Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. 18 погибших и 78 пострадавших, в том числе и дети: в Чернигове завершились поисково-спасательные работы
  2. «В гробу видали это Союзное государство». Большое интервью с соратником Навального Леонидом Волковым, месяц назад его избили молотком
  3. «Долгое время работал по направлениям экономики и связи». МТС в Беларуси возглавил экс‑начальник КГБ по Минску и области
  4. Комитет Сейма Литвы одобрил предложение по ограничению поездок беларусов с ВНЖ на родину
  5. У Лукашенко есть помощник по вопросам «от земли до неба». Похоже, он неплохо управляет жильем, судя по числу квартир в собственности
  6. «Никто не ожидал такой шторм!» Беларус рассказал, как сейчас в Дубае, где за 12 часов вылилось столько дождя, как обычно за год
  7. «Довольно скоординированные и масштабные»: эксперты оценили удары, нанесенные ВСУ по целям в оккупированном Крыму и Мордовии
  8. В 1917-м национальным флагом беларусов мог стать совсем не БЧБ. Смотрите, как выглядел его главный конкурент
  9. Депутаты решили дать силовикам очередной супердоступ к данным о населении. Согласие людей не надо будет (если документ утвердит Лукашенко)
  10. В литовском пункте пропуска «Мядининкай» сгорело здание таможни. Движение было временно приостановлено
  11. Российские войска используют новую тактику для проведения штурмов на востоке Украины — вот в чем ее суть
  12. Списки песен для школьных выпускных будут «под тотальным контролем». Узнали почему (причина вас удивит)
  13. Окно возможностей для Кремля закрывается? Разбираемся, почему россияне так торопятся захватить Часов Яр и зачем разрушают Харьков
  14. «Пытаются всеми силами придать некую наукообразность полету». Мнение ученого о визите беларуски на МКС
  15. Появились слухи о закрытии еще одного пункта пропуска на литовско-беларусской границе. Вот что «Зеркалу» ответили в правительстве Литвы
  16. «Киберпартизаны» сообщили о масштабной кибератаке на «Гродно Азот» и выдвинули условие для восстановления данных


Известный белорусский адвокат Мария Колесова-Гудилина в интервью каналу «Максимально» раскрыла подробности «дела Тихановского», где она работала одним из защитников. Суд шел в закрытом режиме, потому информации о нем практически не было, но адвокат раскрыла подробности процесса, несмотря на то, что по закону это запрещено.

Мария Колесова-Гудилина. Скриншот видео канала "Максимально"
Мария Колесова-Гудилина. Скриншот видео канала «Максимально»

Мария полгода работала адвокатом по делу Сергея Тихановского. Суд проходил в Гомеле прямо в СИЗО №3. Процесс шел в закрытом режиме. По делу, кроме Тихановского, судили политика Николая Статкевича, блогеров Игоря Лосика и Владимира Цыгановича, а также соратника Тихановского Артема Сакова и гражданина России Дмитрия Попова, которого и защищала Колесова-Гудилина.

На время суда Марии пришлось фактически переехать в Гомель, снять там квартиру рядом с СИЗО.

— Заседания шли со вторника по пятницу. В понедельник я ходила в СИЗО-1 и посещала других своих клиентов, их было несколько, то есть я заходила с утра и сидела до вечера. Я сразу на всех выписывала ордера, и они мне по очереди их приводили и уводили. И час еще ждешь, пока тебе опять приведут. Во вторник я обычно в четыре утра ехала в Гомель. В пятницу ехала обратно.

Перед судом я прочитала все дело. Я когда-то вместе с детьми немного научилась методике скорочтения. И так я прочитала все дело, сначала это было 177 томов, потом уже больше двухсот, к концу. В томе 300 страниц.

— Как выглядит дело, что там — распечатки с YouTube, записи?.. — спросил автор канала Максим Паршуто.

— Смотри, адвокаты, когда в этом участвуют, дают подписку о неразглашении под угрозой уголовного дела. Прямо сейчас я совершаю преступление с точки зрения законодательства Республики Беларусь. Но я его очень хочу совершить, — подчеркнула Мария. — Это будет третья статья, которую мне захотят вменить.

