Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Все хотят податься в первый день». В Минске выпускники выстроились в огромные очереди на апостиль
  2. Откуда в беларусской вертикали власти берутся женщины? Изучили биографии топ-чиновниц из системы Лукашенко — и вот что выяснили
  3. Прослушивали, похищали рукописи, избили, заставили эмигрировать и поливают грязью сейчас. Как власти издевались над Василем Быковым
  4. Российское госСМИ сфальсифицировало интервью главы МАГАТЭ Гросси — эксперты рассказали, с какой целью
  5. Лукашенко годами требует решить вопрос с умирающими магазинами «у дома». В соседней Польше это давно сделала «Жабка» — вот как
  6. Ушел в банкротство один из производителей колбасной продукции. Среди прочего он выпускал паштеты, зельцы и рулеты
  7. Банкротится известный производитель детского питания
  8. В Израиле отменили конференцию к 80-летию освобождения Беларуси из-за антисемитских высказываний Лукашенко
  9. Эксперты рассказали, повлияют ли на Путина итоги Саммита мира и что стоит за заявлением его кума — экс-депутата Рады Медведчука
  10. «К сыновьям Лукашенко три раза в день подбегает кто-то с палкой, бьет и убегает». Поговорили с необычным «решалой» проблем в Беларуси
  11. Задержанного за взятки первого замглавы БелЖД уволили «по статье»
  12. Беларуска смогла снять в Польше художественный фильм о событиях 2020-го. Рассказываем, что из этого вышло
  13. На чемпионате Европы по футболу позади первый тур. Вот как дебютировали португальцы с Криштиану Роналду
  14. «Нет, не золотые». Государство закупает для подарков тарелки, которые стоят по 1530 рублей за штуку — спросили, почему так дорого
  15. Лукашенко взялся за «щекотливый» вопрос по пенсиям, который несколько лет игнорирует Кочанова
Чытаць па-беларуску


Сегодня исполняется год с начала полномасштабного вторжения России в Украину. При этом ни о каком окончании кровавых событий речи пока не идет: каждый день появляются новые убитые и раненые, а разрушений от российских обстрелов в украинских городах — все больше. И хотя все войны рано или поздно превращаются в главы из учебника, пока все еще неясно, к чему в итоге приведет российская агрессия. Как закончится война в Украине? «Зеркало» спросило политических экспертов.

Украинские военнослужащие возле линии фронта, Донецкая область, Украина , 8 февраля 2023 года. Фото: Reuters
Украинские военнослужащие возле линии фронта, Донецкая область, Украина, 8 февраля 2023 года. Фото: Reuters

«Нет компромисса, который может устроить Украину и Россию»

Старший исследователь «Центра новых идей» Павел Мацукевич отмечает, что вопрос, как закончится война, — по-прежнему открытый, «а сами рассуждения на эту тему могут совершенно справедливо восприниматься как прощупывание неба пальцами».

— С другой стороны, за прошедший год оценки ситуации изменились на противоположные тем, которые звучали в канун или в самом начале войны, — объясняет эксперт. — Они вроде внушают оптимизм, но одновременно метаморфоза, произошедшая с ними, подталкивает к тому, чтобы относиться к ним с известной степенью осторожности. Коренной перелом в войне все же еще не наступил, но уже как будто на подходе. Для нас же в принципе при всей важности того, как закончится война в Украине, главным является вопрос, чем она в итоге обернется для Беларуси.

Для Украины спектр возможных сценариев войны на данном этапе укладывается в два конкретных варианта без полутонов — победу или поражение. Под победой понимается выход Украины на свои границы по состоянию на 1991 год — возвращение Донбасса и Крыма. Этот вариант после года войны выглядит более вероятным, чем второй (не конкретизирую, ибо туман над целями Кремля так и не рассеялся). Такие оценки сейчас являются доминирующими.

При этом аналитик добавляет, что в поражении Кремля можно видеть возможность освобождения и для Беларуси.

— Однако, во-первых, насколько можно судить, такое освобождение, по крайней мере пока, не является целью Украины, а во-вторых — освобождение Беларуси опять же не означает освобождения от Лукашенко, напротив — может предоставить ему выход из объятий Кремля. В той же степени неоднозначны прогнозы сроков войны. Украина, если верить недавнему выступлению Владимира Зеленского на Мюнхенской конференции по безопасности, рассчитывает выбить Россию со своих территорий до конца года, чтобы следующий саммит в Мюнхене стал послевоенным. Западные лидеры более сдержанны и осторожны в своих оценках, почти как в своей помощи по началу войны. Они видят ее долгой и, с моей точки зрения, в этом не ошибаются. Разумеется, чем дольше продлится война, тем выше вероятность того, что Беларусь окажется в ней.

