Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет
  2. Лукашенко попросили оценить вероятность вступления Беларуси в войну против Украины
  3. «Вся эта ситуация — большое горе». Поговорили с сестрой пророссийской активистки Мирсалимовой, уехавшей из-за «уголовки» за политику
  4. Лукашенко, похоже, согласился, что все подписанные им документы могут быть объявлены юридически ничтожными. Вот почему
  5. Эксперты рассказали о трудном выборе, который приходится делать Украине из-за массированных обстрелов ее энергосистемы
  6. Большинство из сотен снарядов сбито, но есть пострадавшие. Первые последствия массированной иранской атаки по Израилю
  7. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается
  8. В Минске закрылись магазины известной мировой сети, на которую были большие планы
  9. Зять бывшего вице-премьера и министра здравоохранения Жарко владеет криптобиржей в Беларуси. Вот что об этом узнало «Зеркало»
  10. Иран начал атаку на Израиль: ожидаются сотни беспилотников и десятки баллистических ракет
  11. «Били всем кабинетом». Политзаключенная передала письмо с Володарки на обрывке туалетной бумаги
  12. Почему Путин в указе назвал Василевскую «гражданкой Республики Белоруссия»? Позвонили в посольства, Кремль и спросили у экс-дипломата
  13. Украине нужны системы ПВО, чтобы защитить свою оборонную промышленность — эксперты ISW
  14. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак
  15. «Повлиять на ситуацию не можем, поэтому готовы и ждем». Связались с беларусами в Израиле — как они проводят ночь во время иранской атаки
  16. Лукашенко отреагировал на заявление о том, что Украина имеет право атаковать НПЗ в Беларуси


30 августа в Верховной раде Украины выступили с инициативой признать Беларусь государством — спонсором терроризма. Постановлением предлагают утвердить обращение Рады к ООН, Европарламенту, правительствам и парламентам стран. Но если другие государства согласятся с предложением, что это будет значить для Беларуси? «Зеркало» спросило у экспертов.

Фото: Reuters
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

«Для того, чтобы призыв реализовался, мало его одного»

По мнению юриста-международника Катерины Дейкало, такое заявление Рады носит политический характер и вряд ли будет иметь какие-то правовые и реальные последствия:

— Во-первых, если говорить о международном уровне, на нем (в том числе в рамках ООН, Европарламента, ОБСЕ и НАТО) нет процедуры признания государства спонсором терроризма. По этой причине никаких конкретных специфических последствий для Беларуси быть не может, да и сами такие заявления вряд ли будут приняты.

Здесь полезно вспомнить про то, что некоторые представители наших демократических сил и отдельные активисты также продвигают этот вопрос и ссылаются при этом на некую Женевскую декларацию ООН 1987 года, где есть определение государственного терроризма. Но никакого документа, принятого каким бы то ни было органом ООН (ни Генеральной Ассамблеей, ни Совбезом) по этому поводу нет.

А тот документ, который они упоминают — это декларация, разработанная на конференции по терроризму одной неправительственной организацией (International Progress Organization). Она является приложением к письму представителя Ливийской Джамахирии (форма общественного устройства, отличная от монархии и республики, изложенная в Третьей всемирной теории Муаммара Каддафи. — Прим. ред.) в адрес Генсека ООН.

Да, она имеет номер документа ООН, потому что все официальные документы вносятся в единую базу. Но это не документ, который бы принимала Генассамблея ООН своей резолюцией. Получается, что это просто мнение международной неправительственной организации, доведенное до сведения ООН.

По словам Катерины Дейкало, другой вопрос — это призывы Рады к правительствам и парламентам стран.

— Да, государство может разработать процедуру и критерии в своем законодательстве. Тогда последствия такого признания будут касаться отношений этой страны с государством, которому они присвоили статус «спонсор терроризма», — отмечает юрист. — Как, например, это сделало США. Во внутреннем законодательстве у них есть четкие критерии, прописаны четкие последствия. В основном, речь идет о продолжении санкционной логики — запрете на торговлю оборонной продукцией и особом контроле за товарами двойного назначения. Здесь есть реальные последствия, однако и процедура присвоения такого статуса там достаточно сложная. Как мы видим, даже Россия до сих пор не признана США государством — спонсором терроризма. Поэтому для того, чтобы призыв Рады относительно Беларуси реализовался, например, США, мало одного призыва. Нужно, чтобы и сами США считали это решение необходимым и отвечающим свой процедуре.

Помимо этого, добавляет Дейкало, государства могут решиться на эмоционально-политический шаг.

— Можно вспомнить, что недавно латвийский парламент сделал заявление о признании России государством — спонсором терроризма. Хочу обратить внимание, что для обоснования своего заявления они ссылаются не только на факт российской агрессии и войны, начавшейся 24 февраля. Там припоминаются и действия России по поддержке сепаратистов на Донбассе с 2014 года, и действия России, вообще не связанные с Украиной. Например, поддержка ею режима Асада, отравление Скрипалей. То есть очевидно, что латвийский парламент хотел поглубже обосновать свою позицию. В отношении Беларуси должна работать такая же логика. Помимо того, такое заявление Латвии вряд ли будет иметь какие-то особые последствия. Страна призывает к визовому бану россиян и к усилению санкций — все это можно сделать и без признания государства спонсором терроризма.

