Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «У нас, вероятно, лучшая команда в истории». Сегодня начинается футбольный Евро — рассказываем главное, что надо знать о турнире
  2. «П**дец, что был при Залужном, сейчас сильно аукается». Интервью с беларусом-танкистом о трофейной технике РФ и проблемах на фронте
  3. Нацбанк опасается «землетрясения» на валютном рынке, а тут еще пришла «санкционная» новость из России. Усиливает ли это риски для нас?
  4. «Мы не понимаем, при чем здесь Беларусь». Минск отозвал своего посла из Еревана, чтобы разобраться, что происходит в Армении
  5. «Пришел пешком с территории Беларуси». Польские пограничники прокомментировали «Зеркалу» инцидент с депортированным беларусом
  6. Лукашенко провел кадровые рокировки среди главных идеологов
  7. На рынке труда — «шторм». Лукашенко отправил решать проблему нового министра — кто стал главой Минтруда
  8. ГУБОПиК задержал за взятки топ-менеджера БелЖД. При обысках у него нашли в тайниках свыше 3 млн долларов
  9. Пашинян заявил, что ни он, ни какой-либо другой армянский чиновник не посетит Беларусь, пока президентский пост там занимает Лукашенко
  10. Беларус, которого депортировали из Польши на родину, выступил по госТВ
  11. Украина развернула целую кампанию и активно наносит удары по системам российской ПВО — вот для чего она это делает
  12. На рынке труда — «пожар», а власти подливают «горючего». Если у вас есть работа и думаете, что вас проблема не касается, то это не так
  13. «Думал, беларусы — культурные люди, но дикий народ!» Репортаж с известного на всю Беларусь украинского рынка в Хмельницком


Министр иностранных дел Владимир Макей внезапно заявил, что в Беларуси действует «режим контртеррористической операции» (КТО), а вооруженные силы и спецслужбы страны «готовы дать отпор на провокации со стороны сопредельных государств». По словам чиновника, такое решение было принято, потому что сопредельными государствами «планируются провокации, связанные чуть ли не с захватом отдельных участков территории Беларуси». Других подробностей Макей не сообщил. Что же представляет собой режим КТО? Что теперь изменится для рядовых белорусов? Посмотрели, что говорит закон.

Фото: TUT.BY
Здание КГБ в Минске. Фото: TUT.BY

Что это вообще за режим такой?

Вероятно, Макей немного оговорился — в Законе о борьбе с терроризмом такого понятия, как «режим КТО», нет, есть только термин «контртеррористическая операция». В документе сказано, что это «специальные мероприятия, направленные на пресечение террористической акции, проводимые в целях обеспечения интересов государства, безопасности граждан, обезвреживания террористов, а также минимизации последствий террористической акции».

Исходя из этого описания можно сказать, что операция проводится тогда, когда властям известно о случившемся теракте или о его планировании. Владимир Макей, к сожалению, не указал, о каких именно актах терроризма известно властям, но упомянул некие «планы сопредельных государств по захвату части территории Беларуси».

Контртеррористическая операция должна ограничиваться конкретной территорией — зоной КТО. Напрямую в законе не сказано, что операция не может проводиться на всей территории страны, однако отметим, что использованные в документе формулировки больше подходят для описания небольших территорий или отдельных объектов. Зоной КТО по закону могут быть «отдельные участки местности или акватории, транспортное средство, здание, сооружение, помещение и прилегающие к ним территории или акватории, в пределах которых проводится указанная операция».

Владимир Макей по этом поводу также ничего не уточнял — мы не знаем, проводится ли КТО по всей Беларуси или в отдельных ее регионах. А может быть, речь и о конкретных объектах — например, зданиях или поездах. И все же предположим, что операция проводится в каких-то из приграничных районах Беларуси — это может следовать из слов Макея об угрозе со стороны «сопредельных государств».

Что изменится для жителей зоны КТО?

Пока это неизвестно — власти, напомним, не сообщали ни о границах зоны КТО, ни о принятых для реализации операции мерах. Однако закон позволяет весьма серьезно ограничить права людей, оказавшихся в зоне КТО.

Перечислим основные меры, которые власти могут (но не обязаны) принять:

  • руководители КТО могут запретить транспорту (в том числе личному) передвигаться по дорогам, а мешающие им транспортные средства могут быть отбуксированы;
  • всех людей, которые попытаются проникнуть в зону КТО, можно будет задерживать для проверки личности и установления целей на три часа, и задерживать их, если личность установить не удается (например, с собой у человека нет паспорта);
  • силовики смогут без предварительного разрешения прокурора попадать в любые помещения в зоне КТО, в том числе взламывая замки;
  • на въезде и выезде из зоны КТО могут быть установлены блокпосты, людей и транспорт на них могут досматривать;
  • силовики смогут пользоваться средствами связи, которые принадлежат гражданам и организациям — к примеру, у жителя зоны КТО могут изъять для этих целей мобильный телефон;
  • у граждан и организаций также можно изымать транспорт — «для предотвращения террористической акции, для преследования и задержания лиц, совершивших террористическую акцию, или для доставления лиц, нуждающихся в срочной медицинской помощи, в лечебные учреждения, а также для проезда к месту происшествия»;
  • деятельность СМИ в зоне КТО регулируется руководителем оперативного штаба КТО.

А кто проводит КТО? И кто руководит?

В законе органом, ответственным за проведение КТО «по умолчанию», назван Комитет государственной безопасности (КГБ), но Александр Лукашенко имеет право это изменить.

Для проведения КТО может создаваться оперативный штаб, который возглавляет представитель КГБ или МВД, в зависимости от того, роль какого из этих органов в КТО преобладает (то есть если террористов обезвреживают в основном силами милиции, возглавить контртеррористическую операцию должен представитель МВД). Оперативный штаб может и вовсе не создаваться — в таком случае для КТО просто назначается руководитель. Также руководителей может назначить напрямую Александр Лукашенко. Он же имеет право создать оперативный штаб на основе своей службы безопасности, который возглавит представитель его охраны.

Ни Макей, ни другие официальные лица пока не сообщали о личности руководителя КТО. Именно этот человек по закону определяет границы контртеррористической операции, принимает решения об использовании конкретных сил и средств, о ведении переговоров с террористами, об информировании общественности, а также по другим вопросам, связанным с проведением КТО.

К контртеррористической операции могут привлекаться представители следующих органов и ведомств:

  • КГБ;
  • МВД;
  • Служба безопасности Лукашенко;
  • Минобороны;
  • Госпогранкомитет;
  • другие органы, определенные правительством.

О проведении каких-либо мобилизационных действий или о привлечении гражданских лиц к КТО в законе ничего не говорится.

Как долго может длиться КТО?

До тех пор, пока угроза не будет ликвидирована, каких-то ограничений в законе нет.

«Контртеррористическая операция считается оконченной, когда террористическая акция пресечена (прекращена) и ликвидирована угроза жизни и здоровью людей, находящихся в зоне проведения контртеррористической операции», — говорится в документе. После этого руководитель оперативного штаба КТО или руководитель КТО принимает решение об объявлении операции оконченной.