Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Должны раскаяться, публично извиниться». В Сети опубликовали подробности указа о возвращении уехавших белорусов
  2. Лукашенко подписал указ о создании комиссии для работы с желающими вернуться на родину
  3. «Предусмотрено открытое, свободное голосование». Швед рассказал об указе о создании комиссии по уехавшим белорусам
  4. «Кто-то называет 2000 человек, кто-то — до 4000». Лукашенко не считает, что из Беларуси уехало много людей
  5. Эйсмонт рассказала, что Виктор Лукашенко делал в ОАЭ
  6. СМИ Зимбабве выдвинули версию, зачем Лукашенко приезжал в их страну
  7. Большой госдолг, рост расходов на национальную оборону и инфляция выше прогнозируемой. Изучили бюджет на 2023 год
  8. Мобилизованные россияне все чаще отказываются воевать, РФ занимается реструктуризацией армии. Главное из сводок
  9. Минфин предупредил о резком росте ставок акцизов на сигареты и алкоголь. За этим последует повышение розничных цен
  10. В Турции и Сирии борются с последствиями сильного землетрясения, уже известно о сотнях жертв. Показываем, что там происходит
  11. Резников остается на посту министра обороны Украины
  12. Новая укрепленная российская база в Крыму, захват Николаевки и военный госпиталь в детской больнице. Главное из сводок


В Беларуси, с одной стороны, правительство принимает жесткие меры по сдерживанию цен, заявляя о заботе о финансах граждан, с другой стороны, на следующий года власти запланировали массовое повышение налогов, что неизбежно ударит по карманам не только бизнеса, но и людей. Не противоречат ли друг другу эти два направления госполитики и к чему они ведут, рассказали «Зеркалу» эксперты проекта «Кошт урада».

Фото: morgenstern.bloger.by
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: morgenstern.bloger.by

Джон Мейнард Кейнс, основоположник одного из важнейших направлений в экономической мысли Запада XX века, впоследствии названного в его же честь, о России говорил как о стране, о которой чрезвычайно трудно судить с позиции здравого смысла (экономист говорил так о Советской России. — Прим. ред.). Это как нельзя лучше подходит сейчас к ситуации в Беларуси в целом и управлению ее экономикой в особенности. Тем не менее, в том, что касается одновременных действий властей по жесткому ценовому контролю и повышению взимания налогов, есть определенная логика. Специфическая.

Во-первых, власть — это понятие собирательное. Это конгломерат из широкого набора акторов, где непосредственные цели каждого могут отличаться или даже идти вразрез с другими, как в басне «Лебедь, рак и щука». Пока одним важно остановить рост цен для стабилизации экономики другим важна собираемость налогов и их объем. Теоретически для согласования подобного рода целей существует Совет министров, но на практике не раз бывало, что решения, принимаемые там, могли быть не только разнонаправленными для исполнителей, но и взаимоисключающими. Поэтому удивляться, тому, что государство одновременно декларирует заботу о доходах населения и повышает налоги, не приходится.

Во-вторых, забота о доходах населения, которые уже восемь месяцев падают, продиктована в том числе тем, что такая ситуация снижает налогооблагаемую базу. Нет роста доходов — нет роста налоговых поступлений. А бюджет и без того планируется с дефицитом. Вариантов для покрытия дефицита не так много (это внешние или внутренние ресурсы). Зарубежных средств нам приходит все меньше. Россия лишь отсрочила выплаты по белорусским долгам. О кредитах МВФ и евробондах можно забыть. Выход с облигациями на российский рынок, пожалуй, будет. Но тут возникает вопрос спроса — там за свободные рубли нашим заемщикам придется конкурировать с российским государством, которое тоже перешло к тактике заимствования внутри страны. Вот и получается, что едва ли не основной источник средств для Беларуси сейчас — внутренний. Здесь для достижения своих целей государство, кажется, руководствуется принципом «чтобы корова давала больше молока и меньше ела, ее надо больше доить и меньше кормить».

Отказаться от повышения налогов правительство не может. Деньги очень нужны. Забота об уровне жизни людей, на этом фоне по большому счету носит популистский характер. Кроме того, смысл сдерживать цены может быть лишь ширмой, за которой скрывается передел рынка в угоду «правильных» бизнесов и (или) более пристальный контроль за частным бизнесом.

В таком случае как ручное регулирование цен, так и повышение налогов может служить не только росту поступлений в бюджет, но и изменению потоков поступлений.

Оба решения — как в области ценообразования, так и налогообложения — имеют близкие и долгосрочные последствия. Ближайшие могу выглядеть вполне позитивными: снижение инфляции, рост поступлений в бюджет. А вот долгосрочные — напротив. Это снижение качества деловой среды, ассортимента в торговле, банкротства бизнесов или их уход с рынка. Повышение налогов для населения только усилит эти тенденции. Однако долгосрочное планирование сейчас, кажется, не является сколь-нибудь важным, здесь бы день продержаться, да ночь простоять.