Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. С 1 февраля повысили некоторые пенсии. Рассказываем, кто получит прибавку, а кто — нет
  2. Нехватка денег, еды и одежды. Эксперты ООН изучили ситуацию с украинскими беженцами в Беларуси и узнали, хотят ли они домой
  3. «Расстреляли на глазах у всех и закопали прямо в траншеях». Бывший вагнеровец рассказал о войне, Пригожине и своем побеге
  4. По прозвищу Крокодил. Рассказываем, что за политик принимает Лукашенко в Зимбабве и почему эта страна очень похожа на Беларусь
  5. «Белорусы — это же не россияне». Спросили у жителей украинского приграничья о вероятности вступления Беларуси в войну
  6. Партия Гайдукевича потребовала от Международного уголовного суда привлечь к ответственности президента и премьера Польши. Что ответили в МУС
  7. Житель Логойского района сжег автомобиль начальника местной ГАИ
  8. Захват «штурмовыми отрядами добровольцев» Благодатного, госпитали в роддомах, где ждать «неизбежного» наступления РФ. Главное из сводок
  9. Школьникам хотят показывать по субботам советское кино и фильмы про войну. Даже те, где есть ограничения по возрасту из-за недетских сцен
  10. «Не отбыла даже хотя бы половину срока». Замглавы администрации Лукашенко рассказала, почему отказано в помиловании россиянке Сапеге
  11. ВДВ РФ могли потерять в Украине до 50% личного состава, наступление под Бахмутом продолжается. Главное из сводок штабов
  12. Чемпион Беларуси по футболу сыграл договорной матч? СК возбудил уголовное дело в отношении представителя «Шахтера»
  13. Россия очень не хотела, чтобы Украина вступила в НАТО, — но, кажется, это уже случилось де-факто. Объясняем, что произошло
  14. «Увидим формирование военно-силового блока с политическими амбициями». Эксперты — о шансах Позняка стать серьезной политической силой
  15. В Беларуси не удается решить хроническую проблему на рынке труда. О ней говорят и власти, и эксперты
  16. Похоже, санкции действуют. Россия отправила на войну «новейший танк» — рассказываем, что с ним не так и при чем здесь Беларусь


Глава Минздрава Дмитрий Пиневич накануне заявил, что зарплата врачей в Беларуси — 2300 рублей, а среднего медперсонала — около 1300 рублей. «Зеркало» узнало у медиков, сколько они получают, хватает ли этих денег на жизнь и каким они видят свое будущее.

Фото: pixabay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Pixabay

«Зарплаты хватает оплатить кредит за квартиру и не умереть с голоду»

Григорий (имена героев в тексте изменены. — Прим. ред.) шесть лет работает врачом-онкологом. Сложная ли у него работа, мужчина рассуждать не берется, мол, «понятие это растяжимое» и смотря с чем сравнивать, но к такому труду он уже привык. Собеседник говорит, что он не очень эмоциональный, поэтому работать с онкопациентами ему не тяжело, плюс к этому «эмоциональное выгорание делает из врача камень».

— Мой рабочий день длится восемь часов, пятидневная рабочая неделя. Также один раз в месяц я выхожу на смену в субботу, она «оплачивается» словами благодарности от администрации учреждения. Дежурства, дополнительные ставки, расширенные зоны и прочее я не беру, потому что доплаты за них — оскорбления в расчетном листе, — рассказал Григорий.

Мужчина говорит, что озвученная недавно министром здравоохранения зарплата врача в 2300 рублей — «недостижимая цифра для онкоцентра». Например, у нашего собеседника заработок с доплатами за вредность и сложность труда — около 1300 рублей. Последние два месяца администрация учреждения выплачивает премии сотрудникам в размере оклада, у Григория это 300 рублей.

— Зарплаты хватает только оплатить кредит за квартиру и не умереть с голоду. Последние пару месяцев ем, в основном, заказную готовую еду, что позволяет сэкономить время и заняться более важными вещами, чем готовка и поход в магазин. Мой отдых — на диване с бутылкой пива, куда-то выехать в настоящее время не хватает денег. К примеру, на море вылететь сейчас очень дорого, в Европу дорога закрыта, в Россию ехать зашквар и противно.

