Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. На чемпионате Европы по футболу позади первый тур. Вот как дебютировали португальцы с Криштиану Роналду
  2. Эксперты рассказали, повлияют ли на Путина итоги Саммита мира и что стоит за заявлением его кума — экс-депутата Рады Медведчука
  3. Лукашенко опять пожаловался на беларусов. Что на этот раз
  4. Задержанного за взятки первого замглавы БелЖД уволили «по статье»
  5. Российское госСМИ сфальсифицировало интервью главы МАГАТЭ Гросси — эксперты рассказали, с какой целью
  6. «К сыновьям Лукашенко три раза в день подбегает кто-то с палкой, бьет и убегает». Поговорили с необычным «решалой» проблем в Беларуси
  7. Беларуска смогла снять в Польше художественный фильм о событиях 2020-го. Рассказываем, что из этого вышло
  8. Банкротится известный производитель детского питания
  9. Прослушивали, похищали рукописи, избили, заставили эмигрировать и поливают грязью сейчас. Как власти издевались над Василем Быковым
  10. Лукашенко годами требует решить вопрос с умирающими магазинами «у дома». В соседней Польше это давно сделала «Жабка» — вот как
  11. Ушел в банкротство один из производителей колбасной продукции. Среди прочего он выпускал паштеты, зельцы и рулеты
  12. «Нет, не золотые». Государство закупает для подарков тарелки, которые стоят по 1530 рублей за штуку — спросили, почему так дорого
  13. «Все хотят податься в первый день». В Минске выпускники выстроились в огромные очереди на апостиль
  14. В Израиле отменили конференцию к 80-летию освобождения Беларуси из-за антисемитских высказываний Лукашенко
Чытаць па-беларуску


10 февраля телеграм-канал «Live. Сообщество железнодорожников Беларуси» возобновил работу после почти трехнедельного молчания. До этого его автор, Сергей Войтехович, объяснял, что его 15-летнего брата «взяли в заложники» белорусские спецслужбы. Он сообщил, что сотрудники КГБ таким образом давили на него и требовали прекратить деятельность и удалить телеграм-канал, регулярно рассказывающий о переброске российской техники и живой силы в Беларусь. Войтехович рассказал «Зеркалу», как пережил шантаж спецслужб и почему в итоге не пошел на сотрудничество с силовиками.

Представители «Рабочага руху» Дмитрий Тит, Юрий Равовой и Сергей Войтехович (крайний справа) на встрече со Светланой Тихановской в Варшаве. Польша, 6 октября 2021 года. Фото: tsikhanouskaya.org.
Представители «Рабочага руху» Дмитрий Тит, Юрий Равовой и Сергей Войтехович (крайний справа) на встрече со Светланой Тихановской в Варшаве. Польша, 6 октября 2021 года. Фото: сайт Светланы Тихановской

Сергею Войтеховичу 24, четыре года он отработал осмотрщиком грузовых вагонов в Минском депо БЖД. В 2021-м он присоединился к движению «Рабочы рух» (позже власти признали его экстремистским формированием).

19 августа 2020 года создал телеграм-канал «Live. Сообщество железнодорожников Беларуси». После 24 февраля стал рассказывать не только о незаконных увольнениях и ситуации на предприятии, но и о том, как Россия с помощью белорусской железной дороги перебрасывает военных, боеприпасы и технику (не только свою, но и старую белорусскую) для войны в Украине. Также канал рассказывал о деятельности «рельсовых партизан».

Канал «Live. Сообщество железнодорожников Беларуси» также признан экстремистским формированием. В отношении Войтеховича возбуждено дело как минимум по двум статьям УК: 356 (Измена государству) и 361−1 (Создание экстремистского формирования либо участие в нем). Сам Сергей сейчас находится в Польше.

«Сказали передать, чтобы я прекратил деятельность и удалил канал или написал сотруднику КГБ, который меня „вел“»

После отъезда из Беларуси в квартиру к родителям Сергея Войтеховича с обысками приходили регулярно в 2021—2022 годах. По словам парня, были периоды, когда домой приходили «стабильно раз в три месяца».

— Изымали мои вещи, документацию, старый ноутбук, — объясняет собеседник. — Уже в ноябре-декабре 2022 года кагэбисты начали выходить на родителей и просить, чтобы я прекратил деятельность. Первый раз на работу к маме, она продавец, приехали человек шесть. Она от неожиданности, конечно, испугалась. Тогда они передали просьбу, чтобы я перестал вести телеграм-канал. Мама мне передала их просьбы, я в ответ передал, чтобы они не боялись и связывались со мной напрямую, а не через родителей. Но они не связались.

Войтехович говорит, что таких встреч было две. Параллельно родители молодого человека стали замечать у своего подъезда странных людей, похожих на силовиков в штатском.

— Даже у нас в семье оказался родственник, который сотрудничал с КГБ. Он служит в погранвойсках, — объясняет Сергей. — У меня есть информация, что он рассказывал о реакции моих родителей на любое действие спецслужб. Почему он это делал? Думаю, там много чего пообещали.

