Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Лукашенко требовал скромнее отмечать выпускные, чиновники взялись исполнять. Но вот как они организовали последний звонок в Минске
  2. Лукашенко готовится к войне? Рассуждает Артем Шрайбман
  3. На Беларусь надвигаются грозы. Вот какой будет погода с 27 мая по 2 июня
  4. Убыточное предприятие набрало долгов на сотни миллионов. Но выплачивать не будет — вмешалось государство
  5. Прогноз по валютам: еще увидим дешевый доллар — каких курсов ждать в последнюю неделю мая
  6. Эксперты: Вероятное преждевременное начало российского наступления «подорвало успех» на севере Харьковской области
  7. Россия обстреляла гипермаркет и жилые дома Харькова. Много погибших, раненых и пропавших без вести — главное
  8. Правозащитники: На территории бобруйской колонии произошел пожар, этот факт хотели замять
  9. В Беларуси проблемы с доступом к VPN. Павел Либер прокомментировал ситуацию
  10. Спорим, вы тоже подпевали эти беларусские хиты нулевых годов? Вспоминаем, как сложились судьбы исполнителей самых «прилипчивых» песен


История с уходом Татьяны Зарецкой и скандальным «расследованием» вызвала множество дискуссий и вопросов, как к самой предпринимательнице, так и к Кабинету. Кандидат юридических наук, юрист-международник Екатерина Дейкало на своей странице в Facebook обращает внимание на реакции общества в этой истории и объясняет, почему подобные вещи важно обсуждать и какие уроки стоит вынести. Перепечатываем ее мнение.

Екатерина Дейкало

юрист-международник

Кандидат юридических наук, доцент, заведовала кафедрой международного права БГУ (2014−2020), эксперт Белорусского Хельсинкского Комитета.

Для меня в реакциях общества некоторые вещи оказались очень удивительными и поэтому я решила написать этот текст. На самом деле этот кейс — далеко не «желтуха» и не мелочь, если люди сами не превращают его в «желтуху» в обсуждениях.

Почему в принципе важно это обсуждать. Есть большая разница между тем, на каком «общем» меняется власть и сносится режим, и на каком «общем» после этого строится новое. Для того, чтобы снести власть достаточно одного «общего» — непринятия режима и понимания, что так — нет. Для того, чтобы строить новое, этого уже совсем не достаточно, важно понимать, а как — да. И для того, чтобы построить что-то качественно новое и, самое главное, жизнеспособное, чрезвычайно важно, чтобы у разных групп общества, как можно большего количества людей, было согласие по ключевым ценностям и концептам.

Большим заблуждением, на мой взгляд, является мнение о том, что мы все это решим «потом», а сейчас главное снести режим. Нет, все это — формирование того, что называют «новой Беларусью». И оно происходит сейчас. В каждой нашей реакции и каждом нашем осмыслении. Поэтому я буду говорить об уроках для общества (не снимая первичной ответственности с Кабинета).

Урок первый. Вранье и манипуляции фактами как безусловно недопустимая вещь

Произошла очевидная и однозначная вещь: вранье и манипуляция фактами о себе и своем бизнесе. Вранье и манипуляции от публичного, взрослого человека, которая добровольно, в трезвом уме взяла на себя ответственность в одной из политических сфер, придя в политическую структуру на определенную должность. Даже если опустить информацию с анонимного непонятного сайта, о котором пишет НН («Наша Ніва». — Прим. ред.), остальных фактов, представленных в обоих материалах (НН и «Зеркало») и их сопоставления — на мой взгляд, вполне достаточно, чтобы увидеть манипуляции. Согласиться занимать определенную должность, не имея для нее профессиональной компетенции — тоже часть манипуляций. И к вопросу о трезвом осмыслении себя.

Екатерина Дейкало пояснила «Зеркалу», что под «враньем» она имеет ввиду то, что Зарецкая позиционировала свой стартап как успешный бизнес, хотя к его успешности есть вопросы со стороны экспертов. Также «враньем» Екатерина называет и то, что Зарецкая презентовала себя миллионером, но, по ее мнению, исходя из ответов предпринимательницы «Еврорадио» она все-таки им не является.

