Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «К сыновьям Лукашенко три раза в день подбегает кто-то с палкой, бьет и убегает». Поговорили с необычным «решалой» проблем в Беларуси
  2. Ушел в банкротство один из производителей колбасной продукции. Среди прочего он выпускал паштеты, зельцы и рулеты
  3. Лукашенко опять пожаловался на беларусов. Что на этот раз
  4. Беларуска смогла снять в Польше художественный фильм о событиях 2020-го. Рассказываем, что из этого вышло
  5. В Израиле отменили конференцию к 80-летию освобождения Беларуси из-за антисемитских высказываний Лукашенко
  6. Эксперты рассказали, чем выгоден режиму Ким Чен Ына визит Путина и что российский президент хочет получить от Северной Кореи взамен
  7. Лукашенко годами требует решить вопрос с умирающими магазинами «у дома». В соседней Польше это давно сделала «Жабка» — вот как
  8. Задержанного за взятки первого замглавы БелЖД уволили «по статье»
  9. Прослушивали, похищали рукописи, избили, заставили эмигрировать и поливают грязью сейчас. Как власти издевались над Василем Быковым
  10. «Нет, не золотые». Государство закупает для подарков тарелки, которые стоят по 1530 рублей за штуку — спросили, почему так дорого
  11. Банкротится известный производитель детского питания
  12. Российское госСМИ сфальсифицировало интервью главы МАГАТЭ Гросси — эксперты рассказали, с какой целью
  13. «Честно? Всю Украину надо забирать». Поговорили с экс-вагнеровцем, который после мятежа Пригожина жил в Беларуси и вернулся на войну


TUT.BY,

Алесь Беляцкий в первый раз вышел из колонии 21 июня 2014 года. Тогда он провел в неволе почти три года — якобы за неуплату налогов. 7 октября 2022-го он получил Нобелевскую премию мира — при этом снова находясь в застенках. Текст ниже — это интервью Беляцкого TUT.BY, опубликованное 24 июня 2014-го, через три дня после того, как правозащитник оказался на свободе. Это текст из совсем другого мира: тогда в стране было 7 политзаключенных (сейчас — почти 1350), описанные издевательства в колонии для того времени — шок, а сейчас — ужасающая обыденность. Это интервью с человеком, который пронес свои убеждения через годы и не изменил им, даже снова оказавшись в заключении.

О досрочном освобождении

Алеся Беляцкого задержали 4 августа 2011 года. Как сообщает БелаПАН, на основании его зарубежных банковских счетов, переданных в Минск Литвой и Польшей в рамках двусторонних соглашений о правовой помощи, правозащитника обвинили в сокрытии доходов в особо крупном размере и приговорили к четырем с половиной годам лишения свободы в колонии усиленного режима с конфискацией имущества. Также обвиняемый должен был выплатить государству в качестве компенсации ущерба около 90 тысяч долларов. Сумму собрали за счет пожертвований граждан. Однако суд не принял этот факт во внимание и не смягчил приговор.

Фото: TUT.BY
Алесь Беляцкий в день освобождения на железнодорожной станции «Институт Культуры», Минск, 21 июня 2014 года. Фото: TUT.BY

Своей вины Беляцкий не признал. Он отметил, что средства на счетах использовались как помощь белорусам, чьи права были нарушены. Открывать счета за границей пришлось из-за того, что правозащитникам в Беларуси отказывали в регистрации их организации.

Новость о том, что Беляцкий попал под амнистию, для него самого была неожиданной.

— Утром (21 июня. — TUT.BY) ничего не говорили о том, что меня отпустят. В восемь утра я пошел на работу, в девять часов меня позвали к начальнику колонии. Он объявил, что согласно закону об амнистии меня освобождают. Дали где-то полтора часа разобраться с вещами. С собой я в первую очередь забрал книги и записи. Затем меня и еще одного заключенного из Гомеля посадили в машину скорой помощи и отвезли на электричку, — рассказывает правозащитник.

Беляцкий говорит, что с одной стороны, он читал комментарий представителей МВД, где говорилось о том, что около 400 человек осужденных по такой же статье, что и он, согласно амнистии освободят. Но с другой стороны, Беляцкий считался «злостным нарушителем» и, по его же словам, попасть под амнистию не должен был.

— На уровне колонии мне никто объяснить не мог (почему должны выпустить. — TUT.BY). Это решение не администрации колонии. Формально — их, но решают не они. Таким образом, освобождение было неожиданным для меня, — еще раз подчеркнул Беляцкий.