Мацукевич отмечает, что ситуация на фронте может привести стороны за стол переговоров и даже к перемирию. При этом, по его мнению, оно вряд ли будет надежным:

— Сегодня нет компромисса, который может устроить Украину и Россию без того, чтобы Киев или Москва потерпели военное поражение со сменой власти. Хотя любая возможность откладывания войны тоже может быть крайне важна — то, что откладывается, может и не состояться, а со временем даже урегулироваться иным путем. Так или иначе, западная помощь и скорость ее предоставления играют исключительную роль и в сроках, и в итогах войны. Однако Запад старается не переусердствовать, чтобы итогом войны не стал развал России. Конечно, осторожные заявления на этот счет от западных лидеров могут быть тактическим ходом, сдерживающим Москву от ядерной кнопки. Можно вспомнить и о том, что примерно так же в свое время на Западе опасались распада СССР. Есть чего опасаться и в плане кнопки, и в плане развала. В конце концов, если верить Сунь-цзы, правильно вести войну — это стараться одолеть противника, не вступая в сражение. Пока у Запада это получается.

Украинские военнослужащие во время отдыха в Бахмуте,_9 декабря 2022 года. Фото: Reuters
Украинские военнослужащие во время отдыха в Бахмуте, 9 декабря 2022 года. Фото: Reuters

«Завершение боевых действий может оказаться не окончанием войны, а только прелюдией к переговорам»

Украинский политолог и эксперт iSANS Евгений Магда заявляет что этот вопрос — самый распространенный и самый важный на сегодня.

— К сожалению, на него нет однозначного ответа. Год войны позволяет сделать ряд выводов и предположений. Российско-украинская война стала самой масштабной в мире в ХХІ столетии и крупнейшей в Европе после 1945 года, она не позволяет оставаться в стороне никому из ведущих геополитических игроков, — говорит политолог. — Война стала столкновением крупнейшего государства мира (России) и самой большой страны Европы, это неспровоцированная агрессия ядерного государства против страны, добровольно отказавшейся от ядерного оружия.

Буквально год назад большинство западных экспертов предполагали, что Украина развалится под ударом российской армии, а ВСУ не смогут адекватно противостоять ее напору. Случилось все наоборот, и миф о российской армии-победительнице в Украине разрушен. Более того — российские военные проявили себя как мародеры и убийцы, которые готовы преступать нормы международного гуманитарного права. Сегодня Запад устами президентов и премьеров, генерального секретаря НАТО говорит о том, что Украина не может проиграть.

Однако Евгений Магда считает, что этого мало. Сегодня задача-минимум для Украины — восстановить свою территориальную целостность, включая оккупированные в 2014 году Крым и часть Донецкой и Луганской областей.

— Иного варианта общество просто не воспримет, и политическое руководство страны это понимает. Готовы ли к этому западные союзники Украины? Думаю, степень их понимания неотвратимости подобного сценария растет. Напомню, что аннексию Россией Крыма цивилизованный мир не признал и не признает, — подчеркивает наш собеседник. — За последний год влияние России серьезно уменьшилось, ее политический вес девальвировал. К сожалению, Запад скептически относится к перспективе военного поражения России, считая такой сценарий не слишком реалистичным и даже опасным для себя. Поэтому наиболее вероятный сценарий — новые поражения российской армии и кризис внутри РФ, который приведет к дестабилизации России. Сказать точно, когда это произойдет, — невозможно, но усиление поддержки Украины со стороны Запада за год после широкомасштабного вторжения обнадеживает.

Поэтому Украине необходимо соединить четкий сигнал об отсутствии претензий на российскую территорию с доведением до Запада мысли о том, что Россия в нынешнем виде будет продолжать оставаться источником угроз для своих соседей, поэтому необходимо предпринимать усилия по ее демонтажу. Максимально мирному, в частности, путем реализации права наций на самоопределение внутри Российской Федерации. Завершение боевых действий может оказаться не окончанием войны, а только прелюдией к переговорам.

При этом что касается Беларуси, Евгений Магда заявляет, что он не является сторонником идеи интервенции с территории Украины для свержения режима Лукашенко.

— Фиксирую в Беларуси настроения «Когда же вы нас освободите?». Но они не являются доминирующими. Сценарий мне представляется другим: когда Россия утратит возможность помогать Лукашенко, смена власти в Беларуси станет вопросом времени, а инструментом ее реализации будут экономические санкции, — заключает он.

Украинские зенитчики на позиции под Харьковом. 11 ноября 2022 года. Фото: Reuters
Украинские зенитчики на позиции под Харьковом. 11 ноября 2022 года. Фото: Reuters

«Раньше 2024 года мы точно не поймем, как в реальности развиваются события»

Российский политолог Иван Преображенский солидарен с коллегами. Он также отмечает, что «никто сейчас не может сказать, чем закончится война в Украине».

