Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Оперная певица Маргарита Левчук вышла замуж. Пара ждет ребенка
  2. В Могилеве бюджетников отправляют на семинар про «сильного лидера». За вход нужно еще и заплатить (угадайте сколько)
  3. В воскресенье до +38°С. Когда из Беларуси уйдет тропическая жара
  4. «После визита Дуды в Китай мигранты как будто растворились в воздухе». Репортаж «Зеркала» из буферной зоны на границе Польши и Беларуси
  5. «Группа Вагнера» набирает наемников для работы в Беларуси. Попытались устроиться — и вот что узнали
  6. У бывшего ведущего ОНТ Ивана Подреза конфисковали квартиру. Его 78-летнюю мать выставили на улицу
  7. Нацбанк анонсировал валютное изменение
  8. Стало известно, какую сумму государство получило за «отжатый» у частника экс-McDonald's (у ресторанов новый собственник)
  9. Эксперты рассказали, сколько еще ВСУ будут обороняться и когда смогут провести крупномасштабное контрнаступление
  10. Визовый центр Польши сообщил о важном нововведении для пожилых беларусов — владельцев карт поляка
Чытаць па-беларуску


В Беларусь вот уже месяц действует жесткий контроль цен, который личным приказом установил Александр Лукашенко. По мнению экспертов, за этим решением нет экономических расчетов, а только политические цели политика. В частности, перекладывание ответственности за рост цен, который вызывает у населения недовольство, с себя на чиновников. 7 ноября политик сделал заявление, которое фактически подтверждает эту теорию. «Как жиманул сверху — вся вертикаль власти выстроилась», — сказал он, комментируя действия чиновников. Почему политические цели победили логику экономики и какими будут последствия.

Фото: TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

Спустя 28 лет правления Лукашенко стал выполнять обещания, данные в первой предвыборной программе

Александр Лукашенко похвалил правительство за выбранный способ регулирования цен. Комментируя действия чиновников по борьбе с инфляцией, он заявил, что вертикаль и компании «выстроились» лишь после того, как он их «жиманул сверху». Картина складывается такая, будто весь год власти никак не могли побороть рекордную за 10 лет инфляцию, пока не пришел Лукашенко и лично не разрулил ситуацию. Получается, «популистский кульбит» политика удался, цены на некоторые товары снизились и народ, по его словам, бросился скупать почему-то керамическую плитку.

То как политик комментирует ситуацию с регулированием цен, дает основания полагать, что действия эти не имеют ничего общего с экономической логикой, это популизм ради достижения политических целей. Точно так в 1994 году он обещал в своей предвыборной программе, что «весь прирост прибыли за счет необоснованного повышения цен будет изыматься в бюджет». Вот только за 28 лет своего правления обещание (к счастью для бизнеса) не выполнил. Хотя часть той угрозы все же начал выполнять: «руководители предприятий и организаций при нарушении государственной политики цен будут привлекаться к суровой ответственности, в том числе и к уголовной».

Руководитель проекта «Кошт урада» экономист Владимир Ковалкин считает, что принятое решение стало ответом на негативные настроения населения.

— Лукашенко положили на стол какое-нибудь исследование общественного мнения, где видна обеспокоенность ростом цен. Он решил выступить защитником народа и таким образом подправить свой рухнувший рейтинг. Вот в общем-то и вся логика этого процесса. Никакой другой логики в этом, безусловно, нет, — говорит он. — Иногда цены можно трогать, но это, как правило, касается очень ограниченного списка значимых продуктов и товаров, связанных с жизнеобеспечением людей. Обычно у таких решений есть определенный срок для того, чтобы сгладить резкие колебания по ценам и не дать малоимущим стать абсолютно нищими, которым нечего есть. Если же их пытаются регулировать на неограниченный срок и список товаров, особенно теми методами, которые используются в Беларуси, то это всегда популизм.

Политическую подоплеку этого вопроса подтверждает и тот факт, что Лукашенко во время того самого совещания, на котором запретил повышать цены, возмутился, что военные, на поддержку которых он рассчитывает после 2020 года, живут не так хорошо, как представители торговли.

— А что у нас имеют военные? Они что, вовремя квартиру получили? Они сегодня денежное довольствие получают бешеное? Их дети в шоколаде? А теперь посмотрите на торгашей. Заработанное вывезли и разместили за границей. Дворцы, особняки за границей. Это что за особый класс у нас — сфера торговли, посредники и прочие? — говорил политик, не уточняя, что средняя зарплата в розничной торговле в Беларуси ниже средней по стране.

А что экономисты в системе?

Как видно, они на ситуацию не влияют. Александр Лукашенко приказал разработать популистское, но не основанное на экономической логике решение, — их задача всего лишь придумать, как это реализовать. Возразить попытался премьер Роман Головченко, который указал, что «жесткое ценовое регулирование не способ решения всех проблем». А первый вице-премьер Николай Снопков указал, что «инфляция всегда сопровождает экономический рост». Но не более того.

— Они [экономисты, работающие в системе] в общем-то и раньше ни на что не влияли. Их влияние могло быть экспертным: пришли, рассказали, убедили. Сейчас они звучат неубедительно, потому что у Лукашенко есть какие-то другие приоритеты. Очевидно, что они не связаны с благосостоянием народа и его комфортной жизнью. Они связаны с удержанием власти и его личной безопасностью. Поэтому он принимает решения, исходя из своей логики, — соглашается Владимир Ковалкин.

Впрочем, вероятно, экономисты среди топ-чиновников не так сильно нужны, учитывая, что Александр Лукашенко выдает себя за экономиста.

Возможно ли такими мерами долго сдерживать цены

— Цена — это результат работы экономики, спроса и предложения. Нет смысла пытаться останавливать или повышать, понижать цены. Следовало бы работать с другими вещами, от которых эти цены зависят, — говорит Владимир Ковалкин.

Подобные директивы и постановления могут действовать сколько угодно долго, отмечает экономист, — бумага все стерпит, дополняет он.

— Другой вопрос, какие эффекты это окажет на рынок. Понятное дело, что при нерыночных ценах появится дефицит и серый рынок. Кто хочет представить и понять, как это будет, можно вспомнить поздний Советский Союз и первые годы после его распада. В СССР цены устанавливались на все. В результате машину ждали десять лет, хотя имели деньги на нее, какую-то мебель могли купить, тоже простояв в очереди 5,7,10 лет. Это то, что ожидает белорусов в том случае, если это продлится сколько-нибудь долго. Параллельно с этим будет развиваться серый рынок. Там можно будет купить все что угодно, но за рыночные цены, которые будут выше, чем могли бы быть без регулирования, просто потому, что в них будет заложена риск-премия, а также дорогая логистика, потому что одно дело возить фурами в крупные магазины, и другое дело возить Пассатом Универсалом в мелких объемах.

Другой вариант развития событий — отмена регулирования и их возврат на рыночный уровень. Но если вводили регулирование цен по политическим, а не экономическим мотивам, то и отменять будут по ним же.

— То, что происходит, находится за пределами экономической логики. С ценами борются не такими способами, как это делают в Беларуси. Если есть желание побороть инфляцию, то это делается монетарными методами Нацбанка, сокращением госрасходов со стороны Минфина. Тогда инфляция припадает либо становится на один уровень с другими странами. Плюс смотрят, за счет чего она выстрелила, где не хватает предложения, и пытаются развивать импорт либо экономику в той области, где цены получаются выше мировых. А также развивают конкуренцию (этим и должен был бы заниматься МАРТ). Вот самый понятный и простой рецепт, — объясняет Владимир Ковалкин.