Среди нарушений, которые ему приписывали, Беляцкий вспомнил одно, которое, по его словам, практически сразу же и отменили:

— В январе этого года у меня был заслуженный отпуск: 12 дней сидел в отряде и писал письма, отвечал на новогодние и рождественские поздравления. В один из дней сотрудники колонии достали сумку с моими вещами и посчитали, что у меня не четыре упаковки вафель, а пять, не три шоколадки, а три с половиной, не два килограмма гречки, а три… Сделали акт. Но в этот день была пресс-конференция с Александром Григорьевичем, где прозвучал вопрос про Беляцкого (вопрос задал директор информационной компании БелаПАН Алесь Липай, заметив, что Беляцкого осудили за неуплату налогов в размере около 90 тысяч долларов, но ущерб возмещен государству за счет пожертвований граждан. — TUT.BY). На завтра уже никакого акта о нарушении не было. Причем без всяких объяснений.

Об условиях в тюрьме

В тюрьме Беляцкий работал упаковщиком. Зарабатывал 11 000 рублей в месяц (чуть больше 1 доллара США. — TUT.BY). Отвечая на вопрос TUT.BY по поводу условий содержания в тюрьме, он заметил, что какие-то брутальные провокации к нему не применялись, но психологическое давление в виде изоляции от других осужденных ощущалось.

— Ты находишься в отряде, где живет больше ста человек. Ты живешь в секции, где 15 человек. Но с тобой никто не имеет контактов. Тебя обходят за три метра, потому что, если человек поздоровается или поговорит о погоде и футболе, завтра его в отряде уже не будет. Мое появление в бобруйской зоне началось с того, что отряд очистили от тех, кто подписан на «Народную волю» (негосударственная газета. — TUT.BY). Таким образом, четырех человек сразу перевели в другой отряд. Эта ситуация вакуума продолжалась до самой последней минуты. За это время несколько десятков человек перевели в другие отряды. Люди попадали и в ШИЗО (штрафной изолятор. — TUT.BY). Психологически это давит. Ты чувствуешь себя с другими, но другие тебя шугаются, — говорит правозащитник.

 

Алесь Беляцкий во время судебного заседания по обвинению его в уклонении от уплаты налогов, Минск,
Алесь Беляцкий во время судебного заседания по обвинению его в уклонении от уплаты налогов, Минск, 24 ноября 2011 года. Фото: Reuters

О других политзаключенных

Беляцкий начал пресс-конференцию с того, что вычеркнул на майке с указанием восьми имен политзаключенных в Беларуси свое имя. По мнению правозащитников, сегодня в Беларуси семь политзаключенных: Николай Статкевич, Артем Прокопенко, Евгений Васькович, Василий Парфенков, Николай Дедок, Игорь Олиневич, Эдуард Лобов.

Беляцкий заметил, что на протяжении почти трех лет, проведенных в тюрьме, внутренне его держало осознание того, ради чего он сидит:

— Сидеть за демократическую и независимую Беларусь — это нормально. Это можно. И особенно я не впадал ни в какие стрессовые ситуации, потому что цель, ради которой и активисты общественного движения, и демократически настроенные жители страны добиваются перемен в своей стране в лучшую сторону, — высокая.

Беляцкий надеется, что вскоре и другие политзаключенные окажутся на свободе.

— Я обращаюсь к белорусской власти с требованием не останавливаться на освобождении только Беляцкого… Мы должны быть страной без политзаключенных. Мы находимся от этого достаточно близко. Достаточно выпустить этих семь человек и объявить мораторий (на задержания и аресты. — TUT.BY) людей с другими взглядами, которые не нарушают общие права и принципы существования цивилизованного общества.

О том, что не будет уезжать из страны

Отвечая на вопросы TUT.BY, Беляцкий заявил, что уезжать из страны не планирует.

— Уезжать я не собираюсь, мне здесь очень комфортно. Я даже на зоне чувствовал себя достаточно комфортно, потому что вокруг меня были свои люди. Для меня это важно. Может быть, я уже немного старый, но для меня важна атмосфера белорусского общества. Такого, какое оно есть. Когда выезжаешь на Запад, ты там не в своей тарелке.

Правозащитник считает, что выезжать на Запад имеет смысл, если речь идет об учебе.

— Но жить нужно на своей земле, — считает он.

Во время пресс-конференции Беляцкий вспомнил, что в декабре 2010 года деятельность правозащитного центра «Весна» вызвала обеспокоенность у представителей КГБ, и его поставили перед выбором: уехать или остаться в стране.

