квартиру площадью почти 40 квадратных метров в Минске, в микрорайоне Брилевичи. Жилье находилось в стандартной мапидовской панельке 2009 года постройки. В квартире был хороший ремонт, покупателям оставили встроенную кухню с техникой, некоторую мебель. Цену выставили 58 тысяч долларов, вышло 1490 долларов за квадратный метр.

— Мы не хотели привлекать риелторов и платить им 3% от сделки, поэтому объявление о продаже в конце мая выставили сами. Первые две недели звонков от реальных покупателей не было, только нескончаемые от риелторов с посылом, что без них квартиру нам не продать, — вспоминает женщина.

Недели через три начали обращаться потенциальные покупатели и процесс пошел живее. Под объявлением на форуме комментаторы писали предложения в духе «50 тысяч и завтра оформляем», на таких «покупателей» Татьяна внимания не обращала. А вот потенциальные покупатели, по ее словам, меньше 55 тысяч долларов не предлагали. После седьмого просмотра (он был месяца через полтора после начала продажи) нашелся человек, который был готов купить жилье за те деньги, которые назначила продавец.

— Мужчину интересовала квартира максимально меблированная. Он сказал, что хотел бы, чтобы ему оставили, мы согласились, но обозначили, что тогда совсем без торга. Он дал нам задаток, а через две недели оформили сделку.

В итоге Татьяна осталась довольна сделкой, и в день продажи старой квартиры заключила договор на покупку новой трехкомнатной. Кстати, наша собеседница отметила, что большого снижения цен на ликвидные квартиры в нормальных районах она не заметила.