Поддержать команду Zerkalo.io
  1. Повышать возраст недостаточно. Разбираем с экспертом, какое будущее у пенсионной системы Беларуси
  2. Минздрав пояснил, почему приостановил оказание плановой медпомощи
  3. Стало известно, где будет работать бывший министр юстиции Олег Слижевский
  4. Лавров: РФ ставит перед белорусскими коллегами вопрос о ситуации с журналистом «КП» Можейко
  5. Неурожай зерна и рост цен в России. В ЕАБР прогнозируют двузначную годовую инфляцию в Беларуси
  6. «Нагрузка очень большая для бюджета». Правительство просит дополнительные средства на борьбу с COVID-19
  7. Каким будет курс доллара в этом и 2022 годах. Прогноз чиновников и экспертов
  8. В Беларуси — новый глава Минюста. Им стал замглавы МВД
  9. Желтый уровень опасности, сильный ветер, дожди и первый снег (мокрый). Все о погоде в среду
  10. «Зачем же вы издеваетесь над людьми?» Помните про обязательный масочный режим и возможные штрафы? Их не будет
  11. Вернуть оказание плановой медпомощи и не склонять к масочному режиму: какие еще поручения дал Лукашенко по COVID
  12. Бизнесмен Александр Зайцев покинул исполком федерации футбола. Он считает, что его команду засудили
  13. «Цель сейчас — „закрутить гайки“ до предела». Как силовики занимают «гражданские» должности после выборов и чего от этого ждать?
  14. «Мы сейчас на пиках». Пиневич рассказал, когда ждать снижения заболеваемости COVID-19
  15. В МИД Франции прокомментировали отъезд своего посла из Беларуси и рассказали об ответных мерах


Глава компании EPAM Аркадий Добкин дал большое интервью порталу dev.by. В нем он рассказал о нынешней ситуации в белорусском «айти», поделился информацией о релокейте сотрудников за границу, а также высказал мнение, каким образом можно спасти репутацию белорусской IT-отрасли. Публикуем выдержки из его интервью.

Фото: Reuters
Офис EPAM в Минске. Фото: Reuters

О проблемах в белорусской IT-сфере

«Я думаю, ситуация сегодня очень серьезная. Прежде всего с точки зрения потери таланта. Почти год назад я высказал предположение, что это может быть самым значительным исходом таланта из Беларуси. К сожалению, вероятность этого только увеличилась. Это очень и очень печально. А еще и дополнительные риски потери репутации перед клиентами, что делает положение еще более серьезным.

Ну а история построения отрасли, наверное, требует отдельного разговора когда-нибудь в будущем. Сейчас хорошо бы сфокусироваться на возможностях ее сохранения».

Об уходе компании из Беларуси

<…> «EPAM не собирался и не собирается уходить или закрываться в Беларуси.

Прежде всего потому, что мы, как компания с серьезной ответственностью перед сотрудниками, клиентами, акционерами и страной, подходим к ситуации рационально и стараемся оставлять эмоциональные аспекты вне поля принятия решения. <…>

С человеческой, эмоциональной точки зрения, моей лично и тех из нас в ЕРАМ, кто связан с Беларусью, и тех, кто родился, вырос, работал там в прошлом и так или иначе считает Беларусь своей родиной. С этой точки зрения, это будет огромной потерей для всех нас — очень много труда и любви было вложено за последние 28 лет.

И притом что мы, безусловно, предложим всем нашим сотрудникам в Беларуси различные варианты для легальной удаленной работы, с большой вероятностью это послужит еще одним толчком для многих к миграции как через наши внутренние программы релокации, так и через другие внешние предложения.

Фото: dev.by
Аркадий Добкин. Фото: dev.by

С рациональной же точки зрения или, другими словами, с точки зрения влияния такого события на ЕРАМ как на глобальную компанию, имеющую сегодня центры разработки в более чем 20 странах и оперирующую уже почти в 40, это, наверное, приведет к тому, что мы будем какое-то время немного „бежать на месте“.