По словам молодого человека, под его семью «стали копать» давно, еще с января 2022 года. Говорит, «искали, к чему бы придраться». И нашли.

— В ноябре у моего брата Артема в школе (№ 25 Минска. — Прим. ред.) был конфликт с одним из учеников, — объясняет он. — Что там было, я точно не знаю. Знаю, что ни драки, ни вымогательства — ничего такого. Все решилось на уровне школы и родителей. Силовики уже тогда сразу хотели возбудить уголовное дело, но было понятно, что по сути там ничего нет.

Однако 17 января этого года Артема Войтеховича задержали прямо в школе. По словам Сергея, брата вызвал к себе социальный педагог, попросил помочь:

— Он пришел, а там — милиция. Его сразу забрали и отвезли в Следственный комитет. Родителям позвонили, когда его уже туда привезли, тогда мама и приехала. В СК он пробыл около шести часов. А затем его водворили в ИВС на Окрестина. Он там просидел трое суток. На второй день в СК вызвали маму. Ей снова сказали передать, чтобы я прекратил деятельность и удалил канал или написал сотруднику КГБ, который меня «вел».

«Исполнишь мамину просьбу — подаришь семье счастье на несколько лет вперед»

Сергей написал сотруднику КГБ. Говорит, тот стал «работать психологически»:

— Он начал мне говорить, что «дипломатия лучше войны, это понимают все образованные люди», «дружба дарит больше радости, чем вражда и ссора», что «человек силен своей семьей». Просил («исполнишь мамину просьбу — подаришь семье счастье на несколько лет вперед»), убеждал («исполнить просьбу матери — для мужчины это святое»). Там было видно по ответам, что работает целый отдел. Ты пишешь, проходит 30−40 минут — только тогда ответ. Я заявил, что дружить у нас не получится. И выставил свои условия: брата отпускаете, даете ему выехать, потом только разговариваем. До этого я пообещал не делать никаких публикаций. Со своей стороны эти условия выполнял.

После трех суток на Окрестина Артема отвезли в СК, взяли подписку о невыезде и отправили в Новинки — в РНПЦ психического здоровья на экспертизу. Там подросток находился три недели, до 10 февраля.

— Как я понимаю, с Артемом, даже когда он лежал в Новинках, психологически работали. Все обещали отпустить домой, а потом не делали этого, — объясняет Войтехович.

10 февраля подростка забрали из Новинок прямо в прокуратуру. Туда же вызвали и маму Сергея. Там-то она и узнала, что ее младший сын задержан. Из прокуратуры Артема под конвоем отвезли в СИЗО № 1 на ул. Володарского. А на следующий день — предъявили обвинения по по ч. 2 ст. 208 УК («Вымогательство»). Санкция статьи предусматривает от 3 до 10 лет лишения свободы.

В основе обвинения — тот самый школьный конфликт. По словам Сергея, в протоколе значится, что Артем в ноябре 2022 года на территории школы, якобы угрожая насилием и «причинив телесные повреждения», требовал со знакомого 1500 рублей.

— Чтобы вы понимали, этого ничего не было, — убежден Войтехович. — Думаю, на него завели дело, чтобы он был заложником у них, чтобы на меня давить психологически, настроить родственников и родителей против меня. Я думаю, они продолжат давить. Возможно, будут родителям что-то говорить, что вот ваш сын такой-сякой. Как себя чувствует брат, я не знаю, так как с момента задержания мы не общались. Но Артем — психологически крепкий парень.

«Я не верю в соглашения с КГБ. За удалением канала были бы другие требования»

— Как думаете, почему спецслужбы это делают?

— То, что мне известно — ФСБ недовольна тем, что утекает в открытый доступ информация по передвижениям российских воинских эшелонов, она давит на белорусский Совет безопасности и КГБ. Они ведь рапортуют, что все вроде бы устранено, «пресечена деятельность шпионской сети». Но данные все равно появляются. Люди продолжают с нами работать, присылать информацию.

Для меня это выглядит так, как будто дети обиделись. Они мстят — и все.

— Вы в канале публиковали опрос о том, что сделали бы ваши пользователи. 62% ответивших советовали этот канал удалить. Почему вы этого не сделали?

— Я не верю в соглашения с КГБ. За удалением канала были бы другие требования — например, дать доступ к боту, сдать каких-то людей. То есть этим бы все не ограничилось.

— Как вы себя чувствовали все это время? Как справлялись?

— Я чувствовал злость. Только злость. Помогали друзья и близкие, а также успокоительные.

— Вы предлагали родителям уехать?

— Да. Много раз. Но они до последнего не хотят покидать Беларусь.

— Если дальше продолжится шантаж вашими близкими, вы приостановите работу?

— Нет. Семья — дорогое, но я знал, куда я иду, какие могут быть риски и последствия. Тем более, как они говорят, когда идешь против государства.

— Что будете делать дальше?

— Продолжим работать. Подготовим равноценный ответ на их действия.