Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Герой мемов депутат Марзалюк остался в парламенте на третий срок. Угадайте, какая у него зарплата
  2. «Продолжающиеся репрессии и поддержка России в войне». ЕС на год продлил санкции против Лукашенко и его окружения
  3. Почему Путин и чиновники не вспомнили о второй годовщине войны, что сейчас в Крынках, о захвате которых заявил Шойгу. Главное из сводок
  4. Прогноз по валютам: очень вероятно снижение курса доллара. Как сильно он подешевеет?
  5. Сейчас воспринимаются как данность, но в СССР о них не могли и мечтать. Какие вещи были на Западе, но их были лишены жители Союза
  6. Продавать с молотка арестованную квартиру Валерия Цепкало не будут. Вот почему
  7. Чиновники ввели очередные новшества при проверке доходов и расходов населения. Изменения затрагивают построивших дома и квартиры
  8. Глава Администрации Лукашенко, Гигин, Азаренок и другие. ЦИК обнародовал фамилии депутатов Палаты представителей восьмого созыва
  9. Глава украинской разведки Буданов анонсировал новые удары по Крыму и назвал причину смерти Навального по версии ГУР
  10. В Минтруда рассказали, как белорусы будут работать и отдыхать в марте


В этом году исполнится десять лет с начала строительства БелАЭС. Сроки запуска обоих энергоблоков переносили не раз, а вместе с ними и начало выплат основной доли кредита. А вот проценты за пользование им Минск платит уже сейчас, причем, вероятнее всего, даже в периоды простоя станции. Если состояние готовности второго энергоблока «на 98%» не затянется, то его выведут на полную мощность к концу года. Но впереди еще немало работы: пройти все этапы вывода на 100% мощности, завершить подготовку резервных мощностей, создать систему хранения опасных отходов со станции и в конце концов придумать, куда девать электроэнергию. Возникает вопрос: БелАЭС — это долгосрочная выгода или дорогой проект и головная боль на много лет? Собрали максимальное количество информации — выводы вы можете сделать сами.

Белорусская АЭС. Фото: пресс-служба Минэнерго
Белорусская АЭС. Фото: пресс-служба Минэнерго

Изначально спорный проект

Строительство БелАЭС идет вот уже десять лет. Завершение проекта, которое было запланировано на 2018 год, продолжают раз за разом откладывать. Если планы правительства снова не изменятся, то второй энергоблок станции заработает на полную мощность во второй половине этого года.

Из-за сорвавшихся сроков завершения проекта в начале 2020-го Александр Лукашенко даже напоминал подрядчикам про «огромные штрафные санкции». Вскоре после этого РФ снизила процент по кредиту до 3,3% годовых, а Минск, судя по всему, в обмен не стал вводить прописанные в договорах санкции.

На протяжении многих лет сам проект воспринимался неоднозначно. Даже если не учитывать инциденты, произошедшие во время строительства, как, например, падение корпуса реактора или, как заявляли представители «Росатома», «соприкосновения с землей». С одной стороны, к нему были вопросы у властей соседней Литвы из-за опасений уровня безопасности и белорусских экологических активистов. А также у населения, которое со ссылкой на последствия аварии на Чернобыльской АЭС, непрозрачности принятия решений и реализации БелАЭС выражало недоверие к этому проекту. За реализацию проекта выступали его сторонники (в первую очередь чиновники и госСМИ), указывающие на снижение зависимости от российского газа и перспективы экспорта электроэнергии.

Даже спустя несколько лет после начала строительства АЭС отношение к проекту среди населения было спорным. Проведенное в 2017 году исследование «Белорусской аналитической мастерской» Андрея Вардомацкого показало, что 40% респондентов считали ее небезопасной и более 9% не верили, что она окупится. Только 27% оценивали инициативу положительно.

