Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Новые условия по карточкам ввели многие банки
  2. Лукашенко требовал скромнее отмечать выпускные, чиновники взялись исполнять. Но вот как они организовали последний звонок в Минске
  3. В Беларуси проблемы с доступом к VPN. Павел Либер прокомментировал ситуацию
  4. Спорим, вы тоже подпевали эти беларусские хиты нулевых годов? Вспоминаем, как сложились судьбы исполнителей самых «прилипчивых» песен
  5. Россия обстреляла гипермаркет и жилые дома Харькова. Много погибших, раненых и пропавших без вести — главное
  6. Эксперты: Вероятное преждевременное начало российского наступления «подорвало успех» на севере Харьковской области
  7. Правозащитники: На территории бобруйской колонии произошел пожар, этот факт хотели замять
  8. Лукашенко готовится к войне? Рассуждает Артем Шрайбман
  9. Павел Латушко объявил, что получил контроль над Госкаталогом музейного фонда — теперь им управляет Музей свободной Беларуси
  10. Убыточное предприятие набрало долгов на сотни миллионов. Но выплачивать не будет — вмешалось государство
  11. На Беларусь надвигаются грозы. Вот какой будет погода с 27 мая по 2 июня


Санкции ударили по торговле Беларуси и ЕС: за полгода экспорт в этот регион просел больше чем на 50%. Об этом рассказала академический директор BEROC и приглашенный профессор Университета Карлоса III в Мадриде Катерина Борнукова во время презентации аналитического доклада «Белорусский трекер перемен».

Фото: pixabay.com
Фото: pixabay.com

Шестой пакет санкций ЕС против Минска, введенный в связи с соучастием белорусских властей в агрессии против Украины, начал действовать в начале июня этого года. В отличие от предыдущих пакетов, этот предусматривал запрет торговли с рядом белорусских компаний даже по контрактам, заключенным до введения ограничений. В итоге поток белорусского экспорта в страны ЕС заметно упал. По данным Белстата, экспорт просел с 451 млн долларов в мае до 244 млн в июне, а по данным Евростата, падение было с 426 млн евро в мае до 226 млн в июне.

Экономист обращает внимание, что экспорт товаров довольно быстро реагировал на санкции, введенные в отношении белорусских компаний.

— Если мы посмотрим на нефтепродукты, то их экспорт из Беларуси в ЕС упал сразу же в июле 2021 года, то есть моментально после введения [секторальных] санкций, хотя они были с отложенным эффектом. Сегодня нефтепродукты в ЕС практически не поставляются. Похожую картину мы видим в 2022 году. С началом войны многие позиции начинают падать. А в июне, когда санкции вступили в полную силу, все подсанкционные позиции практически останавливают свой экспорт в ЕС, — говорит Катерина Борнукова.

Источник: Аналитический доклад «Белорусский трекер перемен»
Источник: Аналитический доклад «Белорусский трекер перемен»

В июне экспорт белорусских товаров в ЕС снизился на 56% по сравнению с январем этого года, то есть с 513 млн евро до 226 млн. При этом экспорт продукции деревообработки упал на 80%, нефтепродуктов — на 99%, металлов — на 93%. Сократился даже экспорт в отраслях, которые не попали под секторальные санкции, например, электроэнергии (на 79%), металлических изделий (на 64%), услуг по переработке отходов (на 82%). Это указывает на влияние санкций на внешнюю торговлю, отмечает экономист. «Похоже, дно в торговле с ЕС уже достигнуто. Однако усиление финансовых ограничений может ухудшить ситуацию», — указывает автор в докладе.

— Второй момент, что мы видим рост экспорта по другим позициям. Это продовольствие, электроника, электрооборудование. Мы слышим из уст правительства и Лукашенко, что не нужно закрывать глаза на европейские рынки, что, несмотря на враждебную политику, нужно продолжать торговать, — говорит Катерина Борнукова.

В то же время, отмечает эксперт, есть много прямых и косвенных признаков того, что экспортные потоки все-таки просачиваются, несмотря на санкции. Например, показатели зарплат и финансового состояния компаний в отраслях, которых коснулись санкции, указывают на то, что эти предприятия в определенной степени переориентировались на новые рынки. «Хотя вряд ли речь идет о прежних объемах переработки нефти, масштаб явно достаточен, чтобы заводы были неубыточными, а цену на бензин на внутреннем рынке можно было дальше не повышать», — указывает автор в исследовании.