<…> Напомню, в то время как белорусское подразделение практически не растет в этом году, компания во втором квартале 2021 года выросла почти на 40% и четыре тысячи человек, а на третий квартал наш официальный прогноз роста близок к 50%. Эти цифры, наверное, лучше всего иллюстрируют ситуацию без эмоциональной составляющей». <…>

О прошлом и будущем ПВТ без крупных компаний

<…> «Мы слишком хорошо знаем, как тяжело быть первыми и объяснять клиентам и инвесторам, где находится Беларусь и почему „ей“ можно доверять и „там“ можно работать. Это заняло у нас первые 10−15 лет нашей жизни. И как было бы здорово просто сказать им тогда, лет 15−20 назад, посмотрите вот на этих: они там же, где и мы, и поэтому мы сможем, как они, или даже еще лучше. <…>

Мы очень надеемся, что все то, что мы делали эти последние 15−20 лет, позволяло всем нам в Беларуси сохранять и развивать в стране столь необходимый человеческий капитал. И привлекать его извне тоже. А также развивать и деловую репутацию ИТ-индустрии Беларуси в целом, и доверие к ней, и уже не в одиночку, а вместе с другими классными примерами для подражания — такими, как Wargaming, Flo, Workfusion, и еще с несколькими десятками компаний, которые ассоциируются сегодня со „сделано в Беларуси“ и с тем пионерским решением, принятым 15 лет назад. <…>

Так вот, что будет означать „отсутствие“ [EPAM и других крупных компаний в ПВТ]? Просто больше нельзя будет сказать клиентам и инвесторам „посмотрите“. Скорее, нужно будет опасаться, что „посмотрят“. Репутацию индустрии, доверие к ней, скорее всего, придется строить сначала/заново.

<…> Просто надо понимать, что процесс восстановления займет многие годы, и это будет намного тяжелее сделать снова. 15 лет назад ПВТ был пионером, и начинать практически с нуля было легче. Сегодня индустрия убежала далеко вперед, и такие условия есть у всех „локальных“ по отношению к Беларуси конкурентов за талант. Плюс восстанавливать репутацию обычно намного тяжелее, чем создавать ее с нуля, потому что и новые компании, и клиенты, и инвесторы однозначно будут внимательно «смотреть».

Об отъезде айтишников из Беларуси

<…> «По нашим прикидкам, уже уехало около 10−15% людей из индустрии. Может уехать еще столько же или больше. С семьями, с детьми-подростками и студентами, которые уже не придут в вузы и не придут в компании в Беларуси. Это большие потери таланта и всего того, что с этим связано. И очень тяжело восполняемые потери. И, конечно, огромный подарок соседям. <…>

Сейчас нужно думать прежде всего о сохранении индустрии и ее репутации. Чтобы потом было что развивать. И как можно с более высокой точки. Поэтому я за рациональный подход. Фокус прежде всего должен быть на том, как остановить отток людей. А это, возможно, создаст и предпосылки к их возврату, ну и к возможности развития. И да, однозначно, это потребует времени и усилий. С моей точки зрения, диалог не просто нужен. Диалог необходим. Считаю, возможности для него все еще есть. Попробую пояснить. <…>

Как руководитель глобальной компании я должен и могу действовать только как рациональный человек и бизнесмен, который несет ответственность перед сотрудниками, клиентами, инвесторами и страной тоже. <…> Так вот, с точки зрения этой рациональности, сегодня есть однозначно общие интересы у власти и бизнеса. ИТ-индустрия — в их числе, и это, наверное, создает одну из возможностей для диалога.

Исход людей заставляет компании все больше задумываться о своем присутствии в стране. Нет человеческого капитала — нет бизнеса. Уход компаний заставляет людей еще больше думать об эмиграции. Не будет компаний с репутацией и доверием клиентов — не будет интересной и квалифицированной работы.

Что значит тогда рациональность с точки зрения власти? Прежде всего, наверное, это пересмотр подхода к наказанию людей за их убеждения и за мирное выражение этих убеждений, за их честную профессиональную деятельность, включая прекращение административного и уголовного преследования этих категорий граждан.

Этот шаг критически важен. Он позволит по крайней мере приостановить исход людей из чувства страха и чувства незащищенности, в какой-то степени отчаяния и непонимания, за что можно сегодня быть наказанным административно или уголовно. Это позволит и бизнесу перестать постоянно бояться за людей и сосредоточиться прежде всего на бизнесе, клиентах и сохранении их еще не утраченного доверия. Безусловно, неоправданные претензии к бизнесу тоже никак не помогают, но в данной ситуации это уже, скорее всего, вторично. Ведь бизнес — это прежде всего люди.

Это, наверное, и есть основа для начала диалога. Почему именно власть должна сделать этот первый шаг? Наверное, прежде всего, потому что у нее есть власть».