Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Украина ввела санкции против содействующих российской агрессии компаний. Среди них — несколько белорусских
  2. «Один в один». Техноблогер Wylsacom нашел китайский ноутбук, который подозрительно похож на белорусский H-book, а стоит дешевле
  3. Синоптики рассказали, какой будет наступающая рабочая неделя и чего ждать от февраля
  4. «Мстят за безвиз и другие добрые начинания». Глава Госпогранкомитета обвинил Украину и других соседей в напряженной ситуации на границе
  5. Почти 2000 юрлиц. Правительство существенно расширило список компаний, иностранным владельцам которых запретили распоряжаться акциями
  6. В боях под Угледаром погиб белорус Эдуард Лобов
  7. Экс-генерал НАТО победил на президентских выборах в Чехии
  8. Украина бьет по российским тылам, Россия пытается обучить воевать школьников и студентов. Главное из сводок на 340-й день войны
  9. Приближенный к Лукашенко бизнесмен давно под санкциями, но продолжает зарабатывать в Европе. Рассказываем подробности
  10. Атака беспилотников на Иран: рассказываем, что известно
  11. В Иране прогремели взрывы на стратегических объектах
  12. Девушка на два миллиона. Арина Соболенко победила Елену Рыбакину в финале Australian Open — рассказываем подробности матча


Чем бы ни была вызвана скоропостижная смерть министра иностранных дел Беларуси Владимира Макея, она не может не наводить на определенные мысли об Александре Лукашенко, который старше умершего министра на четыре года. В демократических странах переизбираемые лидеры государств достаточно редко умирают на своих постах. Но автократы очень часто сами себя загоняют в ловушку, выход из которой нередко находится лишь на артиллерийском лафете. А сама смерть правителя часто приводит к схватке за власть, далекой от той процедуры, что прописана в законах. Тем не менее проведем мысленный эксперимент и представим, что в Беларуси действительно работают все принятые на сегодня законы. Что в таком случае произойдет, когда умрет Александр Лукашенко?

Фото: Reuters
Александр Лукашенко и его сын Николай стоят рядом с гробом покойного президента Венесуэлы Уго Чавеса во время его похорон в Военной академии в Каракасе, 8 марта 2013 года. Фото: Reuters

Лукашенко умер — что дальше?

Трижды измененная за время правления Лукашенко Конституция в нынешнем виде — это основной закон суперпрезидентской республики, в которой глава государства наделен огромными полномочиями. Белорусский президент даже выведен за пределы демократического триумвирата исполнительной, законодательной и судебной властей и находится как бы над ними, обладая прописанными в Конституции возможностями влиять на каждую из ветвей. Смерть президента, наделенного подобными полномочиями — случай экстраординарный.

Конституция Беларуси описывает несколько вариантов развития событий, при которых страна может остаться без президента. Помимо отстранения по болезни и импичмента, связанного с изменой родине и совершением тяжелых преступлений, это также может быть смерть — естественная либо насильственная. Причем для каждого из этих двух вариантов предусмотрен свой сценарий.

Что будет, если Лукашенко умрет своей смертью?

Вариант, в котором правитель умирает естественным путем — например, от болезни, старости или в автокатастрофе — упомянут в Конституции вскользь. Вместе с отставкой по собственной воле, либо по состоянию здоровья, либо с использованием процедуры импичмента он отнесен к случаям «вакансии должности президента», которые ведут к организации новых президентских выборов (об их сроках — ниже).

При этом до избрания и вступления в должность нового президента его обязанности в соответствии с Конституцией должен будет исполнять председатель Совета Республики. Сейчас этот пост занимает Наталья Кочанова. Таким образом, если Лукашенко умрет (а также серьезно заболеет, будет уличен в совершении преступления или измене родине), именно эта уроженка Полоцка, прошедшая путь от диспетчера водоканала до технически второго человека в государстве, должна будет стать исполняющей обязанности президента Беларуси.

В первоначальной версии Конституции 1994 года в случае вакансии должности президента его полномочия переходили к председателю Верховного Совета — спикеру на тот момент однопалатного парламента страны. А в предыдущей версии, принятой после референдумов 1996 и 2004 годов, полномочия президента в случае появления вакансии доставались премьер-министру.

А если Лукашенко убьют?

Согласно нынешней редакции Конституции, если президент Беларуси погибнет в результате покушения, совершения акта терроризма, военной агрессии или из-за других насильственных действий, то в стране немедленно должно быть объявлено чрезвычайное либо военное положение. Ничего похожего на эту норму в основном законе 1994 года и редакциях 1996 и 2004 годов не было. В них вообще не делалось разницы между причинами отсутствия президента на должности, а его смерть никак не увязывалась с обязательным введением военного либо чрезвычайного положения.