Фото: Reuters
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

Григорий уверен, что труд медиков — врачей, среднего и младшего персонала — в Беларуси оплачивают недостойно. Отсутствие финансового стимула и конкуренции приводит к деградации врача как специалиста, что в итоге сказывается на уровне оказываемой помощи.

— Непринципиально, умеешь ты делать высокотехнологичные крутые операции или нет, хватает ли у тебя уровня знаний и интеллекта быстро поставить диагноз и начать лечение или нет, зарплата у тебя останется такая же абсолютно.

В целом все, что говорит глава Минздрава, Григорию «по барабану», потому что «правды там нет». Администрация учреждения, где работает собеседник, «прекрасно понимает, в какой ситуации сейчас находится белорусское здравоохранение», кто-то из руководства старается морально поддержать своих сотрудников.

— У меня есть опыт работы врачом на Западе, я подумываю снова туда вернуться, но не могу это сделать прямо сейчас — личные обстоятельства. Пока по плану переподготовка на другую врачебную специальность, получение категории и уход в частную медицину.

«Врачей уже не держат заработки»

Максим выучился на врача анестезиолога-реаниматолога и по распределению попал в больницу райцентра. Отработка у него уже закончилась, но увольняться и уезжать он не стал. Его жена тоже медик, она работает в одном городе с супругом.

— Я работаю на ставку и бывает еще несколько часов, если надо кого-то заменить. Переработок у нас нет, все места анестезиологов-реаниматологов заняты. Но это потому что в год, когда я приехал на отработку, со мной распределились еще врачи — мы закрыли дефицит кадров. А до этого персонал работал по 1,5−2 ставки.

Наш собеседник работает посуточно дежурным врачом. Его пациенты — это люди, которые поступают на скорой с угрозой для жизни, или те, кто находится в стационаре и им нужна экстренная помощь. Максим морально научился справляться с эмоционально травмирующими факторами, а вот с физической усталостью тяжелее, особенно если приходится заменять коллег. Но одно хорошо: врачам его профиля начали платить хорошую зарплату.

Фото: Olga Kononenko, Unsplash
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Olga Kononenko, Unsplash

— Для анестезиологов-реаниматологов новые надбавки назначили в размере 200% от оклада, а он у меня 370 рублей, уже получается около 1100 рублей. Плюс все остальные надбавки, в результате на руки я получаю около 2300 рублей. Это хороший заработок.

Однако такая зарплата не радует Максима. Он говорит, что нет позитива даже от хорошего отношения руководства больницы и местного исполкома к молодым сотрудникам, нет восторга от арендной квартиры, которую выделили семье.

— Наверное, ситуация в стране держит в напряжении. Поэтому много людей уезжают из Беларуси, врачей уже не держат заработки. Они уезжают еще и за лучшей жизнью и спокойствием. Мы с женой в ближайший год тоже собираемся уехать в Европу, сейчас учим язык. Так что часть зарплаты идет на репетитора.

Максим говорит, что даже если власть сменится, то они все равно уедут. Не хотят чувствовать себя «обслуживающим персоналом» — именно так, неуважительно, по его мнению, относятся пациенты к медикам.

«Хватаюсь за любые подработки, иначе денег не хватает даже на еду и оплату коммунальных услуг»

Виктория продолжительное время работает медсестрой, последние годы она трудится в медпункте одного из центров республиканского значения — занимается спортсменами.

— Контролирую санитарное состояние спортсооружений, оказываю первую доврачебную помощь во время спортивно-массовых мероприятий, также кому-либо из наших посетителей, работников, если это необходимо. В сезон травм бывает очень много, — рассказала женщина.

Медсестра говорит, что работа у нее стрессовая. В первую очередь это происходит из-за давления руководства на сотрудников. Например, несколько лет назад работников под угрозой увольнения заставили вступить в профсоюз. Теперь из заработка удерживают профсоюзные взносы, а «толку от него никакой, матпомощь надо вымаливать и еще доказать, что ты в ней нуждаешься».

