Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Дезинформация, рост потерь и Россия боится возможного наступления ВСУ через Днепр. Главное из сводок на 278-й день войны
  2. «Сначала логотипы убрали, потом вернули, а сегодня снова сняли». Узнали, что происходит с «МакДональдсом» в Минске в эти выходные
  3. Чиновники хотят ввести много налоговых изменений, которые затронут почти каждого. Сделали подборку возможных правок по налогам
  4. Компания МТС объявила, что повышает стоимость некоторых услуг, вводит изменения по кешбэку и анонсировала новый способ расчета
  5. Россия пытается победить, бомбя энергосистему Украины. 30 лет назад такую тактику описал офицер США — вот к каким выводам он пришел
  6. Уже не McDonald's, но и не «Вкусно — и точка». Ребрендинг есть, названия нет
  7. Налаживал отношения с Западом, устраивал праздники вышиванки и оправдывал репрессии. Чем запомнится глава МИД Владимир Макей
  8. Из-за снегопада в Беларуси были обесточены 945 населенных пунктов
  9. ВСУ освободят Крым или россияне превратят его в крепость? Разбираемся, изучая опыт предыдущих попыток вторжения на полуостров
  10. Повышений пенсий, новшества для «тунеядцев», штрафы для водителей, подорожание сигарет. Изменения декабря
  11. Синоптики рассказали, какими будут последние дни осени и начало зимы
  12. «Запланирована контрольная явка на пункты сбора». Военкоматы — о сверке данных военнообязанных и слухах о скрытой мобилизации


Александр Лукашенко остался не до конца удовлетворен представленным ему вариантом новой Конституции. В течение месяца документ планируют доработать. После этого ему предстоит пройти через общественное обсуждение и подготовку финальной версии, за или против которой белорусы проголосуют «не позднее февраля». Спросили у политолога Андрея Казакевича, почему власти никак не согласуют проект новой Конституции и готовы ли проводить голосование по ней в нестабильной политической ситуации.

28 сентября Конституционная комиссия вместе с Александром Лукашенко обсудила проект новой Конституции. В документе предлагается перераспределить часть полномочий президента другим органам власти, отказаться от закрепленной формулировки о стремлении к нейтралитету, поставить национальное законодательство выше международного, а также закрепить конституционный статус ЦИК и Всебелорусского народного собрания, наделив его большими полномочиями.

— Думаю, Всебелорусскому народному собранию надо придать полномочия изменения Конституции. Законотворчество — это серьезная вещь. И, может быть, нам, сформировав Конституцию на референдуме, все-таки дать право вносить изменения и дополнения Всебелорусскому народному собранию, — заявил на встрече Александр Лукашенко.

В то же время не решены вопросы, как будут действовать органы власти после принятия Конституции, как будет формироваться Всебелорусское народное собрание, как будет работать Уполномоченный по правам человека, что будет с изданными ранее декретами, которые предлагается больше не издавать, как пройдут выборы в единый день голосования при досрочном роспуске палат парламента, укорил чиновников Лукашенко. 30 июля он уже отправлял проект документа на доработку — замечаний было «аж на 170 листов».

Есть понимание необходимости реформ, но есть и сильное желание сохранить статус-кво

— Очевидно, что у властей есть понимание, что политическую реформу нужно проводить, распределять часть полномочий президента к другим ветвям власти, возможно, вводить партийную систему, создавать новые институты типа Всебелорусского народного собрания. Но при этом они никак не могут решиться на проведение этой реформы — как только этот вопрос начинает серьезно обсуждаться, возникает мысль «В принципе и то, что есть сейчас, работает». Ведь что-то менять — это всегда риск, вдруг ситуация выйдет из-под контроля. В итоге решения начинают откладываться, — комментирует директор «Палітычнай сферы» политолог Андрей Казакевич.

Политолог считает, что в комментариях Александра Лукашенко было важным замечание про переходное положение, о котором Лукашенко сказал порассуждать, и то, как в это время будут работать госструктуры. Это, по его словам, является важной частью любой политической реформы: не просто изменение норм, но и составление плана, когда и как будут происходить изменения.

— Все эти вопросы (уже не юридические, а политические) подвешиваются, из-за чего остается политическая неопределенность. Хотя, наверное, основной вектор таков: с политической точки зрения действующая модель существенно меняться не будет. Возможно, какие-то полномочия [президента] действительно будут перераспределены по другим ветвям власти. Но при этом некоторые положения могут принимать более дискриминационный характер, например, требования к кандидатам в президенты, представительные органы. По крайней мере в экспертной среде высказывается много таких предположений, — отмечает Андрей Казакевич.

Если отталкиваться от того чернового варианта Конституции, который был опубликован летом, то даже несмотря на сохранение за президентом власти достаточно высокой степени, некоторые полномочия передаются в другие структуры, а также упраздняются некоторые его авторитарные функции, что автоматически повышает роль парламента.

— Введение предложенных изменений означает реорганизацию политической системы, что было бы реальным титаническим сдвигом. Поэтому мы и видим критику этих положений со стороны Лукашенко — фактически он выступает с позицией сохранения статуса-кво. Это еще раз показывает, что нет видения реформы при понимании того, что что-то менять все же надо.

«Власти считают нужным проявлять гибкость или идти на уступки обществу»

Когда проект Конституции будет готов, его представят общественности, и уже после обсуждения и последних доработок вынесут на референдум. То есть властям предстоит провести всенародное голосования в условиях политической напряженности. При этом организовывать референдум будет тот же ЦИК, к которому у большой части общества всего год назад было много вопросов, а некоторые моменты, включенные в черновой вариант проекта Конституции, выглядят достаточно спорными.

Например, чиновники настаивают на закреплении в основном документе статуса Всебелорусского народного собрания, которое собираются наделить большими полномочиями, вплоть до того, что ВНС сможет решать вопрос об импичменте президента. А Александр Лукашенко, кстати, осенью 2020 года заявлял, что при новой Конституции он больше не будет президентом. Пройдут ли после референдума новые президентские выборы или белорусские власти пойдут на изменение системы таким образом, чтобы во власти ничего не поменялось, пока вопрос открытый. Но даже сам факт проведения референдума по Конституции, которая вызывает в обществе неоднозначное отношение, может дать толчок новой волне протестов, так как приглушенная политическая напряженность и неудовлетворенность происходящим никуда не исчезла.

Впрочем, Андрей Казакевич считает, что у властей нет сомнений в том, что у них получится провести референдум так, как они этого хотят.

— Власти понимают, что в этом есть определенная проблема. Но не считают нужным проявлять гибкость или идти на уступки обществу. Сама логика решения политического кризиса, которую Лукашенко предложил в 2020 году, заключалась в том, чтобы быть максимально негибким и максимально жестко продавливать свою визию. Наверное, похожая стратегия будет избрана для этой кампании. По крайней мере в высказываниях последнего времени мы можем видеть именно такие тенденции.

Власти уверены, что с протестной аудиторией они разберутся, считает эксперт. А мнение этой аудитории их не интересует, как они много раз это демонстрировали. Ставка будет делаться на то, что большинство тем или иным образом примет предлагаемые поправки.