Люди, которые врут, манипулируют, выдают себя за того, кем не являются и готовы брать на себя задачи, не имея профессиональных компетенции для их решения, будут всегда. Это не сюрприз. Вопрос в том, что реакция общества на это должна быть соответствующей и не двузначной. Сам этот факт подлежит осуждению. Безусловно, при этом нужно и важно обсуждать детали, но сам этот факт подлежит осуждению.

Исходя из высказываний некоторых известных представителей бизнеса, которые являются лидерами мнений и не только бизнеса (высказываний как публичных, так и кулуарных), а также из комментариев, поддерживающих такие позиции, если все резюмировать, нам предлагается такая конструкция: да, она сделала ряд недопустимых вещей для политика, неразборчива, да, она не разбирается в белорусской экономике, но доказательств мошенничества нет, это нормально, «если опустить мишуру» она была взята для привлечения денег, это тоже своего рода стартап, в сфере стартапов все так себя ведут, «вопрос кредитов и инвестиций — это вопрос доверия, поэтому важно уметь пускать пыль в глаза», и вообще «она оттеняла классическую белорусскую оппозицию молодостью и яркостью».

Ну, во-первых, странно видеть слова «доверие» и «пускать пыль в глаза» в одной логической связке.

Во-вторых, нам предлагается считать нормальным брать очевидно неквалифицированного человека, к которому «есть вопросы», для привлечения денег. Потому что «она создала стартап и умеет привлекать финансирование». В то же время, у этого стартапа, по утверждению самого же комментатора, «нет окупаемости и результата для инвесторов». Так что она умеет привлекать?

Екатерина пояснила «Зеркалу», что о квалификации Зарецкой в отношении белорусской экономики она судит по высказываниям известного бизнесмена Александра Кныровича, а также исходя из оценки анонимного эксперта в материале «Нашай Нівы».

В-третьих, не очень понятно, зачем в принципе бросать тень на всю сферу стартапов, и людей, с ней связанных тезисом «в этой сфере все так делают». Я понимаю, что стартапы — это сфера рисков, и понимаю почему. Я не разбираюсь в стартапах, но что-то из глубины моего сознания подсказывает, тем не менее, что сфера бизнес-рисков и откровенное нае****во — чуть-чуть разные вещи. Если это не так, скажите мне.

В-четвертых, есть все же некоторая разница между «все так делают» и «это считается стандартом ожидаемого поведения в приличном сообществе».

И в-пятых, о мошенничестве. Ну конечно, тут нет мошенничества как уголовного преступления. В любом случае, наличие такового может установить только суд, а до этого действует презумпция невиновности. Но речь не о преступлении, а об институте репутации. И для его формирования в обществе жизненно необходимо публично и не двузначно осуждать вранье и манипуляции со стороны публичных людей вне зависимости от того, совершили ли они при этом уголовное преступление.

Урок второй. Почему государство — не стартап

У государства и стартапа — разные цели и разная ответственность перед обществом. При всем том, что в политическом плане сейчас идут протопроцессы, и все структуры — это протоструктуры, тем не менее это то, что есть сегодня, это то, что сегодня часть политического процесса. Это то, что функционирует, это то, с чем сегодня надо работать. Это то, что сегодня составляет своего рода «политический тренажер» для общества и для самих политиков, для нашего политического взросления и формирования политических элит. Это все к тому же вопросу рационального vs иррационального восприятия государства, и политиков (о чем писала в своем тексте на «Банке идей»). Все эти аргументы про молодую, амбициозную и т.д. — это тоже пример иррационального восприятия человека, взявшего на себя политическую ответственность. Когда смешивается сам человек и его поступки и роль.