Шествие "Чарнобыльскі шлях" 26 апреля 2017 года. Фото: TUT.BY
Шествие «Чарнобыльскі шлях» 26 апреля 2017 года. Активистки проводят возле «Октября» перформанс. В руках — плакаты «Час спыняць астравецкую пачвару», «Вымрем, как динозавры», «Реактор там не выбирали — один упал, второй помяли», «Атом мирный не бывает, даже дети это знают», «Что упало, то пропало». Фото: TUT.BY

Но отечественные власти вряд ли учитывали мнение белорусов, экологических активистов, сторонних экспертов и представителей соседних стран. Создание своей АЭС было личной инициативой Александра Лукашенко, а такие проекты в Беларуси, как правило, реализуются без оглядки на рациональность и выгоду. «Мы ведь все равно ее построим, как бы кому-то этого ни хотелось», — заявлял политик в конце 2017 года.

При этом сам он в 2018 году, когда по первоначальным планам станция уже должна была заработать, возмущался, что ему никто не доложил, «как станция будет встроена в экономику страны».

Действительно, на вопрос, что делать с вырабатываемой электроэнергией, инициаторы и исполнители проекта не могли дать однозначного ответа. Внутренний рынок не способен потребить такое количество электроэнергии. Властям уже приходилось подгонять объемы потребления электроэнергии в стране с учетом работы станции. В 2018 году на эти цели потратили 7,7 млрд рублей. Для внедрения АЭС в энергосеть пришлось вывести из работы другие источники выработки электроэнергии, часть из которых реорганизовали под резервные мощности. Но расширить энергоемкость внутреннего рынка так, чтобы он потреблял всю энергию, вырабатываемую после ввода второго энергоблока, вряд ли получится.

Альтернативой видели экспорт энергии, в первую очередь в страны Балтии. Однако еще до запуска первого энергоблока эти государства признали БелАЭС угрозой национальной безопасности и отказались от покупки белорусской электроэнергии. Даже если правительства этого региона однажды передумают, то они все равно скоро не смогут приобретать белорусскую электроэнергию. На 2025 год в Литве запланирована полная синхронизация электросетей с ЕС, это будет означать отключение страны от энергосистемы БРЭЛЛ, в которую входит Беларусь.

Сегодня, когда Беларусь оказалась отрезанной от многих стран в связи с санкциями и их нежеланием сотрудничать из-за содействия Минска российской военной агрессии, вопрос возможностей реализации вырабатываемой электроэнергии остается актуальным.

Выгодна ли АЭС сейчас?

Строительство станции требует больших инвестиций. В нашем случае, как указано выше, это и бюджетные деньги, и кредитные средства, которые сколько ни откладывай, а отдавать придется. Но об этом чуть позже, а пока посмотрим, приносит ли выгоды станция сегодня, спустя более чем полтора года после полноценного запуска первого энергоблока.

С момента запуска станции осенью 2020 года до первой остановки на планово-предупредительный ремонт в апреле 2022-го она выработала 9,3 млрд кВт•ч электроэнергии (при плане выработки за год 9,25 млрд кВт•ч в год). С одной стороны, достичь плана АЭС не могла, так как в этот период работал только первый энергоблок, который на полную мощность вывели только в июне 2021 года. С другой стороны, получается, что за полтора года станция не выполнила положенную половину годового плана за полтора года.

За этот же период выплаты процентов за пользование кредитом должны были составить 346,5 млн долларов, указывает в своем исследовании специалист отдела энергетической безопасности iSANS Евгений Макарчук. «Значит в произведенной электроэнергии только инвестиционная составляющая равна 3,7 цента/кВт•ч, — отмечает эксперт. — Для сравнения, себестоимость производства электроэнергии из газа составляет 4,2 цента/кВт•ч, но отличие в том, что в эту стоимость включены уже все затраты, а не только инвестиционные». «Таким образом, при таких условиях работы блока даже без выплаты кредита (но с выплатой процентов по нему) себестоимость генерации будет, вероятнее всего, дороже, чем при производстве электроэнергии на электростанциях на газу», — отмечает Евгений Макарчук.