— Мне нужно было оставаться здесь и отстаивать свою точку зрения. Доказывать, что я невиновен по предъявленным обвинениях. Этот выбор был мною сделан. Я остался. На протяжении этих лет пробовал доказать, что моя позиция осталась такой, какой была, — заметил он.

О планах на будущее

Беляцкий подчеркнул, отвечая на вопрос TUT.BY, что в дальнейшем собирается заниматься правозащитной деятельностью.

— Буду заниматься по мере своих возможностей, все-таки возможности у белорусских правозащитников ограничены. Сегодня мы не зарегистрированы. Вопрос легализации для нас острый. Тем не менее правозащитной деятельностью я буду заниматься и дальше. Буду также работать вице-президентом Международной федерации прав человека на международном уровне и по белорусским вопросам, и по вопросам в нашем регионе. Тем более что ситуация напряженная, и не нужно забывать: то, что происходит рядом с нами, влияет и на нашу ситуацию.

Также правозащитник заметил, что с правозащитной деятельностью будет совмещать публицистическую. По его словам, в тюрьме он «расписался»: работал над литературоведческими статьями и эссе.

Фото: TUT.BY
Алесь Беляцкий в день освобождения на железнодорожной станции «Институт Культуры», Минск, 21 июня 2014 года. Фото: TUT.BY

О будущем Беларуси

По мнению правозащитника, будущее страны зависит от народа.

— Разговор про руку Запада и США — все это полная чушь. Потому что то, что происходит в Беларуси, должны менять и дорастать до перемен сами белорусы. Никто нам демократию на блюдце с голубой каемочкой не принесет.

В общем политическую ситуацию в стране правозащитник оценивает печально и считает, что должна увеличиться роль неправительственных организаций, неформальных инициатив и самих людей.

— Если мы хотим вылезти из болота, в котором перманентно находится Беларусь последние 20 лет, то мы должны быть активными и не бояться репрессий и давления, которое оказывается на гражданское сообщество и конкретно каждого человека, — заметил он.

По мнению Беляцкого, какие-либо перемены в Беларуси возможны тогда, когда новое поколение белорусов «сможет увидеть перед собой новые перспективы».

О Майдане и акциях протеста в Беларуси

Беляцкий считает, что акции протеста, как на Майдане в Украине, у нас возможны, но хотелось бы, чтобы перемены происходили мирным путем:

— Люди старшего поколения помнят начало 90-х (тогда в Беларуси было несколько крупных акций протеста. — TUT.BY). Другое дело — насколько общество готово к переменам. И многое зависит от того, насколько власть готова идти на перемены, чтобы трансформировать общество и успевать за миром вокруг нас… Хотелось бы, чтобы эти перемены происходили эволюционным образом. Резкие переломы, как показывает практика, приводят к большим издержкам.

О переговорах Беларуси с ЕС

Правозащитник уверен, что разговоры о потеплении в отношениях между ЕС и Беларуси возможны только после того, как освободят всех политзаключенных.

— Мы не должны допускать ситуации двойных стандартов. Как, например, в Азербайджане, когда сидят политические заключенные, а Алиев (Ильхам Алиев, президент Азербайджана. — TUT.BY) катается по Европе, и его все приветствуют.

Об участии в выборах президента

Беляцкий не будет выставлять свою кандидатуру на следующих выборах президента Беларуси. Во-первых, потому что он родился в России, а баллотироваться в президенты может только тот человек, который родился в Беларуси. Во-вторых, потому что хочет заниматься общественной, а не политической деятельностью.

— Я занимаюсь общественной работой и считаю, что для нас общественная работа на сегодня более актуальная, чем политические кампании. Общественная работа в широком смысле слова. Это значит не какие-то зарегистрированные или незарегистрированные организации, а широкое общественное движение. Вот что нужно развивать и поддерживать в Беларуси, — уверен он.

Несмотря на то, что Алесь Беляцкий на свободе, к нему применяется ряд ограничений. Как сообщили в правозащитном центре «Весна», его поставили на профилактический учет до конца срока судимости. Беляцкий раз в месяц должен приходить и отмечаться в РУВД Партизанского района. Со своей стороны представители милиции могут сами посещать дом правозащитника и проверять, какой образ жизни он ведет. Также в случае, если Беляцкий в течение года будет больше трех раз привлечен к административной ответственности, к нему могут применить превентивный надзор. Он предполагает большее количество ограничений. Например, человек сможет выезжать за пределы города только с разрешения органа, осуществляющего надзор.