Фото: euroradio.fm
Фото: euroradio.fm

Введение режимов чрезвычайного и военного положения обозначает ограничение прав и свобод граждан с одновременным увеличением полномочий некоторых органов власти. В частности, чрезвычайное положение может сопровождаться ограничениями на свободу передвижения, усилением «охраны общественного порядка», установлением ограничений на продажу, приобретение и распределение продуктов питания, запрещением либо ограничением собраний, митингов, уличных шествий, запрещением забастовок, досмотром транспортных средств. В целом здесь почти нет ничего такого, к чему бы не привыкли белорусы в последние два с половиной года.

Военное положение, кроме вышеперечисленного, может сопровождаться установлением комендантского часа, в течение которого гражданам запрещается находиться вне жилищ или перемещаться между населенными пунктами без удостоверений личности или пропусков. Кроме того, режим наделяет дополнительными правами в отношении граждан органы военного управления, обязывает белорусов участвовать в работах оборонного характера, позволяет изымать у них (с предоставлением компенсации) имущество, необходимое для нужд обороны. В такой период запрещается изготовление и распространение информации о госорганах и вооруженных силах кроме случаев, когда оно согласовано с органами военной цензуры. Гражданам, состоящим на воинском учете, во время военного положения запрещается покидать место жительства без разрешения военного комиссариата.

Власть в стране в случае гибели Лукашенко перейдет в руки Совета Безопасности. Состав этого коллегиального органа, который в определенных случаях может претендовать на всю полноту власти в стране, даже не прописан в Конституции, а определяется самим Лукашенко. В «нормальной» ситуации председателем Совета Безопасности является глава государства, но в случае его насильственной гибели заседаниями Совбеза должен будет руководить председатель Совета Республики — то есть снова Наталья Кочанова. Все государственные органы Беларуси и должностные лица страны, согласно Конституции, должны будут выполнять в этот период решения Совета Безопасности.

Наделение Совбеза функциями «коллективного президента» стало «принципиальным решением» Лукашенко, анонсированными в апреле 2021 года. Так он отреагировал на «дело о государственном перевороте», который якобы готовили политики Григорий Костусев, Александр Федута и юрист Юрий Зенкович. Тогда Лукашенко заявил, что «даже если меня не будет, по-народному говоря, „только через мой труп“ и так далее, у них ничего не получится».

При таком стечении обстоятельств особую роль в управлении государством должен играть и госсекретарь Совета Безопасности, хотя, согласно Конституции, он будет занимать подчиненное положение по отношению к председателю Совета Республики. Сейчас госсекретарем белорусского Совбеза является уроженец российской Казани Александр Вольфович, отметившийся, в частности, тем, что называл «фейковой ситуацией» зверства российских войск в Буче.

Александр Вольфович по время посещения БелАЗа 12 октября 2022 года. Фото: Ян Горбанюк, «Ваяр»
Александр Вольфович по время посещения БелАЗа 12 октября 2022 года. Фото: Ян Горбанюк, «Ваяр»

А когда новые выборы?

В случае естественной смерти Лукашенко новые выборы теоретически должны проходить в обычном режиме — их организует ЦИК, который, в свою очередь, по новым правилам формируется Всебелорусским народным собранием. Согласно Избирательному кодексу, если должность президента оказалась вакантной, то выборы проводятся не ранее чем через 30 дней и не позднее чем через 70 дней со дня открытия вакансии.

В случае насильственной смерти президента ситуация оказывается неопределенной. Дело в том, что обновленная Конституция вообще не оговаривает сроки проведения выборов в ситуации, когда глава страны был убит и власть перешла в руки Совета безопасности. Сказано, что вводится чрезвычайное либо военное положение на всей территории страны, власть переходит Совбезу — и все. При этом в законе о военном положении указано, что выборы и референдумы в период военного положения вообще не проводятся. Похожие нормы содержатся и в законе о чрезвычайном положении.

И вот дальше начинается самое интересное. Если срок действия чрезвычайного положения, вводимого на всей территории страны, не может превышать 30 суток, то срок действия военного положения вообще никак не ограничен. Оно может быть отменено указом президента лишь после устранения обстоятельств, послуживших основанием для введения военного положения. Учитывая, что президентские полномочия после насильственной смерти главы государства должны перейти Совету Безопасности, именно этот орган под руководством председателя Совета Республики должен будет принять решение об отмене — в срок, который сочтет подходящим. И уже после этого «включаются» полномочия Центризбиркома с его «вилкой» из «не ранее чем через 30 дней и не позднее чем через 70 дней».

То есть теоретически срок назначения президентских выборов после насильственной смерти президента может быть вообще любым.