Фото: TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

— На медиков вообще наплевать. В нашем медкабинете летом зашкаливающая жарища, температура доходила до 30−32 градусов. Рядом в помещениях установили кондиционеры, сказали, что там люди бывают, мол, там нужнее. А мы, значит, не люди?

Зарплата Виктории — от 750 до 950 рублей в месяц.

— Сумма зависит от наличия денег в фонде экономии. Денег категорически не хватает, потому что я снимаю квартиру. Хватаюсь за любые подработки — уборка квартир, посудомойка в кафе. Иначе денег не хватает даже на еду и оплату коммунальных услуг. Экономлю на всем, стараюсь покупать еду на акциях и скидках, а одежду — в секонд-хендах.

Отойдя от темы заработка и условий работы, Виктория поделилась наболевшим: их подразделение заказывает медикаменты для медпункта, при этом на закупку введен строгий лимит. Женщина говорит, что приходится «чуть ли не на коленях выпрашивать у главного бухгалтера разрешение на очередную закупку», в ответ медики выслушивают претензии и вопросы, почему так часто покупают препараты, много тратят денег. При этом специалист отметила, что последняя закупка на сумму 500−600 рублей была в мае этого года.

«Пришлось оформить карту рассрочки, чтобы купить хорошую обувь»

Фельдшер Алина работает как самостоятельный сотрудник на станции скорой медицинской помощи в Минске, она ездит на вызовы с медсестрой и выполняет функции врача. Сотрудница оформлена на 1,5 ставки, при такой загрузке в месяц у нее выходит не менее 10 смен по 24 часа. Также девушка берет дневные или ночные подработки, в целом в месяц она работает 240−252 часа. У Алины еженедельно два выходных дня, иногда она работает сутки, а на следующие сутки отдыхает.

— Получаю около 1300−1400 рублей, ее выдают двумя частями: 300 рублей аванс и 1100 рублей основные выплаты. При этом врач скорой помощи зарабатывает около 2000 рублей (но это тоже на 1,5 ставки), — рассказала о своем доходе Алина.

Фото: пресс-служба Минздрава Беларуси
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: пресс-служба Минздрава Беларуси

Девушка призналась: этих денег на жизнь ей не хватает. Из заработка 400 рублей уходит на аренду комнаты и оплату интернета, но, возможно, года через три эти траты станут меньше — подойдет очередь на общежитие. Раз в год Алина может куда-то съездить, правда, поездки всегда бюджетные. Нормально питаться с таким графиком девушке тяжело, бывает, что после рабочей смены она приходит домой и сразу ложиться спать. А когда есть время, то она чаще покупает в магазинах полуфабрикаты или что-то готовое, ест яйца, овощи и закатки от мамы. Покупка одежды превратилась для собеседницы в важный и осознанный процесс, требующий подготовки — надо выбрать самое нужное, обязательно качественное.

— Два месяца назад пришлось оформить карту рассрочки, чтобы купить хорошую обувь. В последний год отложить что-то из зарплаты сложно. Хотя отмечу, что все-таки рост заработной платы есть, но он не покрывает рост цен.

Поработав на скорой, Алина поняла, насколько это тяжелая работа. От постоянного поднятия тяжестей у нее и коллег болит спина. Каждый год девушка говорит себе, что надо уходить, но остается, потому что любит эту работу и коллектив.

— В медицине сложно что-то найти с хорошей зарплатой. А я девушка, которая хочет носить красивую одежду, покупать дорогую косметику и пахнуть хорошими духами. Скорее всего, 2023 год станет моим последним годом работы на скорой помощи.

«Не вижу здесь своего будущего»

Врач-хирург Марина после учебы в медуниверситете попала на отработку в клинику в Минской области. Ее супруг — тоже медик, но их распределили в разные города, хотя они просили семью не разъединять.

— Работаю на ставку дежурным хирургом, смена — с 15.30 до 8.00, бывает и посуточная работа. Работа сложная, ответственность огромная. Порой морально и физически очень тяжело. Иногда ночью бывают экстренные операции по два-три часа, поступления в приемное один за одним, — рассказала о своей работе молодой медик.