— Можно точно говорить лишь о том, чем она не закончится. Она не закончится победой России, если считать, что победа — это демонтаж независимого украинского государства, — говорит Преображенский. — Она не закончится третьей мировой войной, потому что даже втягивание отдельных стран НАТО уже не приведет к общемировому конфликту. У России уже нет на это ресурсов, их не хватает даже для полномасштабного нового наступления против Украины.

Возможных базовых сценариев завершения войны три. Первый — это полная или частичная победа Украины. Это значит разгром российской армии и освобождение оккупированных территорий. Всех или за исключением Крыма, чей статус будет отложен до момента смены в России политического режима. Но полная победа — это значит и значительные политические и социальные изменения в России. Собственно, в этой войне победит та страна, которая сможет изменить соседнюю, а не победить ее армию.

Вторым сценарием Иван Преображенский называет компромисс под давлением Запада и Китая. К этому могут привести мирные переговоры без разгрома российской армии.

— Но результат по территориям, скорее всего, будет тот же. Это освобождение оккупированного, — говорит эксперт. — Третий сценарий — частичный успех России. Это сохранение ее контроля над частью оккупированных территорий еще на несколько лет, перемирие или война низкой интенсивности, как в 2015–2021 годах, но это путь к новой неизбежной войне. Раньше 2024 года мы точно не поймем, как в реальности развиваются события. В завершение этой войны в 2023-м поверить трудно, потому что источник войны — Владимир Путин. А он явно готов к ее долгосрочному продолжению. И ресурсов, причем больше чем на год, у него для этого сейчас хватает.

Украинские военные. Снимок был опубликован 21 января 2022 года на странице Генштаба ВСУ в Фейсбуке. Фото: facebook/GeneralStaff.ua
Украинские военные. Снимок был опубликован 21 января 2022 года на странице Генштаба ВСУ в Facebook. Фото: facebook/GeneralStaff.ua

«Сознание миллионов вернется к реальности»

Политолог и руководитель Института свободной России Александр Морозов отмечает, что война в Украине — «длинная и многоэтапная».

— С ноября она вступила в фазу, когда Россия не может добиться успеха на фронте, а Украина еще не готова к действиям по освобождению оккупированных территорий. Предстоит еще несколько этапов этой войны, прежде чем станет ясно, где ее завершение, — рассуждает он. —  Аналогии с корейской войной или ирано-иракской мало помогают понять ее логику. Всякий масштабный кризис уникален, поскольку набор влияющих факторов всякий раз разный. Можно точно сказать, что лучший вариант конца этой войны — возврат России к границам 1991 года. Это создавало бы условия для мирного развития всех стран региона на долгий срок, возможно, на половину столетия. Мы сейчас исходим из того, что население России не в состоянии принять мысль о возврате Крыма Украине. Но я легко могу себе представить историческую ситуацию, при которой для массового сознания выгоды от возврата к границам 1991 года для россиян перевесят намерение оставаться как минимум несколько десятилетий в изоляции.

Он добавляет, что картина мира, «которую предлагает Z-идеология, настолько иллюзорна, что россияне не смогут прожить с ней больше десятилетия». А возврат к реалистическому пониманию логики мирового развития, по его мнению, неизбежен.

— На мой взгляд, даже если в краткосрочной перспективе эта война пройдет через фазу «линии разделения», через фазу активного «ядерного шантажа» и даже через фазу прямого военного конфликта России с альянсом стран, поддерживающих Украину, она все равно кончится на границах 1991 года, — считает наш собеседник. — Сейчас мы свидетели фантастического: Россия пытается насильственно построить новое государство «Великой, Малой и Белой Руси». Нет сомнения в том, что, проголосовав за присоединение к России четырех областей Украины, российский правящий класс легко проголосует и за присоединение Беларуси. Но эта государственная конструкция, основанная на насилии, не удержится. Для всех народов региона возврат к границам 1991 года будет оставаться исторической целью. Если морок Z-идеологии будет долгим, то война приведет к историческому упадку Москвы.

При этом Морозов добавляет, что если Россия выйдет из-под этого «морока», то она сохранит свой потенциал.

— Что является для России альтернативой возврату к границам 1991 года? Насильственная постройка нового государства из захваченных территорий «братских народов»? Это — нереалистично. Сохранение «линии разделения» в Донбассе по благословению Китая с суверенитетом, который окажется в полной зависимости от Китая? Десятилетие милитаризма в условиях изоляции с ростом роли частных армий и в конечном счете вооруженный конфликт внутри России? Все эти исторические сценарии как следствие нападения Кремля на Украину уже описаны достаточно подробно. Все эти альтернативы для русских не просто хуже, чем возврат к границам 1991 года, а даже и самоубийственны. Поэтому я думаю, что война кончится тем, что вся картина мира Z-идеологии лопнет как большой гнойный пузырь, сознание миллионов вернется к реальности, к приемлемой для всех логике глобального развития XXI века, — заключает эксперт.