Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. «Дед заслужил эту квартиру, потому что свое здоровье положил на войне». Что рассказали герои сюжета госТВ об изъятии жилья у эмигрантов
  2. «Настоящие друзья» не только для Беларуси. Как в мире отреагировали на гибель президента Ирана и его чиновников
  3. Александр Лукашенко произвел кадровые назначения в КГБ и потребовал искоренить «скрытое мышкование типа крышевания»
  4. Политзаключенная Полина Шарендо-Панасюк не вышла из колонии в предполагаемую дату освобождения. Она в СИЗО Гомеля
  5. За 24 года наш рубль по отношению к доллару обесценился в 101 раз, а курс злотого остался тем же. Как поляки этого добились
  6. После гибели президента Ирана пропаганда в Беларуси и России обвиняет всех подряд. Вот какие версии выдвигаются — и что с ними не так
  7. С 1 сентября у десятиклассников из расписания исчезнет «История Беларуси» как отдельный предмет. Вот чем ее заменят
  8. «Из жизни ушли настоящие друзья Беларуси». Лукашенко и беларусский МИД отреагировали на гибель президента Ирана
  9. В Беларуси цены на автомобильное топливо постепенно вырастут на 8 копеек. Первое подорожание — 21 мая
  10. С июля беларусов будут хоронить по-новому. Теперь чиновники объявили, что подготовят очередные изменения по ритуальным услугам
  11. Эксперты сообщили о продвижении россиян в Волчанске и рассказали, на каких направлениях у армии РФ есть еще успехи
  12. Власть грозит уехавшим беларусам арестом и конфискацией жилья. А это законно? Можно ли защитить собственность? Спросили у юристов
  13. «Нет никаких признаков, что пассажиры выжили». Спасатели нашли разбившийся вертолет президента Ирана — он погиб
  14. В минский паб «Брюгге» на диджей-сет российского экс-комика «ЧБД» ворвались силовики. Вот что удалось узнать
  15. Спикер ВМС Украины: Вероятно, в Крыму потоплен еще один российский корабль — последний носитель крылатых ракет
  16. «Нам не штрафы нужны и наказания». Лукашенко собрал совещание по работе контролирующих органов
  17. Россия стремится захватить Волчанск, чтобы завершить первый этап наступления, а Украина хочет лучше наносить удары по территории РФ


6 сентября Александр Лукашенко заявил, что в преддверии Дня народного единства 17 сентября следует обсудить целесообразность амнистии для осужденных, но «только в отношении тех, кто реально этого заслуживает». Политический аналитик Артем Шрайбман порассуждал в своем телеграм-канале, что могло сподвигнуть Лукашенко поднять этот вопрос.

Артем Шрайбман
Артем Шрайбман

Шрайбман подчеркнул, что делать какие-либо выводы по поводу амнистии пока рано. Она может оказаться пшиком, затронуть только мизерную часть политзаключенных или означать не освобождение, а какое-то сокращение срока или перевод на более легкую форму наказания.

«Кроме того, очевидно, что своих политических противников (Бабарико, Колесникову, Знака, Тихановского, Статкевича и других) Лукашенко оставит сидеть», — считает эксперт.

Шрайбман подчеркнул, что Лукашенко анонсировал шаг, который идет в диссонанс со всей вербальной активностью его силовиков и пропагандистов до сих пор. Поэтому, чтобы не сильно расстраивать «ястребов», он сразу же «сбалансировал» решение об амнистии другими репрессивными инициативами: лишением гражданства политэмигрантов и реестром носителей «карты поляка».

«Но ведь мог не делать этого совсем. А значит, посчитал, что есть какой-то другой интерес, который бы это оправдывал», — отмечает Шрайбман.

По мнению аналитика, адресата у амнистии может быть два. Первый — это народ (чтобы показать милосердие и кого-то успокоить), второй — Запад (чтобы улучшить отношения, снять санкции).

«Первое объяснение кажется абсолютно нелогичным. Нет ни одного признака, что Лукашенко считает нужным идти на уступки обществу или как-то разрядить обстановку в стране через амнистию. Иначе решение было бы более комплексным, параллельно репрессии бы сворачивались, а не продолжали нарастать. Остается второе. Лукашенко что-то нужно от Запада. Я бы сказал, что, если амнистия, как все того и ждут, будет ограниченной и не приведет к освобождению самых известных политзаключенных, то никакой серьезной разморозки не будет», — подчеркивает Шрайбман.

Эксперт напомнил, что за снятие любых санкций в ЕС должен быть консенсус. И даже если бы Венгрия или Италия могли бы закинуть такую идею после частичной амнистии, Польша и Литва бы ее сразу заблокировали.

«А вероятнее всего, никто даже и не поставит это на голосование сейчас, пока Минск соучаствует в войне. Но Лукашенко все равно хочет протестировать этот вопрос, рискуя оставить силовиков недовольными. А значит, уровень боли от санкций таков, что Минск, как и несколько раз прежде в своей истории, решает пойти на уступку без того, чтобы Запад моргнул первым. Если амнистия не окажется полной бутафорией и на свободу реально выйдут сотни людей, это будет очень сочный привет всем, кто говорит, что санкции никогда и ничего не добиваются от белорусской власти», — резюмирует Шрайбман.