Дело Тихановского состоит из ничего. Из какой-то откровенной ерунды. Потому что фактически в этом деле не нашли преступления, с точки зрения нормального юриста там нет никакого преступления.

Фактически это распечатки с YouTube-канала, видеозаписи его канала, прослушка переговоров Тихановского со штабом, прослушки неких… «Европейской Беларуси» и каких-то там еще людей, куски из дела по Гродно, людей, которых там задерживали и осуждали (в Гродно Тихановского и его команду задержали якобы при нападении на милиционера. — Прим. ред.). Куски [дел] каких-то еще людей, их приговоры — это типа вина Тихановского, что они пришли [на протесты].

Напоминаю, его в мае 2020 года задержали! А ему вменяются события августа и все, что там происходило: якобы он это все спланировал как-то из тюрьмы — не знаю, может, кто-то в тюрьме давал ноутбук Игорю Лосику, и он это все написал в «Беларусь головного мозга», — иронизирует адвокат.

— И самое интересное, что вот они все это «спланировали», напечатали, а все это они сделали потому, что прочитали книжку Шарпа «От революции к демократии». И эту «методичку Шарпа» приобщили к делу, это целых полтома дела! И в какой-то момент Тихановский говорит: да я никогда ее не слышал. Мы: ходатайство, можно ли огласить? И мы полдня читали эту «методичку Шарпа».

Если бы по-хорошему рассматривать это дело, то мы бы его рассматривали до сегодняшнего момента. Потому что ему вменяются все видеозаписи, которые он делал, весь его канал «Страна для жизни» — это типа преступление одно сплошное. И мы смотрели видеозаписи «Страны для жизни», — смеется Мария. — И не забывай, там же есть еще Владимир Цыганович (MozgOn), у него тоже свой канал.

— И у Лосика телеграм-канал, — напомнил ведущий.

— Не доказано, — отметила Мария.

Также в деле были распечатки с телеграм-канала Nexta — «просто открыли Nexta на компе и стали печатать».

— А потом было вообще поразительное. Следователь Бреган решил «осмотреть интернет». «Осмотр интернета» — это такой новый вид доказательства. Он открыл в гугле и ввел слово «плошча». И ему выдало «Плошча-2010» и что-то там еще. И это доказательство на серьезных щах. И прокурор гомельский, который, может, ютубом три раза пользовался, на серьезных щах эту историю продвигал.

Мария Колесова-Гудилина в интервью каналу "Максимально". Скриншот видео
Мария Колесова-Гудилина в интервью каналу «Максимально». Скриншот видео

Подзащитного Марии, россиянина Дмитрия Попова, обвинили в администрировании соцсетей «Страны для жизни» и приговорили к 16 годам лишения свободы.

— А на самом деле он просто один раз принес пауэрбанк Тихановскому, — сказала адвокат. — Человек получил 16 лет за то, что принес пауэрбанк и дружил с оператором Тихановского. И все.

Мария подтвердила, что Дмитрий Попов раньше был связан с российской радикальной организацией «Мужское государство». Но ушел оттуда со скандалом, и затем именно глава организации Владислав Поздняков сдал Попова белорусским силовикам.

— Но давай так, у него еще есть «Сканер», — отметила адвокат. «Сканер» — это заработавший в 2019 году российский интернет-проект по деанонимизации силовиков. — Но и «Мужское государство» ведь сначала не занималось хейтом женщин. Когда это началось, Попов ушел оттуда. Это был основной скандал, который произошел у них с Поздняковым. И Поздняков позвонил в КГБ 4 июня 2020 года и сказал, что у вас тут в Беларуси Дмитрий Попов, он сотрудничает [с Тихановским]. Поздняков сам про это писал в соцсетях, это не секрет. И в тот же день Дмитрия Попова задержали. И этот звонок был в материалах уголовного дела. Наверно, как доказательство вины Попова, или я не знаю чего. Какой-то хер с горы позвонил в КГБ, КГБ записало этот разговор и пошло задержало Дмитрия Попова. За то, что какой-то, прости господи, Владислав Поздняков из «Мужского государства» сказал, что тот в чем-то виноват.