По его же оценкам, один день простоя АЭС обходится почти в полмиллиона долларов. То есть проценты по кредиту за это время Беларусь платит, но ничего не зарабатывает, потому что электроэнергия во время простоя на станции не производится и не продается. В 2022 году станция простаивала более шести месяцев.

Недавно министр энергетики Виктор Каранкевич заявил, с момента включения в энергосистему первого энергоблока он выработал 12,3 млрд кВт•ч электроэнергии и позволил заместить более 3 млрд кубических метров природного газа. При этом в 2021 году Беларусь увеличила потребление газа по сравнению с 2020-м: с 18,766 млрд кубических метров до более чем 19 млрд. А в 2022-м эти объемы были такими же, как и в 2020 году. То есть замещение газа, о котором заявляют чиновники, не привело к снижению закупок сырья в РФ.

Как видно, пока станция приносит финансовые убытки. Из плюсов: новые рабочие места, обновление объектов энергосистемы и развитие в стране неосвоенных ранее технологий.

Кредитная нагрузка растет из-за растягивания строительства

Для реализации проекта Минску выделяли кредит в размере 10 млрд долларов (который пока потратили не весь), плюс около 10% стоимости проекта планировалось потратить из бюджета. В связи с тем, что строительство затянулось, цена проекта для налогоплательщиков, скорее всего, выросла. Однако точных данных по затратам и привлечению инвестиций мы не знаем: власти ни разу не отчитывались о том, во сколько белорусам уже обошелся этот проект, в том числе с учетом создания резервных мощностей и адаптации энергетической системы.

Беларусь платит проценты за пользование кредитом, выданным Москвой на строительство БелАЭС. А основную часть долга Минск начнет выплачивать только после ввода станции в эксплуатацию. Это прописано в кредитном соглашении. Какую точно сумму основного кредита предстоит выплачивать, тоже неизвестно, потому что власти не отчитываются перед населением о сумме инвестиций. В 2019 году Александр Лукашенко оценивал стоимость проекта в 7 млрд долларов. Через год Минфин России сообщал, что Минск использовал 4,5 млрд долларов кредитных средств, а прогнозную стоимость проекта оценивал в 6 млрд. Но строительство продолжается, второй энергоблок, по заявлениям чиновников, готов на 98%, так что окончательная стоимость проекта будет известна только после его завершения. Очевидно одно — выплаты долга через бюджет лягут на плечи налогоплательщиков.

Александр Лукашенко во время посещения БелАЭС 7 ноября 2020 года.

Недавно стало известно, что Россия решила отсрочить начало выплат по кредиту на АЭС на 1 апреля 2024 года. Судя по документам, это связано не с добротой кредитора, а с условиями кредитного соглашения. Именно к дате завершения второго энергоблока привязаны условия выплат основной доли кредита. А именно, в соглашении было указано, что выплаты Минск обязан начать через шесть месяцев после запуска АЭС, но не позже 1 апреля 2021 года. Планировалось, что к тому времени завершится строительство двух энергоблоков. Позже, когда сроки завершения строительства перенесли, формулировку дополнили ограничением, что срок выплат «не позднее 1 апреля 2023 года».

Сейчас Минэнерго заявляет, что второй энергоблок введут в промышленную эксплуатацию во второй половине 2023 года. Если исходить из условий соглашения о том, что выплаты начинаются через шесть месяцев после завершения строительства, то после этого смещения срока вывода второго энергоблока на 100% мощности у Москвы не оставалось иного выхода, кроме как перенести срок начала выплат по кредиту на 2024 год.

При этом все время, пока переносятся сроки завершения строительства АЭС, Минск продолжает платить проценты по нему. То есть затянувшаяся реализация проекта делает его все более дорогим для бюджета, даже несмотря на снижение ставки до 3,3% годовых, которой добился Минск в 2020 году.