Но девушке нравится хирургия, тяга к профессии сглаживает недостатки, но удовольствия от своей работы она не получает. Оценка труда врача в виде зарплаты Марину тоже не радует — она получает около 1250 рублей.

Фото: Минздрав
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: пресс-служба Минздрава Беларуси

— На проезд на маршрутках к месту работы трачу где-то 15% от заработка. На оплату коммунальных уходит 60−80 рублей в месяц. Телефон, интернет еще 50 рублей. Остается рублей 800.

Марина не подсчитывала, сколько точно из этой суммы у нее уходит на еду и бытовые расходы, но денег хватает от зарплаты до зарплаты только если тратить их на продукты. На одежде ей приходится экономить, во время отработки она поняла, что надо забыть о модных магазинах, дорогой косметике и прочем.

— Я не уже не слушаю, что говорит наше министерство, потому что правды там мало. По расчетному листу оклад врача — 300 рублей. Остальное — разные надбавки, которые регулируют в зависимости от твоего поведения. Есть такая интенсивность работы, ее регулирует лично главврач, к сожалению, не справедливо, не за заслуги, а исходя из твоего отношения к власти. Знаю людей, которые были замечены в 2020 году в протестах, им надбавки урезаны полностью.

Новая надбавка, которую для медиков ввели взамен ковидных доплат, в расчетном листе Марины называется «за работу в здравоохранении». По данным собеседницы, работникам приемного отделения обещали доплачивать 135% от оклада. Однако девушке, как сотруднице этого отделения, платят только 80%. Достойная зарплата только у реаниматологов и администрации, все остальные выживают, говорит она.

— В будущем мы с мужем переезжаем за границу, потому что здесь я не вижу своего будущего. Здесь остаются возрастные родные, что делает переезд невыносимо тяжелым. Но лучше присылать им деньги и приезжать, чем пытаться выживать всем вместе здесь.

«Не голодаю, но это необходимый минимум»

Ангелина родом из большого города, на отработку она попала в регион, теперь она — врач-лаборант зонального центра гигиены и эпидемиологии. Рабочее место девушки в баклаборатории, куда из больниц и поликлиник поступают на исследования мазки и биоматериал, а также ПЦР-тесты.

Девушке дали общежитие, она живет одна в комнате, рядом в блоке есть санузел. Кстати, ей предлагали арендное жилье, но от него медик отказалась. Ангелина работает на 1,25 ставки, ее рабочий день — с 8.00 до 17.15. Рабочий день должен длиться дольше, но из-за того, что врач работает во вредных условиях, его сократили. По той же причине медику дают несколько дополнительных дней отпуска.

Фото: Pixabay
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Pixabay

— Сижу одна в кабинете, целый день просматриваю анализы. Конечно, по сравнению с врачами-лечебниками мне проще в том, что не надо никуда ходить и контактировать с пациентами. Но я работаю с бактериями — это опасность для здоровья, к тому же мне очень важно не ошибиться в расшифровке анализа, ведь от этого зависит правильность лечения человека. Только когда начинала работать, у меня часто проявлялись симптомы простуды — наверное, организм ловил разные бактерии, которые находились в лаборатории. Но потом иммунитет стал крепче, сейчас работаю без побочки, — рассказала о нюансах своей работы Ангелина.

Зарабатывает девушка от 1300 до 1600 рублей в месяц (максимальный заработок выходит нечасто), сюда входят надбавки за сложность, напряженность, вредность, как молодому специалисту. Размер некоторых надбавок регулирует руководство. Ангелина говорит, что старшие коллеги, у которых есть стаж работы по специальности, получают примерно на 100 рублей больше.

— Мне одной этих денег хватает. Я не голодаю, но это тот необходимый минимум, который позволит прожить без излишеств. Мне надо еще копить деньги, чтобы куда-нибудь поехать, сделать крупную покупку, например, куртку или пальто.

После отработки Ангелина планирует вернуться в родной город, туда, где живет ее семья. В это время она уже не будет молодым специалистом и еще не получит квалификационную категорию, а значит, денег будет получать меньше. Но уходить из медицины девушка не хочет, разве что наберется чуть больше опыта и перейдет работать к частнику — там заработки побольше.