Когда человек приходит в политический процесс, он берет на себя совершенно определенную роль. У гражданского общества — одна роль, у СМИ — своя, у бизнеса — другая, у политиков — третья. Рациональное восприятие государства — когда ты четко понимаешь, кто в какой роли что должен делать безотносительно самих персоналий. Приходя в политический процесс, человек вступает в общественный договор с нами. И быть с нами честной (как минимум выдавать себя за того, кем ты есть на самом деле, а не вот это вот все) — часть этого договора. И поэтому никаких аргументов «она вам ничего не должна» быть не может. Должна и намного больше, чем ей.

Не хотелось бы, чтобы в процессе движения к новой Беларуси мы забыли о таком принципе как good governance (часть которого — подотчетность политиков обществу) только потому, что кто-то молодой, амбициозный и так далее. Не устраивает такой расклад — переходи в другую роль.

В 2020 на маршах одним из популярных лозунгов был «мы здесь власть». Так вот желательно, чтобы мы не оставили это на улицах Минска-2020, и применяли это не только в отношении лукашенковских чиновников, но и в отношении любого, кто хочет вступить в политический процесс.

Урок третий. Реакция как элемент культуры

Во время работы с темой бизнеса и прав человека очень интересно наблюдать, какая разница в реакциях на обвинения в нарушениях прав человека (тот же дискриминационный маркетинг) у некоторых наших бизнесов и крупных международных корпораций. И это тоже об институте репутации. Там, где он работает, между реакцией «сам дурак» и/или «не ваше дело, идите в жопу» и «извините, наш косяк, мы не хотели никого задеть» чаще всего выбирают последнюю. С людьми точно также.

Конечно, как собственница бизнеса она имеет юридическое право не показывать никакие документы и запретить публиковать то, что она наговорила. Но есть разница между тем, когда у тебя требуют как Паниковский у Корейко «покажи свой миллион», и когда к тебе как к человеку из политического поля возникли вопросы и важно защитить свое честное имя. И опять же не забываем о подотчетности перед обществом.

И даже если какие-то журналисты в погоне за громкими заголовками назвали тебя «миллионершей», а ты ею не являешься, адекватная реакция — обратиться к ним и сказать: не надо меня так называть, потому что я — не миллионерша. Ну, а если это происходит с твоей подачи — это не что иное как вранье и введение в заблуждение тех же журналистов.

Урок четвертый. Критерий гендерного равенства не может превалировать над критерием профессиональных компетенций и честности

Больная и важная тема. При реально глубокой проблеме гендерных стереотипов в нашем обществе, важно более четко понимать стандарт дискриминации. Ни одно положение стандарта не говорит нам о том, что соображения гендерного равенства могут и должны превалировать над соображениями профессионализма и компетентности или тем более прозрачности и добросовестности. Гендерная дискриминация — это не любое неравное обращение по признаку пола, а основанное на неразумных основаниях (личных предпочтениях, например), т.е. необоснованное неравенство.

Поэтому, прежде чем включать аргумент гендерной дискриминации или гендерного баланса важно поискать, а есть ли разумное основание для приема/увольнения, в том числе связанное с профессиональной компетенцией и другими характеристиками, которым должен соответствовать человек на этой должности. А Кабинету это урок в том, что важен разумный баланс между ответом на запрос общества и соображениями профессионализма.

Итог. Если спросить у кого угодно, хорошо ли обманывать, подавляющее большинство скажет: конечно нет. Должен ли политик быть подотчетным обществу? Подавляющее большинство скажет: конечно да. Но как только появляются нюансы — появляется «все не так однозначно». То есть ради конкретной цели можно проглотить и некоторую нечистоплотность, неразборчивость и непрофессиональность человека, ведь он может быть полезен. Можно не осудить обман и манипуляции, потому что «все так делают» или потому что человек — стартапер. Или потому что жертва угроз, или потому что «ну и что, ведь не совершено никакого преступления». Или потому что импонирует сам человек: яркий, привлекательный, молодой, амбициозный и вообще женщина, ведь гендерное равенство так важно, и т.д. Это может одинаково касаться как женщин, так и мужчин. Потому что это не о Зарецкой, это вопросы подхода.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции