Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Приняли решение, а почему не реализовали, почему эта мать не могла накормить этих детей?» Генпрокурор — о трагедии в Орше
  2. Пять минут вашего времени — и польская налоговая служба отправит «Зеркалу» деньги. Рассказываем о простом и безопасном способе помочь редакции
  3. Глава Минздрава выступил с предложением, которое может усилить отток медиков и аукнуться другими проблемами. Эксперт — об этой инициативе
  4. В Испании убит российский летчик, перегнавший вертолет Ми-8 в Украину
  5. Мать Навального — Путину: «Я требую незамедлительно выдать тело Алексея, чтобы я могла его по-человечески похоронить»
  6. В колонии умер еще один политзаключенный. Игорю Леднику было 63 года
  7. «Ах, Вагнер, ах, Вагнер». Лукашенко упрекнул министра и офицеров, которые по телевизору восхваляли российских наемников
  8. Как давно появился белорусский язык и кто его главный «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  9. Силовики показали, кого и за что будут задерживать на избирательных участках во время выборов
  10. «Мы знаем, из-за чего конкретно Путин убил Алексея три дня назад». Жена Навального заявила, что продолжит его дело
  11. Чиновники готовятся нанести еще один удар по долларизации экономики. На этот раз — сокрушительный
  12. Армия РФ снизила темп наступления на Авдеевском направлении и активизировалась на Запорожском — продвигается к Работино. Главное из сводок
  13. «Может не дотянуть до освобождения». Рассказываем о 13 политзаключенных, которым нужна помощь врачей прямо сейчас
  14. В Беларуси появились четыре новых генерала. Один из них прославился тем, что стрелял в подростка
  15. Украинец и белоруска хотели вывести ребенка из белорусского гражданства. Власти нашли удивительный повод для отказа
  16. Лукашенко озвучил «закрытую информацию» — мысли главы генштаба одной из стран-членов НАТО
Чытаць па-беларуску


Александр Лукашенко озаботился экономией бюджетных денег. Он назвал уплаченные налоги «народными деньгами» и потребовал их тратить на нужды людей и при этом экономить. Также он упрекнул чиновников в том, что они «требуют» служебные автомобили, чтобы решать личные вопросы. Заявление политика подтверждает наличие проблем с казной, которые власти так старательно скрывают. Что за этим стоит, рассуждает в своей колонке экономист Лев Львовский.

Лев Львовский

экономист

Старший научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC. Имеет докторскую степень (PhD) по экономике Университета Айовы, США.

Для озабоченности состоянием казны со стороны Александра Лукашенко на фоне неиссякаемого оптимизма чиновников видятся три основные причины. Во-первых, это привычный для белорусов популизм. Александр Лукашенко постоянно воюет — то с «жирными котами», то с айтишниками, то с большими зарплатами топ-менеджеров ритейла. Сейчас — с чиновниками, которые ездят на служебных автомобилях. Но вряд ли эта причина стала основной, потому что наши чиновники, в отличие от российских или украинских, не замечены в невероятно шикарной жизни. Например, они не ходят с часами за миллионы долларов, поэтому вряд ли можно сказать, что в обществе есть серьезный накал или нелюбовь к чиновникам из-за их высоких зарплат или роскошного образа жизни.

Вторая причина связана с желанием Александра Лукашенко держать всех вокруг в страхе и тонусе, напоминать, что они не цари — царь тут один. Он все видит и контролирует все области жизни. И что каждого есть за что привлечь в случае проявления нелояльности.

Но главная причина — это продолжение операции «скребем по сусекам», которая идет как минимум с 2021 года. Тогда буквально во всех министерствах начались суетливые действия в попытках выбить лишнюю копейку. Для этого, как мы видим, ввели много изменений в законы, придумали новые налоги и сборы. Часто они были довольно небольшие, как налог на первую квартиру, повышение налога на собак, сбор для грибников и дачников или за проезд через границу. Эффект от каждого из таких повышений минимальный — дай бог, чтобы он измерялся миллионами долларов. Для государственного бюджета никакое из таких повышений в отдельности не стало бы спасением.

Параллельно продолжил свою особую практику привлечения денег в казну и КГБ. Раньше у него была практика брать богатого белоруса и выпускать его после того, как тот уплатит относительно крупную сумму денег. Сейчас то ли богатые белорусы закончились, то ли надо было придумать что-то новое, но теперь они пошли по более широкому кругу людей — и с каждого берут по 500 долларов, тысяче или полторы. КГБ готов вызывать к себе, вероятно, тысячи людей или десятки тысяч. Если исходить из того, что, как говорил Андрей Стрижак, в BYSOL донатило около 100 тысяч человек (по его словам, большинство активно донативших уехали за пределы страны. — Прим. ред.), можно предположить, что это может затронуть 30 или 50 тысяч человек. Если с каждого брать по тысяче долларов, то это тоже ощутимые деньги. Они не помогут закрыть дыры в бюджете, но это больше, чем общая сумма от налога на первую квартиру.

С прошлого года Минфин засекретил данные по исполнению бюджета. Обычно это делается не от хорошей жизни. Если в казне профицит в два миллиарда, то скрывать нечего, ведь этим можно хвастаться. Скрывают обычно то, где есть проблемы. Мы же видели, что как раз перед закрытием этой информации был серьезный дефицит бюджета. По всей видимости, эти проблемы остались. Но, вероятнее всего, пока они не фатальные. А правительство пытается решить их несколькими путями, чтобы отойти подальше от края пропасти. Так, одновременно с повышением налогов и сборов прибегли к необеспеченной эмиссии, хотя она пока идет не в тех масштабах, которые мы видели раньше, когда Беларусь была мировым лидером по инфляции.

Одновременно какие-то деньги Минск пытается выпрашивать у России. Москва что-то дает, но этого недостаточно, чтобы покрыть все издержки, которые Беларусь понесла из-за санкций и статуса соагрессора.

Работа по этим трем направлениям идет, видимо, с надеждой, что это позволит нигде не перегнуть палку и по каждому направлению обойтись малой кровью. То есть, с одной стороны, эмитировать деньги, но не слишком много, чтобы избежать гиперинфляции. С другой — повышать налоги, но не основные, как, например, НДС или подоходный.

Сейчас, как видим, к этому добавилась государственная экономия.

Правительство, конечно, не хочет снижать расходы бюджета, тем более что большая их часть идет на социальную сферу. Власти стараются путем экономии рубля в тысяче мест сберечь условную тысячу рублей.

Пока относительно получается заметать проблемы под ковер, но однажды этих усилий может не хватить. Примерно полгода назад была информация о возможном повышении ключевых налогов. Вскоре, правда, в первоисточнике информацию об этом удалили. Но думаю, что такие меры в будущем могут стать реальностью.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.