По словам Марии, Дмитрий Попов за время в СИЗО очень много чему научился.

— Он прочитал все международные соглашения Беларуси, мы ему передали книжку. И все свои ходатайства он мотивировал со ссылками на международные акты. У него речь поставлена, он говорил лучше всех остальных, даже Сергей Тихановский это признал.

При этом у парня в Беларуси совсем не было никакой поддержки, никаких родственников: сам он из Архангельской области России, а его мать умерла, когда ему было 14 лет. Вещи для него не раз собирала по друзьям и привозила сама Мария, «потому что у него уже все в дырах было».

Адвокат также описала обстановку закрытого суда в СИЗО. По ее словам, он проходил «в очень странной комнате».

— Мы так поняли, что это коридор какой-то огражденный. Когда ты в него заходишь, там стоит клетка и таких два ряда. В обычных судах ты сидишь боком к клиенту и можешь его немного видеть. Тут мы сидели спиной. Здесь адвокаты, здесь прокуроры и напротив тебя — судья, очень близко. Один судья, две народные заседательницы, запасной судья, запасной народный заседатель и секретарь. Стоят часы. Нам всем нельзя было носить электронные часы, я купила себе там «Луч». А сбоку от нас еще какая-то покрытая шторой деревянная конструкция, там явно есть проход куда-то и там все время кто-то сидит, шуршит и записывает.

— Поняла ли ты за полгода суда, в чем сила Тихановского? — спросил автор канала.

— Ну, не знаю, он видит, подмечает, когда работает с людьми, может в точку задать вопрос… Он очень харизматичный, очень классный. Я в восхищении была. Серьезно. Я очень критично была настроена, мне вообще мало кто нравится, я вообще людей не люблю. А он прям как-то так… Я его послушала, думаю: о, ничего себе! Да классный, вообще. Я думала, он какой-то очень жесткий и агрессивный, мне казалось сначала. Я не знала, что от него ждать. А оказалось, что он супердобрый человек! Никакой он не абьюзер, что бы там ни говорили.

По словам Марии, она получила очень много поддержки от фигурантов дела. Само же дело она считает историческим.

— Они говорили: не расстраивайся, все будет хорошо. Пойди отдохни, съезди в санаторий. Понимаешь, это такая забота… И есть еще ощущение такое — реально было в Гомеле — что ты участвуешь в историческом процессе. Такого процесса не было, и его запишут в историю как один из самых больших процессов по преследованию блогеров, журналистов и так далее. И когда ты туда приходил, ты понимал, что участвуешь в историческом процессе, когда-то твои правнуки прочитают, что их прабабушка участвовала в этом и была очень даже ничего, — с улыбкой сказала Мария.

— У тебя много клиентов, которые сидят и у которых большие сроки, например Эдуард Пальчис (приговоренный к 13 годам. — Прим. ред.), тот же Дмитрий Попов. Отсидят ли они свои сроки? — спросил ведущий.

— Да. Я думаю, что сейчас да, — призналась адвокат. — Пальчис выйдет, если все будет так продолжаться и ничего не изменится… Точнее, может быть два варианта: либо он выйдет быстро, либо он отсидит. Я думаю, что [выйдет в конце срока] 14 февраля 2033 года.

Напомним, в декабре 2021 года Сергея Тихановского приговорили к 18 годам колонии усиленного режима. Игорю Лосику и Владимиру Цыгановичу дали 15 лет, Николаю Статкевичу — 14 лет, Сакову и Попову — 16 лет лишения свободы.

27 февраля стало известно о том, что Сергей Тихановский получил еще полтора года за «злостное неповиновение требованиям администрации исправительного учреждения». По совокупности приговоров, нового и оставшейся части старого, ему определено наказание в виде лишения свободы на срок 15 лет 9 месяцев 5 дней с отбыванием 2 лет 5 месяцев 18 дней в тюрьме, а остального срока — в исправительной колонии в условиях строгого режима.