Какие у станции перспективы

На этапе строительства АЭС Минск заявлял о снижении газовой зависимости от России. Но ядерное топливо наша страна все равно будет покупать у этой страны. Как заявляли власти в 2018 году, контракты на покупку топлива для БелАЭС стороны подписали сразу на 14−15 лет. «Цена изготовления топлива будет формироваться на тех же принципах, что и для Российской Федерации, а сырье будет покупаться по цене спотового рынка», — говорил Михаил Михадюк, занимавший в тот период пост замминистра энергетики. При этом цену топлива он называл коммерческой тайной. То есть на много лет вперед наша страна привязала себя к зависимости от поставок ядерного топлива, которое в реакторе принято частично обновлять практически каждый год. Такая же привязка будет в обслуживании энергоблоков и поставкам комплектующих для ремонта и замены систем. Получается, о снижении зависимости от РФ говорить некорректно, скорее, произошла замена одной зависимости на другую.

До сих пор окончательно не решен вопрос с захоронением опасных отходов от деятельности АЭС. Изначально в соглашении было прописано, что мы сможем отправлять отработанное ядерное топливо на переработку в Россию. В прошлом году глава отдела «Госатомнадзора» Светлана Шестовская рассказала, что низкоактивные и среднеактивные отходы будут держать в специальных хранилищах на протяжении 10 лет, а потом перевозить в пункт захоронения радиоактивных отходов. «Высокоактивные отходы будут размещены на территории атомной электростанции в течение срока ее эксплуатации, а дальше предусматривается долговременное хранение». Какое именно, она не уточнила. Однако по другой информации, отработанное топливо через десятилетие будут отправлять на переработку в Россию. Но даже создание инфраструктуры для временного хранения отходов требует больших инвестиций и высокой степени безопасности. При этом сам факт нахождения на территории страны таких отходов вызывал много вопросов у экологов и экспертов в этой области.

С самого начала реализации проекта чиновники обещали, что работа АЭС приведет к снижению тарифов на электроэнергию. «Мы планируем с пуском атомной станции опуститься со среднего тарифа 11,3 цента за кВт•ч (это очень высокий тариф, от этого страдает наша промышленность, реальный сектор экономики) до 7,9 цента за кВт•ч», — заявлял в 2017 году на тот момент вице-премьер Владимир Семашко. По его словам, АЭС позволила бы не повышать тарифы для населения в процессе ухода от перекрестного субсидирования. По данным на 2020 год, себестоимость электроэнергии, производимой на АЭС, была 8,5 цента за кВт•ч, то есть она была дороже, чем средняя стоимость ее выработки в энергосистеме страны.

Получается, что себестоимость вырабатываемой на АЭС электроэнергии снизится только после выплаты кредита. По последним данным, начало выплаты основного долга по кредиту, выданному РФ на строительство АЭС, может начаться весной 2024 года. Как планировалось ранее, наша страна его погасит через 15 лет после начала выплат. После этого себестоимость производства электроэнергии должна значительно снизиться, и теоретически она может стать дешевле, считает эксперт Евгений Макарчук.

Как указано выше, все еще остается открытым вопрос реализации электроэнергии после запуска обоих блоков. Страны Балтии покупать ее не будут, Польша отказалась от импорта еще на этапе строительства первого энергоблока, Украина, которая раньше при необходимости покупала нашу электроэнергию в небольших объемах, после и уж тем более во время войны вряд ли продолжит это делать (хотя, судя по неоднозначному отношению Киева к официальному Минску, такой вариант полностью исключать не стоит). У России хватает своих источников энергии. Маловероятно, что получится реализовать ее полностью на внутреннем рынке. В связи с этим остается высокой вероятность, что энергоблоки будут включать в систему по очереди. Например, сроки вывода на полную мощность второго энергоблока в этом году практически совпадают с объявленной остановкой первого на планово-предупредительный ремонт.

С другой стороны, подписание странами климатических соглашений, а также война в Украине подстегнули государства активнее уходить от зависимости от невозобновляемых и наименее экологичных источников производства энергии. В этом плане наличие АЭС в стране может послужить плюсом, так как такой способ получения электроэнергии считается климатически нейтральным (если учитывать именно период работы станции, а не ее строительства).

Цитаты без ссылок приведены по материалам TUT.BY, заблокированного Мининформации в мае 2021 года.