По словам эксперта, для того, чтобы Беларусь действительно стала обладательницей такого статуса с реальными последствиями на уровне конкретного государства, нужно, чтобы это государство ввело в свое законодательство четкую процедуру и ее критерии, а также прописало последствия.

— Вряд ли это кто-то будет делать ради Беларуси. Подобное политическое заявление, которое сделал парламент Латвии в отношении России, действительно может быть принято. При этом оно не будет иметь никаких особых последствий, кроме тех, которые могут наступить и без него, — говорит Катерина Дейкало.

Снимок носит иллюстративный характер. Источник: TUT.BY

«Продвижение такой инициативы в ООН могло бы создать неприятности режиму»

Экс-дипломат и старший исследователь «Центра новых идей» Павел Мацукевич перечисляет, что может ждать Беларусь в случае принятия такого решения другими странами:

— Думаю, стоит принять во внимание, что в нашей ситуации это, вероятно, один из наименее радикальных вариантов реагирования Украины на российские «приветы», прилетающие с территории Беларуси. Не могут же украинские власти бесконечно ловить в сачок своего ПВО ракеты из Беларуси и никак на это не реагировать. Зеркальным и вполне понятным вариантом был бы ответный обстрел белорусской территории. Но, к счастью, до сих пор Киев на это не пошел. К счастью — потому что это бы только усугубило ситуацию, положение Беларуси и Украины. Другим вариантом реагирования мог быть разрыв дипломатических отношений. То, что этого пока не произошло, тоже неплохо. При этом разрыв возможен в результате признания страны спонсором терроризма, если эта инициатива будет принята Украиной.

Мацукевич считает, что пока обе стороны старательно пытаются не сжечь последние мосты, хотя «каждый запуск российской ракеты с территории Беларуси в направлении Украины разжигает для этого костер».

— Вполне возможно, что в этом и есть одна из целей российских обстрелов — спровоцировать ответные, — добавляет эксперт. — Как бы там ни было, продвижение такой инициативы в ООН могло бы создать неприятности режиму. Но оно, по-моему, не имеет перспектив, поскольку там есть кому вступиться за Минск и наложить вето на инициативу. Другие международные площадки сейчас для официального Минска не играют действительно значимой роли. Но на пути продвижения инициативы среди конкретных государств вполне могут встретиться и желающие. Наиболее опасным для Беларуси было бы признание со стороны США из-за возможности вторичных санкций. От потери двусторонней торговли официальному Минску вряд ли станет мучительно больно или хотя бы мучительно жалко. От потери экспорта в Украину не стало, а эти цифры в десять раз больше, чем цифры экспорта в США. Подчеркну, я имею в виду сам режим: экономике Беларуси, конкретным бизнесам и предприятиям такие потери нанесут очень серьезный удар.

При этом Павел Мацукевич отмечает, если анализировать список стран, которые Вашингтон когда-либо причислял к числу спонсоров терроризма, среди нет тех, кто встал на путь исправления благодаря этому:

— Я не вижу в этой звучно-грозной мере, какой бы плотный рулон изоляции и зубодробительных санкций она ни предполагала, возможности действительно повлиять на режим в Беларуси.

Фото: Reuters
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

«Единственный возможный практический результат — ужесточение санкций»

Политолог Андрей Казакевич считает, что пока сложно говорить о деталях инициативы, предложенной Верховной Радой Украины:

— В настоящее время она выглядит как больше символический акт, который должен усилить дипломатическое давление на Александра Лукашенко, чем решение, которое будет иметь прямые юридические и политические последствия. Но точно о целях инициаторов мы тоже пока не знаем. Само признание государства спонсором терроризма не предусмотрено в международном праве и может определяться на уровне отдельных стран. Похожие решения в отношении России приняли парламенты Литвы и Латвии, но они имели скорее символический характер.

Политолог добавляет, что наиболее разработанную практику в данном отношении имеют только США. Попадание в американский список стран — спонсоров терроризма автоматически значит жесткий санкционный режим, сворачивание любого политического сотрудничества и различные формы контроля за операциями страны-спонсора и их резидентов.

— Но как показывает практика последних месяцев, многие санкции можно вводить и без придания такого статуса, поэтому в США инициатива признать Россию страной — спонсором терроризма пока не получила поддержку, — утверждает эксперт. — Это вряд ли бы как-то повлияло на практику экономической и политической изоляции России, но могло бы привести к разрыву дипломатических отношений последней с США.

По мнению Андрея Казакевича, эта инициатива не получит практического развития:

— Большинство адресатов (стран и организаций) просто примут ее к сведению. Единственный возможный практический результат — это актуализация темы белорусского участия в конфликте и впоследствии ужесточению санкционного режима для властей Беларуси.